bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Category:

О патрициях и галлюцинациях 13

Часть 13. Скажи мне кто твой враг - часть три...

Список ересей в христианстве не исчерпывается уже рассмотренными двумя. Казалось бы - вот поле для того, чтобы мы развернулись во всю ширь наших глубин! Ан нет, не будем мы разворачиваться, и не потому, что вредные - а потому, что это не нужно. Докетизм и арианство - единственные ереси, отрицавшие ключевые догматы христианства - искупительную жертву и божественное начало Христа - и единственные, породившие массовые смуты среди христиан. После принятия христианства (на самом деле - арианства) Константином Великим вопрос сокрушения империи внутренним восстанием христиан был решен, а с окончательной победой христианства над арианством - закрыт окончательно.

Такие ереси, как монофизитство или монофелитство, представляют из себя уже вполне нормальные богословские теоретические споры, сродни современным научным. К слову сказать, ереси в христианстве образуются до сих пор. В ранней юности, в 90-х, я имел счастье в своих походах по духовкам встретиться и с новыми еретиками отечественного разлива. Нормальная такая, полноценная ересь была, ничуть не хуже свидетелей Иеговы, Посольства Божиего и прочих гугенотских "церквей". Впрочем, тот факт, что это были наши ребята, местные, и содержание учения было у них самобытным и оригинальным, позволило сделать мне крайне любопытный вывод. И вывод этот такой - процесс мировоззренческого становления христианства еще не закончен, слишком много в нем вопросов, слишком много вариантов ответов...

Если мы отвлечемся от нашей пост-советской православной реальности, и взглянем на исконную вотчину католичества - загнивающий Запад - то и там увидим ереси, совсем свеженькие, с пылу, с жару, ароматные и с хрустящей корочкой. Вот, например, креационизм. Формально отрицая естественный отбор, креационисты якобы проповедуют возвращение к идее Творца, Бога, что есть "возврат" к религии. Почему слово "возврат" я взял в скобки? Потому, что никакого возврата нет. По сути своей, учение креационистов постулирует, что мутации были и есть результат божественного вмешательства, что их направленность и одномоментная сложность слишком велики для "случайности", и могут быть только результатом "божественного вмешательства". "Если мы обнаружим такие мутации, которые не могли бы произойти случайно," - говорят они - "то мы обнаружим нечто, что сможем считать богом".

Я не зря подчеркнул. Остановитесь и вдумайтесь. Речь не идет о какой-то концепции понятия Бог, пришедшей из далекого прошлого, или ставшей результатом божественного откровения. Речь идет о наглом, самовольном и безапелляционном конструировании бога. Я его слепила из того, что было - вот как это называется. Бог, которого пытаются придумать креационисты - это не бог христианства, это не бог иудеев, это не бог заветов и пророков, это вообще не бог с точки зрения культуры и массового сознания - это всего лишь претендент на абсолютный престол. Бог креационистов - это что-то вместо того бога, веру в которого декларируют надписи на долларах и нацистское "готт мит анс", потому что ни "ин год ви траст", ни "готт мит анс" уже не помогают...

Я почему так разжевываю креационизм? Потому что мы с ним еще столкнемся (говна в лесу много, но это особенно сильно пахнущее) - раз, и потому что для этой хуйни у меня есть одна личная иллюстрация - два. В годы оны, путешествуя по духовкам, я имел возможность общаться с неким человеком, носившим титул "духовного мастера". Человек был интересным, я с его помощью познакомился с массой крайне интересных злачных мест, насмотрелся на уродов, взял очень много нужного и полезного из всего этого, но дело не в этом. Однажды этот человек сказал мне - "Знаешь, почему из всех видов власти самая сладкая - духовная? Потому, что она - абсолютна."

Очень много людей, которые любят булку с маслом и не хотят работать. Вот только на крест никто из них не хочет, а зря...

По сути своей остальные христианские ереси, включая расколы, делятся на две большие категории. Первая категория - это теософия, это трактовки. Это - философия религии. Вторая категория - это "любители сладкой булки", ни один из которых не дотягивает до ариан или докетистов, но жрать-то хочется... Эти любители булок рядом с франшизой не лежали, в руках ее не держали, использовать ее не пытались - и потому рядом с истинными мастерами "слова и дела" дети сущие, ссущие и срущие... О том, чтобы создать франшизу самостоятельно, речь у них не идет в принципе. Потому что, чтобы создать франшизу, нужно умереть. Пророки живыми не бывают, и от сеяния до всходов много времени, крови и пота...

В смысле порождения отклонений (то есть генезиса девиаций) христианство является одной из самых плодотворных религий. В буддизме всего пара (если мне память не изменяет) течений, в исламе (не считая созданных в ЦРУ и внедренных) - всего три или четыре, из которых только два - массовые. В христианстве счет идет на сотни...

Исходная проблемная точка христианства заключается в том, что оно пришло не от бога в чистом виде, а от сына божьего, от человека, который к тому же сам называл себя сыном человеческим. Одно только это уже само по себе провоцирует появление "пророков", "мессий" и всего такого прочего. Еще апостолы были предупреждены о появлении лжепророков, еще первые из первых были призваны отличать и различать. И еще более провокационным выглядит обещание Иисуса вернуться во славе в судный день, дабы вознаградить праведников. Вот это-то обещание и порождает в христианах непрерывное ожидание "ну когда же наконец", вот именно это ожидание и приводит к их неразборчивости и готовности следовать за лжепророками. Как было в традиционном римском (греческом) пантеоне? Вот есть бог имярек, он живет на Олимпе, вот он придет, и сразу станет ясно, что это бог, потому что он сам здоровый и чудесатые кудеса кругом творит. А что делать христианину, если завтра он может встретить на улице худенького бомжика, который скажет ему - "пошли, родной, дело есть"?

И потому главный враг христианства, каковым мы его знаем - сам Христос. Хотя бы потому, что через него явлена будет воля божия, а пути господни в книгах не прописаны, никому не обещаны и вообще - неисповедимы. Может, в Иерусалиме тогда не завет был, а так, просто сеятелей готовили, а какой и когда жнец придет - то бедным сеятелям и не сказали. Не положено потому что.

Меня всегда занимал один вопрос - сам Христос никогда не говорил об обрядах, никогда теософию никакую не задвигал (судя по каноническим евангелиям), и даже на кресте - нет чтобы E=MC^2 сказать, или там про бозон Хиггса - всего только и выдавил разбойнику - "нынче же будешь со мною в раю". Откуда взялась обрядовость, откуда взялась церковь, откуда взялись ритуалы? Когда Авраам на горе сына собрался зарезать - ему ритуалы не потребовались. Взял нож, лезвие выправил, усмехнулся... Когда Моисей по пустыне народ 40 лет водил (сколько там той пустыни?) - хоругвей они не носили. Однако уже во 2-3 веке, в общем, образ христианского храма сложился настолько, что уже при Константине Великом, когда началось интенсивное строительство христианских храмов, вопросов об их облике не возникало. А если мы вспомним о катакомбах, то выяснится много интересного (выделения мои):

Храмы христианские, как особые богослужебные здания, стали появляться у христиан в значительном числе лишь после прекращения гонений со стороны язычников, то есть  с IV века. Но и до этого храмы уже начали строиться, по крайней мере, с 3 века. Христиане первой иерусалимской общины еще посещали ветхозаветный храм, но для совершения Евхаристии они собирались уже отдельно от иудеев «по домам» (Деян. 2:46).

В эпоху гонений на христианство со стороны язычников главным местом богослужебных собраний христиан были катакомбы. Так назывались особые подземелья, вырытые для погребения умерших. Обычай погребения мертвых в катакомбах был довольно распространен в дохристианской древности, как на востоке, так и на западе. Места погребений, по римским законам, признавались неприкосновенными. Римское законодательство допускало также свободное существование погребальных обществ, какого бы вероисповедания они ни держались: они пользовались правом собраний в местах погребений своих сочленов и даже могли иметь там свои алтари для отправления их культов. Отсюда понятно, что первые христиане широко пользовались этими правами, вследствие чего главными местами богослужебных собраний их, или первыми храмами древности, были катакомбы. Эти катакомбы сохранились до настоящего времени в разных местах.

Наибольший интерес представляют нам лучше всего сохранившиеся катакомбы в окрестностях Рима, так называемые «катакомбы Каллиста.» Это целая сеть переплетающихся между собой подземных коридоров с разбросанными кое-где среди них более или менее обширными помещениями, как бы комнатами, носящими название «кубикул.» В этом лабиринте, без помощи опытного проводника, весьма легко запутаться, тем более, что коридоры эти расположены иногда в несколько этажей, и можно из одного этажа незаметно перейти в другой. Вдоль коридоров выдолблены ниши, в которых и замуровывались усопшие. Кубикулы представляли собой фамильные склепы, а еще большие помещения «крипты» представляли собой те именно храмы, в которых христиане во времена гонений отправляли свои богослужения. В них устанавливалась обыкновенно гробница мученика: она служила престолом, на котором совершалась Евхаристия. Отсюда и ведет свое начало обычай полагать в новоосвященном храме святые мощи внутри престола и в антиминсе, без которого не может совершаться Божественная литургия. По сторонам этого престола или гробницы устроялись места для епископа и пресвитеров. Самые большие помещения катакомб принято называть «капеллами» или «церквами.» В них нетрудно уже различить многие составные части нашего современного храма.

Катакомбы украшались фресковой живописью. Эти фрески имели, главным образом символический характер, как, например: «Якорь» символ христианской надежды. «Голубь» символ Св. Духа, «Феникс» символ воскресения, «Павлин» символ бессмертия, «Петух» символ духовного бодрствования и напоминание об отречении Петровом, «Агнец» символ Самого Господа Иисуса Христа, «Крест» в виде монограмм разного вида. Крест в глазах язычников служил орудием позорной казни, а потому христиане, чтобы избежать насмешек со стороны язычников, скрывали этот символ христианства, соединяя изображение креста с инициалами имени Христова. Другие фрески носят аллегорический характер, изображая в образах притчи Христа Спасителя. Третью категорию составляют изображения библейских событий, как, например: Ной в ковчеге; Иона и кит, его поглотивший; Даниил во рве львином; Моисей у горящей купины, изводящий воду из камня; поклонение волхвов; Благовещение; воскрешение Лазаря. Четвертая категория фресок это изображения литургического характера. Главное из них рыба, означающая Самого Господа Иисуса Христа. Апостолы были рыболовами: символ рыбы мы часто находим в Евангелии. Кроме того, греческое название рыбы «ихфис» содержит в себе первые буквы греческой фразы: «Иисус Христос Феу Иос Сотир» что значит: «Иисус Христос Божий Сын Спаситель.»

Уже в катакомбах 1-2 века мы находим иконографические изображения Христа Спасителя и Божией Матери, правда лишь в небольшом числе. Предпочитались изображения символические из опасения насмешек и надругательств со стороны язычников.

Еще прежде, чем христианство получило права господствующей религии при императоре Константине, христиане начали строить уже открытые надземные храмы. Они часто разрушались, но в промежутки спокойствия между гонениями христиане вновь их выстраивали.


Во-первых, первые (самые первые) христиане все-таки ходили в синагоги. Тот факт, что Киафа отправил Христа на смерть, а Христос, в свою очередь, обещал разрушить храм и возвести на его месте новый (то есть покушался на религию иудеев), не помешал импульсивным, но отходчивым евреям помочь "братьям своим меньшим" в прохождении "курса молодого бойца жреца". Само по себе это крайне любопытно, особенно в свете нашей конспирологической теории о происхождении христианства. Более того - вне рамок нашей конспирологической теории это непонятно в принципе. Во-вторых, римляне не препятствовали организации первых христиан в "погребальные конторы", и не препятствовали деятельности первых христиан в рамках установленных законом прав. Более того, христианская символика, включая живопись (иконография) была заложена именно благодаря римлянам (ну тот факт, что христианство вообще появилось в римской провинции, и получило распространение благодаря определенным действиям римского наместника, мы скромно опустим).

В различных документальных фильмах о первых христианах упоминаются "секретные места", в которых христиане могли получить убежище от гонений. Эти секретные места помечались особыми секретными знаками - крестом, рыбой... Неужели несчастные недалекие римляне, покорившее все более-менее цивилизованное пространство известного им мира, не смогли бы понять смысла этих символов? Неужели они не смогли бы выявить и уничтожить всех первых христиан в рамках одной масштабной операции? Ведь достаточно поставить посты у кладбищ - и вот оно, вот оно, само в руки идет...

Христианская церковь и христианский обряд восходят не к Христу - они восходят к иудеям и к римлянам... Рассматривая историю первых Соборов, с их утверждением символа веры, ключевых догматов, обращаясь к источникам - мы приходим к Дидахе и Апостольским правилам, то есть к производным от обстоятельств документам. Сам Христос ничего не говорил ни о церкви, ни об обряде. Иисус говорил просто - "верующий в меня спасется", вот тебе заповеди - дерзай, братуха!

И вот после прочтения Евангелия (любого) мы смотрим на Церковь, на церковь, на обряды - и ничего не понимаем...

Фигура Христа масштабна. Она масштабна не в смысле особых свершений (он и натворить-то много не успел), не в силу общественного резонанса (при жизни у него и было-то несколько десятков последователей, собиравших на "цирк с клоунами" толпы зевак), не в силу особых качеств (воскресение Лазаря и прочие чудеса документами администрации того времени не подтверждены). Христос масштабен той точностью, той простотой и той силой обязательств и обещаний, которые явил через него Бог людям. Вот эти обещания и есть - сила Христова. И вот приходят нынче люди в церковь и видят - сколько обещано ни было, а опять и опять одни обещания...

Существует конфликт. Конфликт между Христом и Церковью. Между обещаниями Бога и результатами деятельности людей, говорящих и действующих от имени этого бога. Хрен с ним, если бы бог был - куст вовремя подожженный, или там гром с молнией - а то человек. В традиционном иудаизме, в котором бог - это Бог "как положено", с божественной атрибутикой и прочими прибабахами - конфликта нет. Потому что у бога есть священники, жрецы, через них бог и разговаривает (спросите у рэббе, когда он последний раз с богом беседовал) - тут и храм к месту, и обряд, и денюшку заплатить можно. А Христос? Ходит, ест, пьет, испражняется (простите, но факт), слезы текут, кровь идет, гримаса на лице - совсем как у моего соседа с похмелья... Какая тут церковь, какая тут обрядовость? Это же - близкий народу персонаж, убедительно говорящий о грядущем счастье.

Церковь как институт, репрезентирующий высшие силы на земле, как посредник между богом и человеком неминуемо вступает в конфликт с любым богом "с человеческим лицом". Потому что человеческие лица мы и мимо церкви каждый день видим, а вот чудес в церкви как не было - так и нет... Христос - первый (и последний) бог, близкий человеку на уровне душевном, эмоциональном, сердечном. Вот в чем его величие, вот в чем его тайна, вот в чем таинство христианства. А что было сказано в Гефсиманском саду на самом деле - какая разница, мы-то никогда этого не узнаем...

Если вы выглянете за окно, и посмотрите на ползущие по улицам автомобили, то увидите - все они едут по одной и той же дороге. Где проложено, там и едут. Но при этом каждый водитель едет по своим делам. Так же и Церковь. Нет другого пути, ибо нет другого напоминания, другого сакрального места. Но одни ходят в церковь к богу - а другие за покупками. Это нужно понимать ясно и точно. Церковь - это всего лишь социальный институт, всего лишь тракт в чистом поле. Кто-то едет по ней к богу, кто-то - в супермаркет.

Рассматривая феномен Церкви и церковную обрядовость именно с этих позиций, мы можем перейти из категории "болящих" (термин, подсказанный мне одним иконописцем) в категорию верующих, ясно осознающих, что они делают и куда они идут. Если мы посмотрим на Католическую и Православную церкви с этих позиций, то увидим фундаментальную разницу. Православие искренно. Оно не бесспорно, оно ошибается, иногда стушовывается, но оно искренно. Репрезентируя Благую Весть на земле, доходя до определенных моментов - оно останавливается. Потому что церковь-церковью, а Божий Промысел еще никто не отменял. Если только посмотреть, в каких условиях и через какие испытания прошло Православие - слова о Божьем Промысле уже не кажутся метафорой. Католическая же церковь, напротив - не останавливается ни перед чем, и даже главу своего - папу - она объявила наместником бога на земле. Когда Иисус нес свою Благую Весть, он говорил, что Бог есть и все видит. Что говорит католичество? Что Бог вместо себя назначил наместника. Устал боженька, нет ему до людей дела, понимаете ли... Вспомните сакраментальную фразу "караул устал"...

Если мы будем говорить о Божьем Промысле, о вмешательстве божьей воли в дела человеческие - то в католицизме места для этого нет, а вот в православии - есть.

Нельзя мыслить о европейской идентичности вне европейской истории. И в этом смысле нельзя не понимать, что Европа выросла из католичества. Посему правильное, без излишнего ажиотажа, восприятие и понимание католичества необходимо. Тот факт, что католичество как социальный институт подменяет Христа (иначе зачем Папа?), говорит о том, что в качестве религии оно репрезентирует совершенно иного бога. Имя этому богу - Величие. И церковь потому называется - Римская Католическая - что это величие Рима, Римской Империи. Нет уже Рима, есть Ватикан и Италия, второразрядная европейская страна - а церковь по-прежнему Римская...

Так получилось, что католичество не может без Христа, но постоянно вступает с ним в конфликт. Именно этот конфликт, это противоборство, поиск путей сочетания несочитаемого и являются тем колоссальным по мощности источником дискурса, который мы имеем в Европе. Ребят, следите внимательно, я уже говорил, но вы пропустили мимо - основоположник современного научного метода, автор знаменитого "когито эрго сум", апологет современной формальной логики, принципа воспроизводимости и повторяемости - католический монах. Иезуит. Рене Декарт. Там где трется - непеременно возникают искры. А из Искры, как мы знаем, возгорится пламя...
Tags: О патрициях и галлюцинациях
Subscribe

  • Отходя ко сну...

    Чтобы организм смог правильно усвоить шашлык, за раз можно съесть не более 200-300 граммов мяса. Безопасную для здоровья порцию шашлыка в беседе…

  • Это конечно не изобретение...

    ...а так, рацуха... При просмотре вот этого вот видео: Вспомнил о стартапщике, который захотел запустить нна орбиту микроспутник с большим…

  • Ну вот...

    Нестареющая классика... Цифры конечно, невысокие. По сравнению с 90+% от результатов испытаний Модерн, Пфайзеров, Спутников и т.д. - кажутся…

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments