bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Categories:

Метод - 10

meglin-1.jpg

Предыдущие части: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9.

Чуть передохнули - продолжаем.

Итак, мы видим, что Дмитриев имеет конфликтный комплекс борьбы с коллективным отцом (или с матерью - тут на месте надо разбираться). Данный комплекс является неочевидным, ибо коллективный Патер в классическом психоанализе не описан, и то, что коллектив может носить в психике функцию патернализма, относящуюся к семейным отношениям - сие даже не рассматривалось. Это крайне неочевидно. Однако, предполагая возможность коллективного Патера, мы видим, как странности и нелогичности ложатся на симптоматику, становясь объяснимыми и простыми.

Кроме того, мы видим, как вступив в супружеские отношения, Дмитриев проявил и корректно канализировал индивидуальное либидо в здоровые родительские чувства, вырастив вполне нормальную дочь. У которой уже есть своя семья и дети. И которая, насколько я понял, никакой активной правозащитной деятельностью не занимается, то есть - не является носителем отцовского конфликта с коллективным Патером.

И теперь мы переходим плавно к приемной дочери Дмитриева, Наташе. Точнее - к психоанализу отношений их, поскольку собственно Наташе у нас будет посвящен отдельный пост, и это необходимо. Девчонка в беде, и никто, кроме меня, этого не замечает. Такое бывает - и только потому я продолжаю этот цикл.

Быть мудаком - прерогатива медиума...

К моменту удочерения Наташи Дмитриев был второй раз женат. И это важно. У него была жена, официальная, чин-чинарем. Мы знаем, что одна семья у него уже была, и что по распаду семьи он сохранил отношения по крайней мере с детьми:

С первой женой Дмитриев развёлся, когда дети были ещё несовершеннолетними[55], однако дети некоторое время проживали у отца[55].

Опять же, отношение Екатерины к процессу над отцом говорит, что причина развода не носила характер конфликта Дмитриева со всей семьей, скорее, это был конфликт супругов, которые не затронул их отношений с детьми. Дети после развода первое время жили у отца, а затем (уже не первое время) с матерью, при этом отношения с отцом сохранив. Я здесь вижу свидетельство того, что с детьми Дмитриев поддерживал теплые семейные отношения, и возможно, поддерживал и вполне корректные отношения с супругой - но о том мне достоверно не известно ничего. Это лишь предположение. Однако это предположение с психоаналитической точки зрения подкрепляется тем, что дочь, которая в семейных отношениях отождествляет себя с матерью, не бросила отца в трудную минуту, несмотря на развод и разницу в жизненных интересах. Если бы Дмитриев допустил некорректность в отношениях с матерью Катерины, мне кажется, это отразилось бы и на отношениях его с дочерью.

Так вот. На момент удочерения Натальи Дмитриев был второй раз женат. И мы знаем, что он мог быть любящим отцом, о котором у детей остается хорошая память и любовь. Кроме того, мы знаем, что с сексуальной точки зрения он был вполне нормальным человеком, о чем говорит наличие двух детей. Иными словами, наличие жены, которая являлась объектом либидо мужа, как минимум не носило никаких новых для него моментов.

У него была жена, которую можно было любить и душевно, и плотски, причем и первое, и второе он делать умел.

Наташа была удочерена тогда, когда Дмитриев и его вторая жена были в браке. Это также важный момент. Почему? Потому что нельзя удочерить ребенка просто так. Если вы не состоите в браке, вам вряд ли дадут возможность усыновить или удочерить несовершеннолетнего ребенка, просто потому, что вы не сможете о нем позаботиться. Понимаете?

Одинокий человек не может усыновить детдомовца, потому что вот так.

Находясь в браке, Дмитриев удочерил Наташу - и документы на удочерение должны были быть подписаны и им, и его супругой. С формальной точки зрения, она была приемной матерью девочки. Дмитриев утверждает, что вторая жена хотела вернуть девочку в детский дом. Можем ли мы ему верить в данном случае?

Если бы Дмитриев солгал, и вторая жена не хотела бы вернуть девочку в детский дом, то она продолжала бы опекать Наташу. Более того, если бы Дмитриев чинил препятствия такой опеке - она сообщила бы в надзорные органы. Наконец, при начале процесса она тут же появилась бы, и принесла целую кучу обличающих Дмитриева свидетельств, и думается мне, что обвинение обязательно использовало бы их в суде. Тот факт, что вторая жена Дмитриева никак не фигурировала на процессе, не требовала отдать девочку ей и вообще никак и нигде не засвечена, говорит о том, что ей судьба девочки безразлична, и свои обязательства приемной матери она не выполнила.

Да, ребята, женщины тоже бывают такими.

С момента развода со второй женой Дмитриев стал приемным отцом в условиях, когда условия опеки являются сомнительными, то есть - у него могут отобрать приемного ребенка. Более того - он должен отдать приемного ребенка, так как он отец-одиночка, такие и со своими детьми справиться не всегда в состоянии, а тут приемный ребенок.

Дополним картину еще вот чем.

Несколько лет он фотографировал ребенка без одежды — спереди, сзади и с боков. Защита и близкие историка объясняют, что Дмитриев делал фотографии для органов опеки, с которыми долго судился за право взять приемную дочь. Девочка была слабая, и Дмитриев таким образом фиксировал ее физическое развитие.

Видите, что выделено? Дмитриев не просто приехал в детдом со своей второй женой. Он добивался права удочерить девочку. Иными словами, ему пришлось бороться с органами опеки, которые не давали ему с женой стать приемными родителями.

Вот теперь мы с вами можем кое-что понять о том, как Дмитриев воспитывал Наташу.

Я уже писал, что приемный отец Дмитриева, фронтовик, кавалер орденов и так далее, офицер - сделал для своего сына все самое лучшее, что только мог. Он воспитал достойного сына. Пусть его сын и стал правозащитником в "Мемориале", но кое в чем нам у него учиться и учится. Дмитриев прожил сложную жизнь, он создал семью, воспитал двоих детей, и когда они стали самостоятельными, он решил отдать долг своему приемному отцу. Офицеру, фронтовику, орденоносцу. Точно так же, как когда-то его приемный отец, он решил взять приемного ребенка, чтобы помочь ему войти в жизнь не одиноким сиротой, а пусть и приемным, но семейным человеком. Знающим, что такое тепло домашнего очага и доброта близких людей.

И система не разрешила ему вот так вот просто взять ребенка - ему потребовалось бороться за свое право быть приемным отцом, отстаивая это право в суде.

Я не знаю, в чем там был затык, но я знаю две вещи. Первая - педофилы так не поступают. Вторая - в борьбе за право удочерить Наташу Дмитриев опять вступил в конфликт с коллективным Патером.

Возможно, если бы ему сразу дали удочерить девочку, все было бы иначе. В этом случае приемное отцовство Дмитриева и задачи органов опеки решались бы кооперативно. Но новое отцовство началось с конфронтации. И поскольку оно началось с конфронтации, Дмитриев, со своим комплексом конфликта с коллективным Патером, почувствовал себя жертвой, что обусловило его поведенческую стратегию к минимализации вовлечения органов опеки в судьбу девочки. Он начал бояться органы опеки, что они девочку отберут.

Затем его жена хочет отказаться от приемной дочери. Фактически - она хочет предать ребенка. Более того, не получив желаемого, она разводится с ним, и он остается с девочкой один на один, в условиях конфликта с органами опеки и в ситуации, которая потенциально грозит ему лишением родительских прав, а девочке - возвращением в детский дом.

Дмитриев сам детдомовский, и он прекрасно понимает, как это травмирует ребенка.

Говоря в этом цикле о врачебных осмотрах в детдоме, и что это в определенной степени было нормой для них обоих - для девочки и Дмитриева, мы говорили только часть правды. Вторая часть здесь. Дмитриев боится за судьбу девочки, боится, что девочку отберут и искалечат, и потому предпринимает попытки максимально защититься от этой ситуации. Ведет дневник здоровья (как человек, имеющий представление о медицине), проводит осмотры, и не рвется вступить в контакт со службой опеки, поскольку именно от нее исходит опасность девочке.

Возможно, это выглядит, как поведение психопата, и я даже допускаю, что при быстрой экспертной оценке оно так и может быть квалифицировано, но на самом деле - это пример глубинной фобии. Дмитриев воспринимает систему как угрозу Наташе, и защищает ее от системы. А окружающим кажется, что он заперся с девочкой и что-то там не то с ней делает...

Если родных детей отобрать у него было невозможно, и он чувствовал уверенность и даже после развода с первой женой продолжал контакты с ними, и заслужил с их стороны, в общем, достаточно высокую оценку, выраженную в любви, то здесь ситуация сложилась иначе. В отношениях с родными детьми система была нейтральна, и потому поведение Дмитриева было нормативнным. А отношения с Наташей начались с конфликта с системой, и потому конфликт с Патером Дмитриева начал играть роль.

Следует сказать о роли второй жены в развитии ситуации. Дело в том, что одиночкам детдомовских отдавать, по крайней мере, не должны. Просто потому, что у этих детей есть нарушения в части навыков пребывания в семье, они не умеют. То, что мы сказали о либидо и глубинной эмоциональности - это отдельный разговор, а сейчас мы говорим просто о психологических навыках отношения с родителями. И потому приемные родители должны обеспечить правильный психологический климат. При этом приемная мать должна реально чувствовать себя матерью, а не подружкой, например, а приемный отец - отцом. То, что мы знаем о либидо и о перестройки сексуальности женщины после родов, говорит нам о том, что на уровне сексуальности нерожавшая женщина, которая не прошла через эту перестройку, будет испытывать затруднения с приемным ребенком. У нее не произошла гормональная и эмоциональная перестройка, и она будет чувствовать чужеродность приемного ребенка. Возможно, именно это, или аналогичное, соображение, послужили причиной первоначального отказа Дмитриеву в усыновлении ребенка.

С точки зрения эмоциональности приемная мать должна принять приемного ребенка сердцем, чтобы обеспечить ему правильный эмоциональный климат. Кроме того, она должна взять на себя те темы в коммуникации, которые берет на себя женщина. В частности, есть вещи, которые девочке может сообщить только мама, и которые мальчику может сказать только папа. Поскольку вторая жена Дмитриева не справилась с ролью приемной матери, и бросила ребенка, а девочка развивалась, да еще и в условиях угрозы возвращения в детский дом со стороны системы - что должен был делать Дмитриев?

Теоретически, он имел все основания обратиться в органы опеки, и девочку забрали бы. Какие это имело бы для нее последствия?

Я даже говорить не буду об этом, отмечу лишь, что Дмитриев это знал - он сам был детдомовским, и он прекрасно понимал, какую эмоциональную травму для ребенка повлекло бы такое возвращение...

Это психоанализ, ребята. Это - психоанализ... Может быть, в области исторической науки Дмитриев и мудак редкостный, но в области человеческих чувств, попав в сложнейшую ситуацию, он не сбежал, не бросил ребенка, и нужно отдать ему в этом должное.

Я думаю, что приемный отец - офицер, фронтовик, орденоносец - одобрил бы его решение.

Кстати, оказывается, когда я читал ту статью BBC, которая преисполнила меня благодушия - это было про другой суд, я не обратил внимания на дату... Блядь...

Короче. Все хотели добра девочке. И каждый был уверен, что умеет делать это добро лучше. И девочку рвали в разные стороны. Перетягивание ребенка - хороший вид спорта, не так ли? С одной стороны - система детских домов, неприятное место, которое все же лучше, чем если бы его не было. С другой стороны, осужденный по уголовке детдомовец, хронический борец с системой, загнанный этой борьбой приемный отец-одиночка. Который действительно хотел осчастливить несчастного ребенка, и который делал все, что в его силах, в обстоятельствах, которые требовали и от него, и от органов опеки кооперативного, а не конкурентного поведения...

Невеселая история, правда?

Не ищите в Дмитриеве педофила и порнографа, ребята. Это не тот случай. И в определенном смысле, было бы лучше для многих, если бы он реально оказался педофилом. Но это не так, совсем не так.

И это не делает ситуацию проще...

meglin-2.jpeg



.
Tags: Зверь в каждом из нас
Subscribe

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments