bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Categories:

Метод - 6

meglin-1.jpg

Предыдущие части: 1, 2, 3, 4, 5.

Жить стало лучше, жить стало веселее, не так ли?

Заметьте - мы разговариваем о вполне себе общеупотребительных, пардон, постоянно встречающихся, явлениях. Однако чем дальше мы заходим - тем более жутко нам становится. Я же предупреждал, что так будет...

Проблема обывателя - рассматривая сандалики на ногах ребенка, обыватель не думает, как умирала та свинка, из кожи которой эти сандалики сделаны. Каждый раз, проверяя на рынке очередную пару обуви на натуральность кожи - вспоминайте о том, с какого живого существа эта кожа снята, хорошо? Что, не хотите?

О прекраснодушные тупые дегенеративные создания...

Отношение к детям в нашей культуре - оно табуировано. Считается, что дети наше все, и они типа святые, и что ничего плохого про них сказать нельзя, потому как сразу тебя начинают пинать ногами. Ай-ай-ай. Три "ай" сразу.

Ребят, я еще не успел рта раскрыть, только обозначил тему, об отличиях глубинной эмоциональности детей, выросших в разных обстоятельствах, а уже наловился планово-предупредительных сигнальчиков. "Ты ж смотри, мы ж типа все видим" и так далее...

Ребята, если я правильно понял, у вас не менее трех лет "страшный правозащитник Дмитриев" "сексуально эксплуатировал ребенка", и всех все устраивало, так? Тогда почему, в таком случае, вы не хотите получить сторонний, пусть не бесспорный, но аргументированный рационально, взгляд на проблему?

Я понимаю - никто не хочет думать о мучениях свинки перед смертью...

Все очень просто. Либо вы видите свинку с ее мучениями, либо нечего мне тут рассказывать, как с вашей точки зрения выглядит кожевенное производство. Собственно говоря, и в сериале Меглин тоже отличался от обычных ментов исключительно тем, что не закрывал глаза, глядя на окружающий мир...



Итак, мы продолжаем говорить о формировании детского эротизма, в частности, стереотипов канализации либидо, но теперь в условиях детского дома.

Первое, что мы должны сразу заметить. Дети попадают в детский дом в результате различных обстоятельств. Различных. Дети в семье растут в схожих обстоятельствах, у них есть папа-мама, или хотя бы мама. А в детский дом дети попадают по-разному.

Есть дети, которые теряют родителей в уже довольно серьезном (подростковом или предподростковом) возрасте, и у них нет родственников, которые могли бы о них позаботиться. У таких детей уже есть набор базовых эмоциональных импринтов, у них есть воспоминания соответствующие, жизненный опыт. Для них детский дом - это случившийся в их жизни кошмар. Кошмар временный, но неминуемый. Ибо альтернатива этому кошмару - беспризорничество - еще более ужасна. Такие дети с точки зрения базовой эмоциональности уже сформированы, но сильно травмированы.

Есть дети, которые попадают в детский дом при живых родителях (лишение родительских прав, потеря трудоспособности или тяжелая болезнь родителей). В зависимости от ситуации с родителями - например, родителей посадили в тюрьму - у таких детей может сформироваться страх перед системой, лишившей их нормального детства, и погрузившей в ужас. Это травма, ребята.

Существует еще более страшный вариант. Дети, от которых родители отказались, или которые потеряли родителей, в очень-очень раннем возрасте. У них были родители, у них есть об этом эмоциональная память, но реальных воспоминаний уже нет, они проходят с возрастом. И вот с не до конца сформированной базовой эмоциональностью такие дети попадают в детский дом...

Это более сложно. Это - определенная деформация личности.

А есть третий вариант. Младенцы, от которых отказались едва не в роддоме. Дети, которые никогда не сосали мамкину грудь, а всегда - соску. Помните невроз Зощенко? Уже в таком возрасте, уже в таких обстоятельствах формируется, и потом роляет на всю оставшуюся жизнь, базовая эмоциональность... И вот у всех детей такая базовая эмоциональность, канализирующая либидо, есть - а у этих детей ее нет.

А есть вариант номер четыре. "Те, кто в пятнадцать лет убежал из дома, Вряд ли поймут того, кто учился в спецшколе" - пел Виктор Цой. Дети, у которых не сложились отношения в семье до такой степени, что они убежали от них. По самым разными причинам. И оказались в детдоме.

Ребятушки, дорогие - ЧЕТЫРЕ варианта с подвариантами ГЛУБИННОЙ эмоциональности. Тут с одним вариантом, ребенка семейного, мозг поломать можно - а там их ЧЕТЫРЕ. И они живут все вместе (исключая специальные учреждения), влияя друг на друга, оказывая друг на друга импринты...

Слава богу, детские дома не выглядят, как приюты для беспризорников начала 20-го века. Но даже в самом хорошем, самом обласканном спонсорами детском доме, за яркостью игрушек и улыбками воспитателей, все равно, стоит только приглядеться...

Знаете, у собаководов есть некие общие представления о собаках. Но собаководы знают, что каждая порода - она уникальна, она требует своего подхода, она требует особого отношения, и к примеру, специалисты по овчаркам, если это достаточно серьезные специалисты - никогда не возьмутся за шпица или за дога. Да, базовые элементы дрессировки у всех собак одинаковые, но вот воспитание собаки, позиционирование ее в семье - это требует очень глубоких знаний. Я знал человека, который был исключительно по эрделям. К фоксам и вельшам он относился настороженно. Попав св ситуацию с овчаркой, он был (спустя много времени) атакован ей и там приключения те еще были.

Так вот. Мы это знаем о собаках. А о детях в детдомах мы этого не знаем, либо знаем недостаточно.

Сегодня, на сегодняшний момент, во всех детдомах происходит одно и то же. Воспитатели, с применением специальных психологических знаний либо без них, пытаются заменить детям родителей. Это огромная работа, это титаническая работа, это самоотверженность. Но это - паллиатив. Мы имеем шпицев, догов, овчарок, гончих и терьеров в одном объеме, и всех их пытаемся воспитывать одинаковым образом...

Проблема не в госфинансировании, и проблема не в кадрах даже. Финансирование можно увеличить, кадры можно обучить или нанять. Проблема в подходе. Один подход (исключая редкие случаи специальных заведений) для всех вариантов.

Я хочу обратить ваше внимание, что я ранжировал детей даже не по обстоятельствам их попадания в детдом (ой, там чума просто, сколько всего), а по возрасту, исходя из возрастной динамики формирования эмоциональной сферы.

Дети "от соски", получившие такой базовый вариант, и отличающиеся от обычных детей - они другой жизни не знают. И для них это - психологическая норма. И эта норма чудовищно отличается от нормальных жизненных обстоятельств подавляющего большинства людей в обществе. Даже если ребенок талантлив, если он выдерживает это, и даже если он как-то социализируется - он все равно отличается от остальных, и это отличие он компенсирует затем самыми разными способами. Эти дети воспринимают любовь воспитателей (если у воспитателей еще остались силы на любовь эту), как родительскую, но по эмоциональному спектру, по стереотипам поведения и так далее, эта любовь - не родительская.

Дети, попавшие в детдом рано, но имевшие во младенчестве контакт с живыми родителями, поскольку вот это вот свой-чужой (помните, как в позапрошлой части ребенок заплакал при виде своей мамы?) основано на бессознательном ощущении, будут все равно ощущать воспитательницу как не-свою-маму. И там будет определенная перестройка, в конце концов ребенок, возможно, смирится, но не до конца, и отношение к матери у него будет не такое, как если бы она была своя все время.

Попавшие в детдом в более зрелом возрасте, уже не просто чувствуя, но умом ясно понимая, что это мама не их, не будут воспринимать заботу воспитателей как родительскую. Потому что они не только чувством, но и умом понимают, что это не настоящее, это эрзац.

Наконец, сами убежавшие из дома, и потому антагонистически настроенные к патернализму в массе своей, скорее всего, примут правила игры, но только чтобы в конце пути покинуть это "гостеприимное место".

Четыре разных отношения, на эмоциональном плане - четыре разных эмоциональных спектра, все это в одном объеме, в одном коллективе, день за днем, и все это друг на друга влияет и взаимодействует...

Давайте посмотрим на проблему в ретроспективе.

Традиционно воспитанием сирот занималась церковь. Церковь - она как бы несколько вне общества по культуре своей, там один вариант, и он слабо связан с либидо. Потому, вне зависимости от варианта сиротства, конечная получаемая структура (и для нормальных детей, идущих по религиозному типу социализации) - она одна и та же. В варианте, когда сиротами занимается церковь, у нас получается структура, в которой вариант эмоциональной травмы, полученной в детстве, не имеет особого значения, отношения сильно отличны от семейных, и потому у нас в результате получается хорошая конечная статистика. Более того, в странах Европы, где роль церкви до сих пор достаточно велика (хоть и трещит по швам), и традиционная социализация по церковной линии сохранилась - это достаточно хорошо работает.

Давайте посмотрим на Пьера Тейяра до Шардена. Нет, он не детдомовский. Но - это человек, который в 18 лет вступил в орден иезуитов, и в дальнейшем его жизнь и биография протекала именно в рамках этого ордена. Вступление в орден и потеря семьи - это в определенной степени близкие вещи. Заметим, что в силу обычаев и стереотипов общества ему, при всей бурной богатой событиями его жизни, так и не пришлось что-либо существенно менять в смысле внутренних приоритетов или воспитания. В любой момент жизни, даже занимаясь естественными науками, он так и оставался иезуитом.

При социализации детдомовцев в рамках монашеского ордена, или даже такого полусветского по своим задачам, но монашеского по сути и парадигме, как орден иезуитов - возможно построение вполне себе качественной биографии. Просто потому, что монашество, религиозность - оно не основано на отношениях с людьми и на него не оказывает роль либидо либо проблемы с либидо, возникшие из-за детских травм и катастроф. Аналогичные примеры наверняка можно найти и в православии, за исключением того, что Православие, как религия, гораздо менее включено в светские процессы на уровне самой парадигмы. В целом же среди православных монахов достаточно много сирот было.

Отличие православия от католицизма с точки зрения социцализации сирот заключается не только в светски-ориентированной деятельности отдельных частей церкви (орденов), но также и в истории. Православие пережило ряд катастроф, среди коих следует упомянуть ограничения прав церкви, введенных Иваном Грозным и Петром. При Иване роль церкви была существенно ограничена, а во времена Петра начались первые в русской культуре эксперименты по светской социализации сирот через военные и прочие училища. Из сирот делали "государевых людей". Собственно, вот...

Таким образом, социализация сирот светским образом была начата царями (при сохранении церковной структуры), и нам интересно посмотреть, как это работало там. А там, дорогие мои, это работало чертовски неплохо (по тем меркам). Почему?

Общество в царской России - оно сословное. Каждое сословие - свои кодексы, обычаи, стереотипы. А патернализм в государстве - есть, и главный патер - царь. То есть, с точки зрения системы стереотипов, формирующих психику человека, мы видим, что с одной стороны, царь как патерналистская структура являлся объектом сублимации либидо, при этом не находясь в непосредственной эмоциональной связи с сиротами, и с другой - из-за смены сословного положения довольно значительного количества людей, сами сословные обычаи были достаточно просты для усвоения.

Предлагая ребенку вместо родителей партерналистскую фигуру царя, воспитатели тех времен добивались (совершенно непроизвольно) устойчивой эмоциональной компенсации ребенка. А поскольку сословная система состояла из небольшого количества изолированных социально-психологических мирков, и каждый такой мирок был устроен несложно - то и социализация по светской линии была упрощена.

Условно говоря, если в вашем мире семья занимает относительно небольшое место, и не является единственным источником патернализма, а сам мир устроен просто, и в нем можно приспособиться - задачи воспитания сирот глобальных проблем не составляют.

С точки зрения неискушенной, сословное общество устроено сложнее бессословного, но вот с психологической - наоборот. Потому, что в сословном обществе есть кодексы, а в бессословном приходится работать индивидуально, требования к психике выше, понимаете? Социализацция в сословном обществе проще, потому что кодекс - это внешнее по отношению к человеку, это правила игры. И этот кодекс адресует лишь небольшую часть возможных проявлений социальной коммуникации. А в бессословном обществе, когда "кодекс" один на всех - он крайне сложен, чтобы покрыть все возможные аспекты. Именно потому при царе из сироты можно было стать дворянином, и это было нормально.

Тарас Шевченко, малороссийский сирота, стал действительным членом Императорской Академии искусств, уважаемым членом общества, принимаемым в лучших домах Империи...

Идем дальше. Смотрим на большевиков. Революция. Новый мир. И - много беспризорников. Можно ожидать революционных преобразований в деле воспитания сирот, не так ли?



Ха!

Первое, что сделали большевики в области воспитания детей - они сделали пионерию и комсомол. Занималась этим персонально Надежда Константиновна Крупская, супруга Владимира Ильича Ленина. Что такое пионерия и комсомол, дорогие мои? Пионерия и комсомол - это внесемейный патернализм...

Большевики, первое, что сделали - это создали структуру внесемейного патернализма, патернализма государственного. Внедрив в каждую советскую семью, рядом с папой и мамой, еще и родную Советскую власть, заботливую (образование, медицина, пионерлагеря, то есть досуг) и неутомимую. Большевики не только не исключили внесемейный патернализм, ранее реализовывавшийся через фигуру царя - они его еще и усилили.

Более того, сироты, как представители абсолютной бедноты, при Советской власти пользовались преференцицями наибольшими. И даже в поздние годы СССР им в первую очередь давали квартиры, им давали путевки, им обеспечивали образование и так далее... Помните из "Джентльменов удачи", встречу двух детдомовцев? Так вот. И инженеры были, и педагоги, и рабочие, а система Нахимовских и Суворовских училищ до сих пор функционирует, и является, возможно, лучшей в мире.

Кроме того, история СССР - это история бурных социальных перемен. Даже времена застоя на самом деле - были богаты самыми разнообразными процессами социальных преобразования. А там, где происходят социальные преобразования - там система паттернов социальной коммуникации претерпевает изменения. В системе, где происходят бурные перемены, семейный ребенок не имеет преимуществ перед сиротой - при равной образованности и талантах.

Даже в советское время в детских домах был не праздник. Но - в силу особенностей системы, к которой готовили детей, проблемы, о которых мы говорим, маскировались либо не играли большой роли.

Что мы имеем сейчас?

Правила у нас общие для всех, верно? Мы этим гордимся, мы считаем это достижением. Внесемейный патернализм исключен, поскольку это "недемократично". Более того, если при царе и при большевиках у нас была кооперативная ментальность, в которой объединяющим фактором служила патерналистская фигура, и в этой ментальности патернализм реализовывался каким-то образом, более или менее эффективным - то сейчас патерналистской фигуры у нас нет. Мы перешли от кооперативной модели общества к конкурентной. Наши дети не помогают друг другу, как во времена СССР, а конкурируют друг с другом. И в силу общих правил игры, и конкуренции, требования к психике возросли чудовищно, жизнь страшно усложнилась.

И в этой вот новой жизни, с ее чудовищно возросшими требованиями к психике, проблемы формирования тех либо иных элементов, включая эмоциональные - начали играть решающую роль.

Многие годы проблемы психологического состояния сирот не играли особой роли - теперь они играют ее. И это должно стать объектом внимания профессионалов, как с научной точки зрения, так и с точки зрения административной. Потому что в нашем мире сегодняшнем семейный ребенок имеет гандикап, и этот гандикап очевиден, и он имеет место быть как в социальном плане, так и в эмоциональном плане. А учитывая качественное отличие эмоциональности - этот гандикап может иметь решающие и драматические последствия.

Когда вы говорите, что ребенок из детдома ничем не хуже ребенка из семьи, вы на самом деле не о ребенке думаете - вы свое эго щекочете. Типа, вы такой ребенколюбивый, вы весь из себя гуманист, а кто утверждает обратное - тот нелюдь. А вот как конкретный ребенок в этот ваш гуманизм впишется - вы не думаете. Вам на это насрать.

Дети из детдомов отличаются от семейных. Они отличаются, и очень сильно. Это дети частично травмированные, а частично (например, младенцы) - качественно иные. Они не хуже, но они отличаются. И чтобы их жизнь сложилась, нужно признать факт отличия их от обычных детей, нужно с этим работать.

А не демонстрировать свои высокие душевные качества...

Кроме того, вы должны понимать очень простую вещь. Сиротство - это в лучшем случае травма. Чаще всего - деформация. А в ряде случаев - это качественное отличие. С точки зрения нормального обычного социального человека все это - болезнь. А болезнь красивой не бывает. Даже если она - карапуз, который вам улыбается. Нужно внимание, нужен профессионализм, нужно знание. Некоторые вещи не получится исправить уже никогда, и придется их компенсировать. Некоторые можно скорректировать. Некоторые нужно просто объяснить ребенку, и он исправит их сам, сможет.

Я с восьми лет на аутотренинге, я знаю, что говорю.

И в заключение. Давайте просто посмотрим на то, в какие семьи отдают сирот.

Может быть, это семьи академиков в области психологии или педагогики? Нет. Академики по психологии и педагогике, просто в силу своих знаний - давно имеют свои семьи. Может, это семьи миллионеров, которые могут нанять академиков? Нет, это не семьи миллионеров. В большинстве случаев приемные семьи - это обычные люди, без специального образования, и более того - часто проблемные. По формальным признакам у них все хорошо, но на само деле у них ведь нет детей почему-то, верно? А они хотят. А это - своя травма психологическая, свои эмоции, свои какие-то заморочки.

Ребенок из детдома - гораздо труднее, гораздо сложнее и гораздо ответственнее, чем свой собственный. Потому что с точки зрения обычного человека, если посмотреть объективно - это изначально травмированный, как минимум, ребенок. И чтобы этому ребенку помочь, чтобы не поломать его, чтобы он не был "ребенком для галочки", нужно понимать всю ответственность, и нужно иметь квалификацию, коей в среднестатистической семье нет.

Детская психика пластична. Она удивительно пластична и живуча. И чаще всего - зарастает, спустя многие годы. Ну так и люди заболевшие часто выздоравливают, зачем нужна медицина, верно?

Или медицина все-таки нужна?

meglin-2.jpeg





.
Tags: Зверь в каждом из нас
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • А вот вам поржать

  • Спатоньки...

    Из интересного. Посмотрел интеервью Нарышкина Соловьеву. Опробовал консервацию с пивом. Из предсказуемого. Раз. Два. В общем, все развивается…

  • Взаимоисключающая информация

    Вчера я говорил, что будет интересно. И таки да. Пришла взаимоисключающая информация. Раз и два. Почему взаимоисключающая? Давайте…

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments