bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Categories:

О прогрессорах - 3



Ха! Не ждали? А вот он я, красивый и умный!

Нет, на фотке - это не я. Это иллюстрация к теме сегодняшнего разговора.

Пока отставим прогрессорство в сторону. Сегодня мы не будем ставить себя на место инопланетян (а то у вас крыша съедет), а поставим себя на место землян в некоем Контакте. Отбросим все, что мы знаем, представим себе средний по больнице Контакт. Типа они прилетели, а мы отчего-то решили не самоубиваться. А потом вообще передумали. Бывает.



Какие у нас ожидания от Контакта? Вот повисло такое над землей, но оказалось не злобным, а дружелюбным и миролюбивым. Отставляем в сторону психопатов, импотентов, художников-музыкантов-скульпторов, что у нас остается? Остаются у нас политики, военные, ученые и технари. Мы уже за политиков и военных говорили, это не наш случай. Их отбрасываем тоже. Остаются ученые и технари.

Ботаники и поддержка.



И если мы отбросим в сторону личные амбиции участников Марлезонского балета, то у нас что останется? Правильно, дети - у нас останутся профессиональные интересы. И эти профессиональные интересы у нас заключаются в двух словах. Знания и Технологии.

При всей своей сублимирующей природе, "Факап" Харитонова откровенно хорош тем, что моделирует проблематику знаний и технологий в Контакте. И в общем, делает это неплохо. Хотя, конечно, не он один и не целиком и полностью.

Еще раз - описываемая нами ситуация "так получилось, что Контакт" НЕРЕАЛЬНА, но если предположить, что вот мы ставим такой идиотский мысленный эксперимент, то у нас на первое место обязательно выйдут ЗНАНИЯ и ТЕХНОЛОГИИ.

Давайте поговорим об этих двух аспектах Контакта...

Паровая машина - 1690 (Папен), 1705 (Севери и Ньюкомен), 1769 (Уатт)
Двигатель Стирлинга - 1816 (Стирлинг)
Электромотор - 1821 (Фарадей), 1834 (Якоби)
Паровая турбина - 1883 (Лаваль)

Как мы видим, Папен вырвался вперед. В течении нескольких десятилетий вариации на тему простых машин вошли в практику. Однако только спустя 80 лет (!!!) Уатт создал более-менее современную золотниковую машину. И с тех пор паровая машина неоднократно совершенствовалась. Двигатель Стирлинга используется в новейшем реакторе для космических программ Килоповер и на подводных лодках, однако до сих пор считается чем-то экзотическим. Электромоторы работают везде, но широкое распространение они получили только в 20-м веке. Паровые турбины - основные машины преобразования на АЭС и ТЭЦ, и в ближайшей перспективе их заменить нечем

А теперь смотрим сюда.

Хотя некоторые исследователи считают, что существовали устройства, похожие на эолипил еще до Герона, все же он был первым, кто подробно описал его конструкцию и способ изготовления в своей книге «Пневматика», где помимо того были описаны еще 78 устройств. Многие из идей Герона были усовершенствованиями другого греческого изобретателя, который жил в Александрии за 300 до него, некого Ктесибия Александрийского, впервые упоминавшего о науке сжатого воздуха.

У меня вопрос. Был ли возможен технологический рывок во времена Герона Александрийского?



Египтяне к тому моменту уже успели забыть, что умели делать батарейки. Вычислительные устройства уже были развиты куда лучше, нежели логарифмические линейки недавнего прошлого. Соответственно, создание механических устройств проблем не представляло. К тому моменту была написана "Логика" Аристотеля и создана атомарная теория Демокрита. Уже была достаточно развита математика. Существовали университеты, жанры научной и философской книги уже оформились.

То есть, на самом деле, уже в районе эдак первого века нашей эры мы могли бы, теоретически, увидеть первые эксперименты с паром, а ко второму, хрен с ним - третьему веку - по Средиземному морю рассекали бы пароходы. Уровень фундаментальной науки того времени в принципе позволял, обилие грамотных инженеров (достаточно посмотреть на стройки того времени) сомнению не подлежит, точная (точнее, достаточно точная) механика уже была, металлургия и рудное дело были, система обучения и подготовки кадров для технической революции - тоже.

Ребята, вот посмотрите. Римский Пантеон был построен в 126 году нашей эры. У него безопорный купол из неармированного бетона более 40 метров диаметром. На сегодняшний день я сильно сомневаюсь, что кто-нибудь из строителей возьмется за подобный монолитный объект из неармированного бетона. И он простоял уже почти 2000 (две тысячи!!!) лет.

Где античные пароходы?

Ребята, вопрос не праздный. Возвращаемся к нашему Контакту. Очевидно, что нас интересуют не просто знания и технологии - а те знания, и те технологии, которые мы можем воспроизвести. Построить пароход можно было в первом, втором, третьем веке нашей эры. Знания для этого были. И технологии для этого были. А парохода - не было. Если бы попаданец из дня сегодняшнего, инженер по теплотехнике, попал туда - мы могли бы воспроизвести. Или не могли бы?

Теперь отправляемся в 1835, например, год. У нас есть теория Фарадея, у нас есть паровая машина Уатта, у нас есть двигатель Якоби. Можем ли мы начинать "электрификацию всей страны"? В 1878 году заработала первая ГЭС в Нортумберленде, Британия. В США - 1881, 1882 первые станции. В 1889 году в США - 200 электростанций. В России - 1892 первая станция. Уже в 1917 Кржижановский предлагает Ленину комплексный план технологической модернизации страны на основе электрификации и единой системы, работающей на перетоках энергии. Впоследствии это стало планом ГОЭЛРО.

На первый взгляд все выглядит так, как будто действительно, стоило Якоби предложить двигатель - так все и пришло в движение. Но почему, когда Герон описывал свои 78 устройств в своей книжке, это не привело к промышленной революции ТАМ? Существует какой-то фактор, очевидно, который не позволяет рождаться изобретениям тогда, когда их уже МОЖНО сделать, и который вызывает их появление тогда, когда их НУЖНО сделать.

Внимательно прочитав предыдущее предложение, мы начинаем что-то подозревать, и нам начинает казаться, что разница эта - находится в точности между МОЖНО и НУЖНО. Во времена Герона было МОЖНО. А в 18-19 веке стало НУЖНО.

Передать какие-то воспроизводимые у нас технологии наши гипотетические инопланетяне нам могут, конечно - но оно нам надо?

Вот смотрите. Второй век нашей эры. Пароходы возможнны, но их нет. А 40-метровый монолитный купол из неармированного бетона - пожалуйста! Потому что НУЖНО.

Люди, которые считают, что прилетят инопланетяне, нам что-то такое расскажут, и мы начнем летать к звездам - они дураки.

Румата встал возле нее, гладя по волосам. Она смотрела в одну точку блестящими сухими глазами. Что он мог ей сказать? Поднял на руки, отнес на диван, сел рядом и стал рассказывать про хрустальные храмы, про веселые сады на много миль без гнилья, комаров и нечисти, про скатерть-самобранку, про ковры-самолеты, про волшебный город Ленинград, про своих друзей — людей гордых, веселых и добрых, про дивную страну за морями, за горами, которая называется по-странному — Земля…

[...]

Было в ней чудесное свойство: она свято и бескорыстно верила в хорошее. Расскажи такую сказку крепостному мужику — хмыкнет с сомнением, утрет рукавом сопли да и пойдет, ни слова не говоря, только оглядываясь на доброго, трезвого, да только — эх, беда-то какая! — тронутого умом благородного дона. Начни такое рассказывать дону Тамэо с доном Сэра — не дослушают: один заснет, а другой, рыгнув, скажет: «Это, — скажет, — очень все бла-ародно, а вот как там насчет баб?..» А дон Рэба выслушал бы до конца внимательно, а выслушав, мигнул бы штурмовичкам, чтобы заломили благородному дону локти к лопаткам да выяснили бы точно, от кого благородный дон сих опасных сказок наслушался да кому уже успел их рассказать…

[...]

Самым страшным были эти вечера, тошные, одинокие, беспросветные. Мы думали, что это будет вечный бой, яростный и победоносный. Мы считали, что всегда будем сохранять ясные представления о добре и зле, о враге и друге. И мы думали в общем правильно, только многого не учли. Например, этих вечеров не представляли себе, хотя точно знали, что они будут…

[...]

Румата отступил от окна и прошелся по гостиной. Это безнадежно, подумал он. Никаких сил не хватит, чтобы вырвать их из привычного круга забот и представлений. Можно дать им все. Можно поселить их в самых современных спектрогласовых домах и научить их ионным процедурам, и все равно по вечерам они будут собираться на кухне, резаться в карты и ржать над соседом, которого лупит жена. И не будет для них лучшего времяпровождения.


Все понятно?

Еще раз. Я не говорю о каких-то ограничениях, кроме естественных ограничений уровня развития науки и техники нашей цивилизации. Я не говорю о каких-то условиях, налагаемых той стороной Контакта. Я говорю о нас самих. Если нам предложат бусы и букварь - мы обязательно выберем бусы, потому что их как-то можно использовать, хотя бы для поднятия престижа перед соседними племенами, а вот букварь нам как бы и ни к чему.

Таким образом, мы видим первую проблему технологического трансфера - проблему НЕОБХОДИМОСТИ.

Идем дальше.

Ни одна технология не существует сама по себе. Каждая технология базируется на определенной сумме других. Возьмем самый навороченный гаджет, и посмотрим, на чем он базируется. Все расписывать не будем - никакой ЖЖ-шки не хватит. Химическая и электронная промышленность. Они базируются на нефтедобыче, точной механике, методах электрической обработки материалов (зональная плавка полупроводников, ионные технологии внесения примесей). Ниже машиностроение, еще ниже - металлургия цветная и цветная. Отдельно энергетика, где свои связи чудовищной сложности. А ниже металлургий (кстати, там еще транспорт нужен) - горнорудная промышленность. И в самой основе - огонь. Обезьяна стала человеком, когда научилась использовать огонь и изобрела орудия труда. Так вот - огонь и орудия труда лежат в основе всего нашего дерева технологий.

Конечно, некоторые технологии - например, изготовления каменных орудий труда - мы уже утеряли. Почему? Потому что НЕНАДО. Но остальные, в той или иной степени - сохранили и развили. В нашем дереве технологий присутствуют вещи еще из каменного века, и без них, без термической обработки материалов - мы умрем как технологическая цивилизация полностью.

Отлично. Отфиксировали.

Наше дерево технологий существует и поддерживается суммой общественных потребностей. Кое-где у нас кондиционированные помещения с комфортными креслами и мягким светом, а кое-где у нас до сих пор паровые машины работают. Да-да, те самые. Почему? Потому, что в зависимости от условий у нас есть такой параметр как РЕНТАБЕЛЬНОСТЬ. Можно использовать более продвинутое решение. Но не надо.

Теперь смотрим на инопланетян и их технологии. Они достаточно далеко от нас ушли, раз совершили межзвездный перелет, и возможно, их дерево технологий изменилось. Это означает, что мы, если хотим пользоваться их технологиями, должны перестраивать свое дерево технологий. С отмиранием целых отраслей и профессий. Поскольку благодаря историческому развитию мы всегда использовали там, где надо, то, что надо - у нас накопилась инфраструктура. Она стоит бешеных денег, и она приносит огромную прибавочную стоимость экономике. На эту инфраструктуру завязана система образования и подготовки специалистов. Если наше дерево технологий меняется - то все это нужно резать по-живому. И вот здесь мы сталкиваемся с тем фактом, что инфраструктура - она непосредственной прибыли не генерирует. Инфраструктура умеет только кушать, и кушает она о-го-го. И вот нам вместо одной инфраструктуры, которая кушает о-го-го, нужно создать другую инфраструктуру, которая тоже будет кушать о-го-го.

Вы себе эти расходы представили?

Наличие двух технологий, из двух различных деревьев технологий, требует инфраструктуры, которая совместима и с той, и с другой технологией. Происходит интерференция технологий, в результате чего расходная часть у нас растет, доходная падает, происходит грандиозная перестройка экономических, производственных, образовательных систем. Мы попадаем в ситуацию огромной траты средств. И здесь у нас возникает сразу вопрос прибыли, которая должна все это покрыть. Прибыль у нас определяется рынком, а рынок - общественными потребностями. То есть - нашими НАДО. Попытка модернизации экономики исходя из наличия возможности внедрения технологии требует прежде всего модернизации общества.

Интерференция технологий - это экономическая и технологическая катастрофа. И пережить эту катастрофу мы можем только тогда, когда на это есть запрос общества. И здесь самый лучший, хрестоматийный пример - Великая Октябрьская социалистическая революция.

В 1920-1953 годах СССР показывал небывалые темпы экономического, научного, технологического развития. Одна из причин - изменение системы распределения общественного продукта, которое позволило централизовано расходовать общественный продукт на наиболее приоритетных направлениях. На нормальном русском языке это означает - безоплатный труд. Зарплаты в СССР всегда были ниже, чем в других развитых странах. Полученные средства направлялись на инфраструктурные проекты. Сейчас, только в более древнем и порочном виде используют в США в системе частных тюрем. Однако в СССР, где поначалу труд заключенных был выгоден, по мере развития ситуации эту практику прекратили. Почему? Потому что рентабельность вольного труда оказалась выше, чем труда заключенных. Когда было НАДО - был Гулаг, Дальлаг и прочие лаги. Как только стало НЕ НАДО - их закрыли. Таким образом, не только рабским трудом создавалось советское богатство. Хотя роль дешевой рабочей силы переоценить на определенных этапах трудно.

Вторым источником роста СССР было строительство нового общества. Изменение системы общественных отношений. Активное развитие государственных и общественных институтов СССР порождало новые запросы и потребности, их надо было удовлетворять, и это требовало новых изобретений, новых заводов, новых институтов. Как только процесс общественной трансформации в СССР закончился - то есть как только начался застой - так сразу мы как-то начали скисать. А все почему? Потому, что пропало НАДО. Пока было НАДО, мы шли на интерференцию технологий, мы героически перестраивали свое технологическое дерево, но как только у нас закончились НАДО - так сразу все наше "наше все" как-то скисло...

Нет, и деньги были, один только поворот рек сколько стоил, собирались же финансировать, и трудиться героически все были готовы, но в интегральном, общегосударственном смысле было уже НЕ НАДО. Или - НЕ ТАК УЖ И НАДО.

Вывод. Если нам дадут супер-пупер технологию инопланетную, попытка ее реализовать в коммерчески выгодных масштабах автоматически приведет к экономическому и индустриальному краху системы. А если плевать на коммерческий эффект от внедрения - то тем более.

Вторая проблема технологического трансфера - интерференция технологий.

Теперь мы с вами отвлечемся на науку. Если продуктом производства является изделие, товар - то продуктом науки является знание. Что у нас здесь? А здесь, дорогие мои, у нас будет задница, причем быстрая и очевидная.



Если вы закончили университет - вы еще не ученый. Вы книжный шкаф. Прямо и точно это высказал Резерфорд в известном диалоге с Капицей. Ученый - это человек с навыком научного поиска. А направление научного поиска задается тем самым НАДО. Потребностями общества. Как только потребности общества удовлетворены - научный поиск прекращается. Можно заниматься совершенствованием и допиливанием - но это уже не наука.

Получив доступ к инопланетной науке, мы получаем учебники. Если мы их сможем выучить - хорошо. Но эти учебники содержат ответы на вопросы, которые мы даже себе и не представляем, что можно поставить. Фантазии не хватает. Науку двигают проблемы, а не решения. Научная проблема - это и есть наука. Научное знание - всего лишь следы победы.

Поскольку наука направляется потребностями общества, существует определенная технология науки. Даже нее так - технологическое дерево. И оно состоит из системы всеобщего и профессионального образования, системы высшего и академического образования, системы институтов и университетов, отраслевой науки и науки академической, исследовательских институтов и программ. Фундаментальная наука так же бессильна и импотентна без науки отраслевой, прикладной, как и та без фундаментальной.

Посмотрите на Китай. У них есть практически все технологии. Но в своих разработках они пока что еще не самые лучшие. Почему? Потому, что много лет они учились копировать и заимствовать, и затем - производить. И они научились. А вот развивать то, что они накопировали - они не умеют. Недостаток научных школ, недостаток навыка научного поиска. Но - они стараются, и кое-где они уже очень даже выходят на лидирующие позиции. К примеру, их лунный ровер уже великолепен, и особенно хорош их ретранслятор для лунного ровера. Но это пока не фундаментальный уровень. Это - отраслевая наука.

Китайцы не заимствуют инопланетные технологии - они просто ликвидируют отставание в земных науках, у них есть НАДО, и все это интегрировано в рамках нашей человеческой цивилизации. И все равно - очень многие вещи они пока не могут, не умеют, не знают.

Ребята, вот прилетели инопланетяне, предложили нам знания, да? Скажите, а вы готовы работать так, как работают китайцы в течении последних двух десятков лет?



Если вы не готовы так работать - вы навечно останетесь цивилизацией без науки.

У Харитонова в "Факапе" есть два примера цивилизаций, которые попытались "перепрыгнуть" через время в своем развитии. Первая - цивилизация Авроры-Надежды. Там с помощью вируса инопланетный для них земной прогрессор попытался подменить "НАДО" "ДОЛЖЕН". При этом ему пришлось устроить геноцид всех иммунных. В течение короткого времени он достиг существенного технологического прогресса, но убил планету, превратив ее в ту самую Надежду, по которой Абалкин с Щекном потом гуляли. И в общем, модель Харитонова, при всем его альтернативном взгляде на Стругацких, мне кажется великолепной. Самое же главное - он показал, как не надо формировать НАДО. Второй пример - цивилизация самой Земли. И здесь мы видим такое тоталитарненькое общество, совок самого качественного типа. Технологический уровень развития которого больше базируется на исследовании инопланетных артефактов, нежели на самостоятельной науке. И мы видим инопланетных прогрессоров, которые вынуждены уничтожать либо перенаправлять земных ученых, способных в припадке исследовательского энтузиазма в своих экспериментах инициировать катастрофы. И в общем, эта модель тоже хороша, потому что она показывает, как тоталитарная идеологическая система, в которой объективное "НАДО" подменяется идеологическим "ДОЛЖЕН", становится неадекватной окружающей реальности, вплоть до уровня физики вакуума.

Попытка прокачать, или прокачаться, технологически либо научно, за счет чужих готовых результатов, напоминает попытку сделать силиконовые мышцы. Они могут быть красивыми - но они не делают вас сильнее, а в определенном смысле, и ослабляют вас. Естественный путь развития, который заключается в ежедневном тягании железа в спортзале, которое вы тягаете, потому что НАДО - предполагает более правильный результат. Более гармоничный. Более коррелирующий с кучей ваших других жизненных параметров. В этом смысле "партнер" (по Контакту) с силиконом или стероидами - гораздо хуже, чем качественный тренер, который поможет вам делать ту работу, которую вы сами должны делать. Но вы должны понимать, что делать эту работу вы должны сами.



Хотя бы потому, что НАДО.

Tags: seti, Мысли дилетанта, Неоднозначное
Subscribe
promo bigdrum февраль 17, 2019 22:31 4
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments