bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Category:

Про демократию, гласность и госбезопасность - 2

Часть третья. Это сладкое слово "Свобода"

Во второй части мы высказали довольно не бесспорное утверждении о демократичности СССР. О демократичности в нормальном смысле этого слова. Ну потому что тем, кто родился и вырос в СССР памятно многое. Да, денег было мало. Да, машину купить было сложно. Но были пионерлагеря для детей, были ясли и школы. Было заочное образование (кстати), причем такого уровня, что заочники становились специалистами, а не дипломоносителями. Да и очное сейчас, скажем так - не лучше того, что мы имели, причем бесплатно - в те времена. И социальные лифты тогда работали, под конец существования системы, конечно, уже гораздо хуже - но работали. Можно было вполне дорасти до главного инженера, или до директора, или даже - до депутата. И вот вопрос - если нас так сильно угнетали, то почему нам было в общем - неплохо? То есть, не все так с тем страшным коммунистическим режимом - однозначно...

Современная западная политическая доктрина дает еще один критерий, по которому различаются общественные формации. Речь идет об уровне свобод. К примеру, зрелость или незрелость экономики запад определяет по индексу экономической свободы. А в отношении государства и личности есть некие системы взглядов, распространяемые организацией, прославившейся организацией массовых беспорядков повсюду в мире...

И вот возникает вопрос, точнее два. Они кажутся совершенно несвязанными, но на самом деле это две грани одного вопроса. Вопрос первый - был ли СССР свободной страной? Вопрос второй - чем западно-диверсионная свобода отличается от советской? Эти два вопроса являются связанными в один, который звучит следующим образом - что такое современная демократия, современная свобода и современная гласность (само собой, но до этого мы дойдем не скоро), что вот должна прийти госбезопасность и все похерить, а потом всем припомнить? Кто еще не понял - мы термин уточняем. По сабджекту топика, тэксть...

Запад единой трактовки термина "свобода" не дает. Наверное - это тоже такая вот своеобразная свобода. Свобода в плане философском, опирающаяся на концепцию свободы воли как антитезы предопределенности, рока - в общем и целом массе людей недоступна. Ну как бы сложно мыслить философскими категориями по дороге в магазин. В менее высокопарных выражениях состояние свободы можно определить как отсутствие жесткой детерминированности с одной стороны, и отсутствие вассальных отношений (господин-раб) - с другой. Коммунистическая же идеология определяла свободу как осознанную необходимость. То есть - как осознание обстоятельств, необходимость определенных действий и радостное и вдохновенное исполнение этих действий.

В такой трактовке свобода по-советски выглядит несколько мерзко и гадко, да. Но мы ведь помним, что у Запада и у СССР были разные парадигмы, причем разные настолько, что даже одними и теми же словами назывались разные вещи? Что такое свобода по-западному, мы более-менее если не понимаем, то чувствуем, потому как парадигма у нас сейчас - более-менее западная. А вот как перевести коммунистическое определение, выведенное в рамках коммунистической парадигмы на современный язык, не потеряв смысла и целостности?

Первое, что необходимо понимать. В западной культуре, в западной парадигме субъект был актором. То есть - движущей силой. Независимо от уровня религиозности общества и конкретной церкви, или даже от отсутствия всякой церкви - субъект присутствовал. Атеизм - это западное изобретение, но даже в случае отрицания высшего субъекта (бога) существование субъекта-человека не подвергалось сомнению никогда. Таким образом, любые рассуждения о свободе в западной парадигме являются обсуждением одного из качеств субъекта, существование которого является аксиомой, краеугольным камнем парадигмы. Некоторые теории - например солипсизм - утверждают, что объективного мира нет вообще, что есть субъект и его представления. Это - западные теории. Любопытно сравнить это с философией Чжуан-Цзы. Получается, что китайцы изобрели европейскую философию еще в те времена, когда европейцы вообще философии не имели - только верования.

Как это ни странно, но коммунистическая философия, опирающаяся на диалектический материализм - есть тоже западное учение. Оно появилось в западной парадигме в результате распространения естественнонаучных методов на гуманитарные области. Сущность же естественнонаучных методов заключается в том, что они не имеют дело с акторами (то есть с силами, оказывающими влияние), они имеют дело с объектами и явлениями (то есть с тем, что подвергается или происходит под действием влияний). Так что некоторое время назад на Западе существовали философские теории, в рамках которых субъект не мог фигурировать в принципе, так как его существование (в рамках теории) не имело никакого смысла, ибо он в принципе не является естественнонаучной штучкой...

Вот видите, мы еще не прикоснулись к сочащейся ткани жизни, а нам уже стало интересно... :)

Давайте вспомним, что марксизм говорит о субъекте (которого в западном понимании - как актора нет), о познании, о высшей нервной деятельности? Кстати, вот прикол. В марксизме есть тело (вполне себе объективная штучка), у которой есть нервная система, ведущая некую высшую, понимаете ли, деятельность, у нее есть даже сознание (кстати, что это?), а вот субъекта - то есть того, кто всем этим обладает - нет :)

Все любопытственнее и любопытственнее, верно?

Запад считает, что есть субъект и он обладает сознанием. Марксизм считает, что есть тушка, которая обладает качеством под названием "сознание", и этой тушке иногда мерещится, что она субъект :)

Если для запада свобода - это отсутствие господина, то это просто вытекает из того, что есть субъект, который хозяин своего сознания. Если у этого субъекта есть господин - то есть другой субъект, который принимает решения за первого субъекта, то первый субъект несвободен. В марксизме нет субъекта. В марксизме есть некое совершенно объективное свойство высокоорганизованной материи, которое называется сознание, и если над ним располагается другое высокоорганизованное свойство (которое почему-то тоже считают сознанием, просто другим), то вот это вот другое сознание есть совершенно объективный элемент окружающей реальности. Объективный как любимое оружие пролетариата. То есть когда господин есть - это одна объективная окружающая реальность, а когда господина нет - то другая. Но - объективная и окружающая.

А в терминах объект-объектных отношений наличие "господина" есть что? Правильно - предопределенность, рок, необходимость... Марксистское сознание живет в мире объектов, вещей. Если попытаться переопределить термин "свобода" в западном понимании таким образом, чтобы он имел смысл в парадигме марксизма, то у нас получится, что сознание свободно, если оно действует под действием внутренних процессов и представлений. Заметьте - мы сказали совершенно очевидную вещь, прямо-таки мыслим тавтологиями. Ничего сложного не делаем - третий класс вторая четверть, "масло масляное". А какая функция сознания в марксистской теории? Правильно - отражение объективной реальности. Таким образом, сознание, отражая объективную реальность, то есть включая эту реальность (в виде отражения) как внутренне представление, и формируя на основе этого решение, действие, мысль - свободно.

Сделайте паузу. Съешьте твикс. Сейчас мы будем ржать, как не в себя. Беременным просьба отойти от телевизора во избежание преждевременных родов, слабонервным - закинуться нейролептиками и барбитуратами, всем остальным - сделать вид, что понимаете, что произошло, и будете понимать, что произойдет.

Марксистское сознание, отражая объективную реальность и совершая акт (поведения, мышления, оценки) на основании этого отражения, свободно. Если объективная реальность - это то, что внешне по отношению к человеку, то, чем он не управляет - то тогда объективная реальность порождает необходимость. А если человек отражает эту объективную реальность, то есть осознает ее - то это уже выражение свободы.

Марксист свободен всегда, когда понимает, что происходит, и сознательно делает выбор. Даже в тюремной камере, даже в зиндане - он свободен. Просто вот такая объективная реальность...

Еще раз. Художественно. Образно. Ярко. Если вы солдат и вам надо идти в атаку, и вас зовет в атаку комиссар, и грозит пристрелить, если вы не пойдете, и вы понимаете - пристрелит стопудово, и вы поднимаетесь и идете в атаку - вы свободны. Если вы обдолбились наркотиками до полной невменяемости, и вас пинают и куда-то гонят, и вы не понимаете, нахрена, и идете только чтобы не пинали - вы несвободны.

Свобода марксистская - это свобода осознавать и свобода, вытекающая из осознавания. Раб на галере может быть свободным, если он осознает. Давайте вспомним Диогена (тот еще мастер эпатажа был), который в рабстве побывал, вернулся из рабства с прибылью и почетной грамотой, превратив хозяина в друга, а потом лежал на пляже и просил Александра Македонского отойти и не заслонять солнце... Когда Александра спросили, кем бы он хотел быть, если бы не был Александром, он сказал - я хотел бы быть Диогеном.

Свобода марксизма определяется только способностью осознавать. Свобода Запада находится в зависимости от наличия или отсутствия вассальных отношений. Какая свобода больше? Запад считает свободу атрибутом субъекта, марксизм утверждает, что свобода возможна без субъекта (которого один хрен не существует) при условии наличия сознания. С точки зрения марксизма отказ от субъекта дает бОльшую свободу. Человек, лишенный субъекта, абсолютно свободен. Пока он видит и понимает.

В свое время некто Рене Декарт выдвинул некую максиму. Эта максима стала катехизисом европейской цивилизации. Именно эта максима позволила упорядочить отношения между религией и материальным производством, совершить научную и технологическую революцию. Она стала альфой и омегой всей современной западной цивилизации. Эта максима - "Cogito ergo sum", "Мыслю - значит существую". Декарт утвердил в нашем сознании такую мысль, что сам факт осознания себя как мыслящего существа является утверждениеф факта нашего существования. Марксизм, опираясь на Декарта, утверждает, что факт осознавания делает человека свободным. "Мыслю - значит свободен". В этом смысле марксизм не только есть последнее и крайнее философское учение о сознании человека (ну куда уж дальше?), но и ни в коей мере не является антитезой современной западной философии, ибо он завершает путь Декарта до полной окончательности. До коммуниздеца.

Конечная идея марксистского учения о свободе заключается в том, если переводить это на современный нам язык, что свобода есть ощущение свободы. Если ты чувствуешь себя свободным - значит ты свободен. А что чувствует при этом кто-то другой - это его личные проблемы.

Продолжим вечером, бежать пора. А вы улыбайтесь, улыбайтесь...

ЗЫ. Ну вот, я снова здесь, я собран весь, тэксть. Мы можем продолжить наши изыскания.

Часть четвертая. Эта горькая осознанная необходимость.

И вот теперь, когда мы связали, наконец, понятия свободы по Марксу и свободы по-современному (так и хочется сказать - свободы по Бушу, но это все же не совсем корректно), перед нами и встает вопрос - чем отличалась свобода в СССР от свободы по-западному. Почему с точки зрения Запада мы были несвободным обществом?

И вот сейчас я начну пачками изымать, так сказать, или иными словами - депортировать кроликов из шапки. Шапка большая, ушанка... Ну, там, дед Мазай, вы понимаете...

Прежде всего - марксизм есть философское учение. А коммунизм - это социально-политическая теория, являющаяся его частью. Нужно понимать, что концепция коммунизма, являющаяся составной частью марксизма, вытекла из анализа (с точки зрения философского фундамента марксизма) конкретных социально-политических условий капиталистического общества конца 19-го - начала 20-го века. И вот как это можно проиллюстрировать. Маркс был буржуазным философом. Он всю свою жизнь прожил в буржуазных странах, работал в буржуазной прессе и получал деньги от буржуазии. Благодарный пролетариат если и поддерживал господина Маркса, то только покупая номера организованной им газеты и выкупая его книги. Ближайший же соратник Маркса - Энгельс - так вообще был капиталистом, работал на капиталистических предприятиях, а после смерти отца - так вообще получал доход с доставшегося в наследство капитала. Работы Маркса (и Энгельса) касались анализа капиталистической действительности того времени. Социализм и коммунизм, который они придумали и описали в своих работах, представлялся им теоретической концепцией, основная задача которой заключалась в преодолении внутренних противоречий капиталистического способа производства.

Если бы Маркс и Энгельс могли представить себе какой-то некий бездонный рынок потребления для товаров, производимых в капиталистической системе, каковой обеспечивал бы приток средств, покрывающих необходимое производство прибавочной стоимости без притеснения интересов рабочего класса - тогда никакого коммунизма бы не было, а была бы всем вечная маца...

Еще раз. Суть марксизма в части экономической теории заключалась в неуравновешенной природе финансовых потоков при капиталистическом способе производства, что неминуемо приводило мировую капиталистическую систему в состояние истощения, кризиса, и далее - к войне. Маркс и Энгельс говорили, что чем более распространяется экономическая система капитализма, тем большим будет объем кризисов и войн.

Что мы, собственно говоря, и наблюдаем.

Маркс установил, что капиталистический способ производства приводит к социальному неравенству, несправедливости и прочим какам. Мы все согласны. И даже сейчас на Западе, если поговорить с людями, не размахивая красным флагом и маузером - большинство с этим согласится. То есть - проблема, в общем, существует, ясна и понятна. Что сделал Урфин Джюс Маркс?

Сделал он колоссальную глупость. Раз капитализм не может построить общество всемирного процветания - значит надо построить общество всемирного процветания, уничтожив капитализм.

Ребята, мне не нравятся Жигули, потому что там карбюратор периодически барахлит, сцепление хреновое и коробка быстро ломается, не говоря уже про шаровые. Что надо сделать? Правильно! Надо расхерачить Жигули, взять отдельно шаровые, отдельно коробку передач, отдельно карбюратор и отдельно сцепление - и фапать на них до полного тетануса. А тот факт, что про идею ехать вместо идти при таком подходе можно забыть - да кого это волнует, если у нас шаровые, сцепление, коробка передач и карбюратор в порядке?

Капитализм возник не сам по себе. Более того, капиталистический способ производства, являющийся с точки зрения Маркса уникальным - есть лишь этап развития человечества. При рабовладельческом строе мы должны были иметь, содержать и нагружать работой рабов. При этом, если рабы были, а плоды их треда не продавались - мы не могли их взять и бросить, потому что помрут. При феодализме у нас были крестьяне, но они сами должны были себя кормить. При капитализме у нас были наемные рабочие, которые оплачиваются только за проделанную работу, а помрут они или нет - это уже не наше дело.

Мы видим, как способ производства совершенствуется в направлении сокращения производственных затрат. Только и всего. Социализм либо коммунизм, каковой (в силу справедливости) должен поддерживать рабочих - приводит к увеличению производственных затрат. То есть - является шагом назад по сравнению с капитализмом с точки зрения эффективности производственного процесса.

Заметим, что мы пришли к данному пониманию независимо от "свободы" или "несвободы".

Маркс, хоть и создал концепцию коммунизма, прекрасно это понимал. И потому постулировал возможность победы коммунизма только в результате Всемирной революции, одновременно и сразу повсюду в мире. Еще раз говорю - революция по Марксу - революция либо всемирная, либо мертвая. Гениальностью Ленина считается то, что он считал революцию возможной сперва в одной стране, а потом повсюду в мире. Вот до повсюду в мире мы не дотянули...

Революция в России происходила не по Марксу. Более того, она происходила под руководством дворянства и чиновничества на деньги иностранных империалистов. А идеология была - марксистская. Возникла вилка - между реальностью (необходимостью) и идеологией (осознанностью).

Сразу после революции и гражданской войны в РСФСР хлынули иностранные фирмы, всеми правдами получавшие и покупающие концессии на природные богатства. Потребовалось упорство Сталина и холодная карающая рука ЧК (и всех его реинкарнаций), чтобы прекратить это безобразие.

Самое интересное заключается в том, что в процессе изгнания "иностранцев в России" на историческую родину, эти самые иностранцы продолжали поддерживать коммерческие отношения с этими страшными большевиками. Большая часть предприятий, построенных в предвоенный период - построены по проектам иностранных компаний (в основном - США и Германии) с участием их специалистов и укомплектованы их оборудованием. Более того, многие иностранные специалисты приезжали в Россию, вдохновленные идеями Маркса и желанием строить справедливое общество. Возвращались же, будучи разочарованными.

Следует сказать, что Советская власть осуществляла и свои собственные проекты. Строительство Беломорканала, например, иначе как техническим чудом не назовешь. Тем более, что смертность на один километр этого канала, при том, что там работали и заключенные ГуЛАГа, оказалась ниже, чем "свободный" труд при строительстве Панамского канала, и это без учета погибших на строительстве первой очереди "панамы". Если же учитывать и погибших на первой очереди Панамского канала - то Беломорско-балтийское строительство можно смело считать курортом и в абсолютных цифрах погибших. Однако одно дело - дешево копать землю, и совсем другое - строить современную индустрию.

Разрушив структуру экономических отношений Российской империи, утеряв инфраструктуру и отстав в области техники и технологий от развития Запада, СССР должен был нагонять. А чтобы нагонять, нужно было иметь эффективность производства более высокую, чем в капиталистической системе. Но Маркс знал, что эффективность "свободного труда" ниже, чем труда капиталистического - из-за более высоких затрат на "справедливость".

Таким образом, после псевдомарксистских инсинуаций Ленина пришлось проводить следующие модификации. Так возник сталинский тезис об усилении классовой борьбы и т.д. и т.п. Так возникла "рабочая интеллигенция", "трудовая кооперация" и многие другие, далеко не марксистские (а значит, несправедливые) явления. По сути своей, дабы не менять идеологию (что привело бы к поляризации общества и новой грежданской войне), пришлось создавать новую фразеологию, в которой каждый термин имел свое собственное, совершенно не связанное со значением слова, значение. Так, повышение производительности труда в условиях отсутствия технологической базы для этого самого увеличения означало фигачить больше, фигачить яростнее...

Марксизм по сути (если не рассматривать его коммунистическую компоненту) есть очень острый, точный, циничный философский и экономический инструмент. Марксист, как человек лишенный иллюзий, действительно является крайне свободным в личном плане человеком. Он знает, что "мы все умрем", "все погибнет" и так далее - и его это не волнует. Психологическая привлекательность марксизма, приведшая к целому ряду социальных потрясений на Западе, возникает именно из этой ясности и циничности.

В условиях России эта внутренняя свобода приняла поистине катастрофический характер. По сути, никого не интересовало, возможно ли это в принципе. Мы хотели построить лучший мир - и мы его строили. Совершив революцию не по Марксу в стране, в которой капитализма толком не было, мы заменили производительность труда его количеством и интенсивностью, объективные экономические процессы - убежденностью в нашей конечной правоте, используя в качестве идеологии теорию, которая к нам не имела никакого отношения - мы добились невозможного. В период, когда СССР был силен, как никогда, мы собрались, и исходя из того же желания построить лучшую жизнь, переглянулись и подмигнули друг другу - "а слабо развалить нахрен?"...

Взяли - и развалили.

К ебеням собачьим.

Наш человек живет не во имя чего-то, он живет вопреки всему. У нас как:

- Мне надо.
- Чего?
- НАДО, говорю.
- А чего надо?
- А вот надо.
- А нахрена надо?
- НАДО, и все!


И наш человек иллюзий по этому поводу не испытывает. НАДО - и не ебет! Он необходимость осознал - и он полный марксист. То есть - психологически привлекательный с точки зрения Запада человек. Более того - это свое качество он осознает. Понимает, что вот так, и никак иначе. Необходимо, ибо по-другому не умеет. Ну и нормально, хотя и кошмарненько...

И только бедные западные философы, социологи и разведчики смотрят на все это безобразие до оскомины, до скрежета зубовного, срутся от лютой ненависти и говорят, что у нас нет свободы.

У нас есть НАДО. Наше НАДО трансцендентно. Но нами осознаваемо. Наша свобода безгранична, мы придем и съедим все ваши печеньки... Пусть вам это сегодня приснится.



Tags: Неоднозначное, О нас и прочей хуйне..., О патрициях и галлюцинациях, Про демократию гласность и госбезопаснос
Subscribe

  • Кстати...

    В контексте вот этого вот моего комментария... Любой лавинщик отдаст правую руку за БПЛА, который сможет оперативно отслеживать состояние…

  • Синемафилическое

    Посмотрел " Только не они". Объективно - ничем не хуже "Отряда самоубийц" или какого-нибудь "Человека-унитаза"... Уровень…

  • Опять двадцать пять...

    Вот только вот тут вот у нас была такая дискуссия. Мысль о влиянии белка на тробмозы я подумал самостоятельно, и она мне понравилась. Следует…

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments