bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Category:

Про демократию, гласность и госбезопасность - 8

Часть десятая. Игры в патриотов. Сила воображения...

В предыдущих частях, оценивая социально-психологические аспекты системы массового курирования, мы пришли к некоторым выводам. Мы поняли, что наличие в государстве механизмов, осуществляющих негласное наблюдение (и негласное влияние на) за законопослушными гражданами, вызывает массовую невротизацию и недоверие населения к системе, ставит под сомнение возможность законными методами регулировать масштабы наблюдения и силу влияния. Последнее совершенно естественно, ибо что законно - то гласно. А что негласно - то оказывается полностью на совести участников. Помимо этого, система массового наблюдения приводит к общему снижению уровня подготовки служб. Однако мы так и не разобрались в вопросе - чем вызвана необходимость такого вот массового курирования?

Давным-давно в одной далекой галактике жила страна, в которой не было системы массового курирования. В этой стране люди в значительной степени сами решали, что им делать, и иногда, сами понимаете - становились участниками преступлений. Тогда приезжали другие люди, и начинали наводить порядок. И поскольку жители этой страны в массе своей встречались с порядконаводителями лишь тогда, когда наступало время получить на орехи - в общем и целом мнение людей о порядке, о формах, в которых осуществляется наведение порядка и о порядконаводителях - оставляло желать лучшего.

Ну это естественно. Если ты видишь оцилопа только тогда, когда он появляется, чтобы взять в кандалы твоего соседа - по определению ты будешь видеть во сне, как он приехал за тобой. И просыпаться в холодном поту.

Человеческий мозг так устроен, что он дополняет восприятие реальности до полного описания. Если вы работаете на шумной работе (например, в цехе металлообработки), и если вас за ручки приведут в конторку при цехе и покажут рисунок мелом на полу, кровь и стрелянные гильзы - то вы по определению будете считать, что тут из пистолета застрелили человека. Вам не придет в голову, что это чей-то розыгрыш, верно? А если рядом будет лежать "макар", известный тем, что убивает силой звука вернее, чем пулей - вы совершенно логично подумаете, что должны были слышать выстрел. А если вам скажут, что ближе вас никого не было, и выстрелов был не один, и вежливо попросят вспомнить, потому что кроме вас помочь следствию некому - произойдет удивительное.

Вы обязательно вспомните.

Такие (точнее, подобные) опыты психологами проводились. Неоднократно. Люди охотно вспоминают то, чего не было. Сами. И искренне верят, что то, что они вспомнили - было. Безо всякого гипноза. Добровольно. Криминологи знают, что отдельно взятые показания отдельно взятого свидетеля не говорят вообще ни о чем.

Ах, обмануть меня не сложно,
Я сам обманываться рад...


На заре психотерапии, тогда еще - психоанализа, психотерапевты столкнулись с таким явлением, как "нахватался". После определенного количества пациентов психотерапевту требуется самому пройти курс психотерапии. Потому что он сам начинает чудить. И если обычный человек, чихнув из-за пыли, начинает себя лечить от гриппа, и это называется мнительностью - то уже в случае психотерапевтов, а тем более психиатров, все гораздо сложнее. Зигмунд Фрейд, например, из своего друга сделал наркомана - первого системного наркомана в Европе. Дочь Фрейда, Анна, основательница детского психоанализа, никогда не выходила замуж и не имела детей, что как бы намекает на определенную психопатологию. Она занималась "лечением" одного из своих племянников, попутно развивая "научную" базу для детского психоанализа. Этот самый племянник - первый ребенок, подвергшийся "терапевтическому" воздействию "специалиста" - покончил с собой в ее кабинете вскоре после ее смерти.

Прикольно, правда? Вы еще не передумали водить ребенка к психологу?

Подобно нашему слесарю из цеха металлообработки, "вспомнившему" звуки выстрела - психотерапевты часто видят то, чего нет. Поэтому они постоянно обращаются друг к другу для проверки состояния и необходимой коррекции. Они знают, что дополнение восприятия может сыграть с ними (как и с пациентами) очень и очень злые шутки.

Госбез - тоже люди. Со всеми вытекающими. Однако существует существенное отличие безопасника от обычного человека. Обычный человек чаще всего может отложить принятие решения, чтобы подумать. А безопаснику профессия такой возможности чаще всего не оставляет. И если размышление на тему, что купить - гамбургер или чизбургер - не приведет для вас ни к чему хуже изжоги, то "показалось" для безопасника - имеет совершенно иные последствия.

Я уже писал, что главные противники для сотрудников одной всем известной организации - вурдалаки. Посему, даже если "показалось", методы, применяемые ГБ - это методы борьбы с вурдалаками. То есть это соседу вы можете объяснить, что просто задумались и потому пошли в магазине мимо кассы. А с точки зрения охранника магазина - вы чуть было не совершили кражу. А с точки зрения сотрудника милиции, присутствовавшего при этом - это и была попытка кражи, и надо вас взять на карандаш. А с точки зрения безопасника - вы, возможно, подали сигнал другому вурдалаку, и значит - на карандаш надо брать всех, кто находился в супермаркете в этот момент, а с вами - работать более предметным образом.

Ребят, мы все умеем дополнять восприятие реальности до полного описания. Давайте дополним до полного описания фразу "более предметным образом". :)

Феномен дополнения восприятия до полного описания приводил, приводит и будет приводить к таким феноменам, как "судебная ошибка". Следователям показалось, прокурор не нашел упущений, присяжные (большинство из которых находится в стрессовой ситуации, поскольку для них суд - это очень редкое, возможно - уникальное событие в их жизни) засуггестировались уверенностью прокурора, адвокат решил сыграть на раскаяние вместо того, чтобы систематически разрушать обвинение - и человек в тюрьме. А через много лет вдруг выясняется...

Однако существует значительно больше фактов ошибок в других областях. Фактов гораздо более страшных, поскольку их много. И фактов гораздо более опасных, потому что они не приводят к установлению истины. Речь идет о внесудебном осуждении.

Жил-был человек, ничего такого не делал, однажды из-за утомления или раздражения совершил не проступок даже - а так, не сдержался. И все... Преступлением это не является, потому никто серьезно не будет заниматься разбирательством, но... Тим Кирби, автор подкаста "Война слов", рассказывает, как по доносу одноклассниц к нему домой заявились "борцы с терроризмом". Мочить в сортире приехали, ага... Он вообще ничего не сделал - но приехали. Посмотрите этот подкаст. Там было, как говорил один из моих знакомых, любопытно.

Оклеветание, как в случае с Тимом Кирби - явление, ненаказуемое в принципе. Кому-то, кто не является профессионалом - показалось. Человек дополнил и ляпнул что-то вроде "если случится вот такая ситуация, то будет вот так". Его собеседник запомнил, но так как телефон испорчен, то при следующей передаче следующему "носителю истины" будет что-то вроде "в такой ситуации этот человек повел себя вот так". Дальше-больше. В конце концов информация доходит до инициатора процесса, он слышит удивительную сказку, и со словами "а я же говорила!" убеждается окончательно в собственной правоте и гениальности.

Круг замкнулся. Теперь, если "информация" о жертве дойдет до органов - никто и никогда не установит истину. Потому что люди не помнят, от кого услышали и кому передали (тут навыки нужны специфические - такие вещи помнить), зато охотно утверждают "да всем это известно". А ведь на самом деле ничего не было, а если и было - то нечто совсем другое, а что именно? И ведь напрямую не спросить - потому что людям свойственно искать себе оправдание, а значит объективной информации от фигуранта хрен получишь. Остается занести в досье и ждать рецидива.

А поезд-то уже идет, и за человеком уже закрепилось...

Самое любопытное заключается в том, что самые дикие, самые невероятные "проступки", как правило, являются табу для обсуждений (что, впрочем, не мешает им расходиться с удивительной скоростью) в обществе, и зачастую связаны с настолько интимными вещами, что сам разговор на эту тему неприятен, в каком бы ключе он не происходил. Посему, в общем-то, иммунитета к подобным вещам у общества нет в принципе. Гораздо проще просто списать человека. Есть человек - есть проблема, нет человека - нет проблемы.

Даже в случае, если госбез не вовлечен - мы имеем дело с приговором. Без срока действия и срока давности.

Система массового курирования является системой досудебного преследования. По сути своей. И поскольку это преследование носит досудебный характер - ни о каком законодательном регулировании речь не идет в принципе. Как только мы включаем законодательное регулирование - так сразу вся система летит к черту. Самое любопытное, что раньше вся эта хуйня регулировалась. В традиционном западном обществе была такая штука, как община. Если возникали какие-то вопросы, община могла собраться и обсудить. В СССР были комсомольские ячейки, домкомы, парткомы. В книге "Эшелон" Иосифа Шкловского описано, как на него, студента первых курсов университета, был написан донос. И как секретарь парткома закрыл дело, которое в противном случае могло бы сами понимаете, чем закончиться.

Если бы не было парткома и справки, выписанной Шкловским Зыкову (а тот ведь считал, что прав!), если бы дело попало к кураторам...

Говоря о досудебном преследовании, мы с неминуемостью обращаемся к такой области, как профилактика преступной деятельности. И тут все становится намного-намного веселее и задорней. Еще веселее и еще задорней. Потому что преступления еще нет. А реагировать уже надо.

Какими признаками определяется склонность к преступлениям? Во-первых, конечно, проказничество и шкодничество. Это не обсуждается. Тот факт, что демонстративное неповиновение старшим, склонность к авантюрам и так далее могут объясняться челой кучей чисто психологических причин - в голову никому не приходит. Например, дефицит внимания, или конфликтные отношения в семье, или неадекватность педагога - вполне могут привести к. Меня, например, пугали детской комнатой милиции. За поведение. Ага. А тех, кто мне в портфель огрызки яблок подкидывал, не пугали - а ведь вздумай я пожаловаться, и все - ябеда... А если одноклассники, например, хвастаются жуйками и плеерами, а у меня ничего такого нет? Нет, я ни у кого плеер не украл, слава богу, за всю свою школьную карьеру. Но вот совершенно детское свое желание если не отомстить, то как-то компенсировать это дело - помню отлично. А староста класса, пионерка, которая в школе была образцовой и всей из себя такой пуританкой, а вне школы - вся в жуйках и прочих джинсах? На собраниях активно обличала буржуазные проявления, а на самом деле... И ведь почти у каждого - была подобная история.

Разница, иногда драматическая, в поведении детей в различных ситуациях - абсолютно естественная. Не все дети одинаково ситуационно адекватны. Это аксиома. Дети еще формируются. Зачастую получается так, что хулиган и наедекват вдруг проявляет качества, которых ожидали от старосты и прочих отличников, а староста и отличник - сливается самым постыдным образом. Работая с детьми, важно понимать, что они еще не сформированы. В ситуациях, для которых у деток нет навыков - дети реагируют стохастически. Как в такой ситуации заниматься профилактикой преступности?

На самом деле, если стоит вопрос о профилактике преступности, метод может быть только один - если мы говорим о системном методе. Этот метод заключается в провоцировании правонарушения, в наказании (не слишком строгом, но неприятном) и последующем его отбывании. Потому что, если человек "проскочил", у него формируется представление о том, что можно, если осторожно... Еще раз подчеркиваю. Пока в обществе есть досудебные механизмы - те же домкомы, например - которые позволяют работать с такими ситуациями, вопрос можно решить. Если таких механизмов в обществе нет, остается единственная системная возможность - провоцирование и наказание авансом. И платой за такое вот провоцированию является человек, несущий в душе ощущение глубокой несправедливости общества к нему лично.

Это работает в профилактике хулиганства. В определенных пределах. Это можно сделать в профилактике воровства. Это совершенно не годится для профилактики терроризма. Потому что терроризм основан на полном отрицании общества, его ценностей и его порядков фигурантом (потенциальным террористом). А значит, любое наказание он воспринимает не как член общества, который провинился - а как изгой, который осажден врагами. Вот угадайте с трех раз, те ребята, которых ФБР сперва спровоцировало, а затем арестовало - они будут считать, что все в порядке? А кто-то неизвестный, мечтающий совершить теракт - он задумается о неотвратимости наказания? Или просто станет осторожнее и внимательнее?

Война с призраками имеет свою специфику. Воюя с призраками, вы всегда находитесь в ситуации, когда деяние совершает призрак, а наказывать приходится человека.

Мысль о глубокой несправедливости такого положения вещей вызывает у человека недоверие к обществу, к органам - и в конечном счете, приводит к излишне конформному поведению. Каковй конформизм в свою очередь, базирующийся на болезненной фиксации, рано или поздно может привести к вспышкам крайне асоциального характера.

Однажды один мой товарищ почти попался на откате. Ну то есть работал на деньгах, брал откаты, начальство в силу каких-то причин решило изменить поставщика, а заказ он уже разместил, и тут началось... Дело было в девяностых, когда вывоз в лес был в порядке вещей, деньги были хорошие, человек был по природе очень неплохим, незлым и неглупым. А поскольку тогда на откатах жили все - это было очень неприятно. Сказать "человека трусило" - не сказать ничего. И вот тут появляюсь я, весь в белом, так сказать... Два дня мы с ним беседовали. Я "качал ситуацию", хоть никто меня этому не учил, потому что друг в беде - надо помогать. Ситуация осложнялась тем, что и в милицию не пойдешь - потому как откат уже есть, а в морду еще не дали, и с повинной - тоже вроде как идиотизм. В общем, анализируя ситуацию, я понял, что человек тупо занимается не своим делом. Ему не менеджером надо сидеть, а работать в совершенно другой области. Мы с ним обсудили эту возможность со всех сторон, и человек, в общем - согласился. Выработав определенную стратегию поведения, мы стали ждать результатов. Волновались оба - он за себя, я - за него.

Получилось.

Сейчас у этого человека совершенно другая профессия, семья, дети. Он чувствует себя хорошо. У него больше нет проблем с деньгами, потому что он больше не работает с чужими деньгами - только со своими. Все в порядке.

Что произошло? А произошло вот что. Вместо тупого "не делай каку", каковая тупизна никак не влияла на профессиональную область, в которой работал товарищ, мы совершенно спонтанно и абсолютно случайно провели профориентацию. И попали в точку. Вместо остро отрицательного опыта, который по-любому привел бы к тому, что человек перестал бы работать на откате, человек получи очень мощный положительный стимул. Если бы не мысль о том, что надо работать тем-то и тем-то, то у него остался бы страх, недоверие, ощущение несправедливости (все ведь делают - чем я хуже), человек бы "сдулся".

Та самая болезненная фиксация, которая неминуемо случилась бы у него в любом случае, трансформировалась в положительный социальный импринтинг. Ему хватило мотивации (еще бы!) изменить свою жизнь. Ребят, не важно - спровоцирована ситуация или нет - но сколько людей, оказавшихся в подобной ситуации, остались без положительного импринтинга? Сколько людей оказались социально дезадаптированы?

Вот то-то.

Профилактика преступлений, выполняемая на системной основе - это война с призраками. Реальные переживания, которые человек получает в силу такой вот фигни - могут поломать жизнь. Но хуже всего то, что все это в комплексе впускает призраков в вашу жизнь... Правонарушения еще нет (или есть, но еще не дошло до апофеоза) - а наказание уже присутствует.

Я хочу задать вопрос. Скажите мне, какое количество людей из сотрудников всякоразных структур обладает навыками и познаниями в психотерапии? О! А обладает навыками профориентации? О! Это моему товарищу повезло, что я больной на голову с детства, и случайно (совершенно случайно!) смог ему помочь. А кто-то другой никогда не задумался бы о таком вариаанте - провести человеку профориентацию в подобных обстоятельствах :)

В любой ситуации, особенно - в сложной ситуации - человек должен иметь перед собой положительные социальные ориентиры. Если таких ориентиров нет - он в лучшем случае станет социопатом. А в худшем - социальным коллаборационистом. То есть - будет соглашательно относиться к любому проявлению насилия в обществе. Потому что был прецедент...

И таких людей я тоже видел. Это очень неприятное зрелище.

Существует два базовых способа отношения к реальности - пассивный и активный. Профилактика преступности, реализуемая системно, может производиться только путем превентивного наказания. Результатом такой профилактики будет выработка у человека системы социальных рефлексов. Однако суть любого рефлекса заключается в том, что он работает только при определенных условиях. И если условия изменятся - он работать перестанет. Или начнет работать в совершенно другую сторону. Человек, отягощенный социальными рефлексами, пассивен и зависим от условий. Активное отношение к реальности предполагает преодоление обстоятельств, повышенную вариабельность поведения, расширенный набор поведенческих стратегий. Такой человек в большинстве случаев будет вести себя нестандартным образом. И в силу этого - никакие профилактические методы к нему применены быть не смогут. Потому что все они формируются исключительно через обстоятельства.

Самое же опасное для общества, прошедшего профилактику, заключается в том, что эти самые социальные рефлексы могут быть запущены со стороны. Они рефлексы. Они не осознаются. Потому даем один, другой, третий импульс - и телемаркет! Получите польскую "Солидарность", украинскую "Свободу" - на выбор.

Формирование активного члена общества, если кто помнит СССР, было одной из целей существования комсомола. Жизнь показала цену комсомолу. Отличие между реальностью, которую видит отдельно взятый человек, и декларируемым описанием этой реальности порождает неправильные, неконгруэнтные, демонстративные способы реагирования. Рефлексы может и вырабатываются, но это абстрактные рефлексы, которые работают в воображаемых ситуациях. Чтобы преодолеть пропасть между теорией и практикой, необходимо ликвидировать различие между наблюдаемым и декларируемым, то есть скорректировать идеологию. Иосиф Сталин в последние годы жизни всеми силами деидеологизировал СССР. Партийные съезды не созывались, администрация формировалась с минимальными требованиями партийной принадлежности, министерства формировались по хозяйственным принципам, министры выбирались исходя из невовлеченности в политическую борьбу внутри партии... Не успел.

Когда раскол между наблюдаемым и декларируемым стал катастрофическим - произошла перестройка. И никакие социальные рефлексы, и никакая активность в деле активной борьбы с воображаемыми явлениями не помогли - все рухнуло. Потому что люди столкнулись с реальными процессами.

А это совсем другая история.

Но если комсомол ставил своей задачей формирование активной жизненной позиции - были ли какие-то позитивные моменты в его деятельности? Однозначно - были. Строительство Байкало-Амурской магистрали, Целина например. Каждый раз, когда советская элита ставила реалистическую задачу - каждый раз она получала огромное количество инициативных, активных, мотивированных людей. Построить железную дорогу? Да без проблем! Распахать немерянные угодья? Да не вопрос! И не важно, что эту одноколейку нагрузить нечем, а зерно с распаханных земель - некуда собрать. Важно, что стоит реализуемая (пусть и трудная) задача, и важно - что она позитивна. Партия же не ставила вопрос о том, нужна ли эта ветка, верно? Это не входит в проблематику. Партия сказала - недо. И люди поехали. И в общем, очень весело жили и трудились.

Если мы ставим задачу "делай что хочешь - но чтобы вот этого не было" - это один вопрос. Потому что отсутствует положительная мотивация, мотив реализуется через приставку "не".

В аутогенной тренировке с помощью специальных методов человек погружает себя в состояние полного покоя, и в этом состоянии реализует некоторый импринтинг, произнося его про себя в виде словестных формул. Считается, что в таком состоянии словесная формула закладывается в подсознание и впоследствии реализуется через поведение. Так вот, для составления таких формул существует одно правило. В аутогенной формулировке не должно быть отрицания. Каждое ощущение, движение, явление в психике человека реализуется определенным гештальтом. При аутогенной тренировке мы объединяем эти гештальты в цельный комплекс, чтобы они работали в комплексе. "Я смогу". "Я уверен и спокоен". "Я здоров". "Я бросаю курить". И это работает. Существует только одно явление, которое не реализуется через гештальт. Это явление - отрицание. Приставка "не" выбрасывается подсознанием. Если вы будете внушать себе "я бросаю курить", гештальт будет сформирован вокруг слова "бросаю". Если вы будете говорить себе "я не хочу курить", гештальт будет сформирован вокруг слова "хочу".

Мелкая разница, верно?

Давайте посмотрим на современную нам социальную рекламу. "Мій тато - не вбивця". "Мы не рабы" (кстати да - 70 лет импринтинга). "Не забуду мать родную" (это стеб, но в каждом стебе, как говорится). "Скажи наркотикам - нет" - за это лично расстрелял бы нахуй пидораса-составителя.

"Не укради", "не убий", "не прелюбодействуй" - примерно из этого ряда. Две тысячи лет существования христианства - войны, грабежи, насилие... Вовсе не факт, что именно такая форма импринтинга породила нашу с вами историю, но тот факт, что существование учения не привело к статистически значимым положительным результатам - сомнений не вызывает.

Феномен индустриального роста в СССР в 20-30 годы объясняется просто. "Комсомолец - на самолет!". "Построим Транссиб!". "Дадим Родине угля!". В это время объем позитивных (то есть не содержащих пристаки "не") лозунгов зашкаливал. Социальный импринтинг был невероятно высок. Что произошло в хрущевские времена? "Нет бюрократам" - в лучшем случае :)

Можно ли реализовать профилактику преступности через позитивный социальный импринтинг? Можно. Но в этом случае импринтингом должны заниматься профессионалы, то есть психологи. А не идеологи, рекламисты или идиоты. "Трезвость - норма жизни" вроде и позитивная фраза, но не работает. Потому что не норма, наверное... Почему-то никому не пришел в голову такой вариант - "трезвость - путь к счастью". Или "трезвость - значит сила". Ну вот не помню такого. А ведь работало бы, и еще как...

Давайте представим себе две позитивных социальных рекламы. Одна - "наркотики - это смерть". Вторая - "наркотики - это боль". Какая лучше? На первый взгляд - про смерть. Сильно звучит. Но штука в том, что опыт смерти есть не у всех (и это замечательно). А опыт боли - есть у каждого. Гештальт понятия "боль" сильнее гештальта понятия "смерть". Поэтому социальная реклама "наркотики - это боль" будет значительно эффективней.

В том, что я говорю - нет высшей психологической правды. Это базовые знания. Я это знал еще в третьем классе общеобразовательной средней школы. Так получилось...

Давайте вернемся к понятию "профилактика преступности" и рассмотрим его как гештальт. Что у нас тут есть базовое? Какой гештальт сильнее? Правильно, дети, садитесь, пять. Базовым гештальтом у нас тут является понятие "преступность". Потому что что такое "профилактика" - знают не все, а что такое "преступность" - мы все отлично понимаем и/или помним. А если мы занимаемся непонятно чем (а профилактика - это один из методов, одна из форм отрицания), и ключевым гештальтом у нас является "преступность", то... Правильно, дети, - мы относимся к тем самым другим, которым мы профилактику проводим - как к преступникам.

Теперь делаем фокус-покус. Смотрите, вот мои руки - рукава закатаны, в руках ничего нет. Давайте представим себе, что вместо задачи "профилактика преступности" мы решаем задачу "формирование социально здорового человека". Согласитесь - гештальт принципиально иной, хотя область деятельности, форма деятельности, главная цель деятельности - не изменились.

Зато в голову сами собой приходят некоторые методы, которые и интересны, и просто приятны. Детские спортивные лагеря, например.

В понятие "борьба с загрязнением окружающей среды" входит гештальт "загрязнение", и отрицание - "борьба с". А если изменить это понятие на "чистота окружающей среды"?

Я рекомендую всем поиграться с этими вещами. Видите лозунг - попытайтесь найти в нем отрицание. А потом переформулировать в положительном ключе. Подберите самые эмоционально наполненные слова. И почувствуйте, как это действует. Очень скоро вы поймете, как много скрытого негатива вокруг нас...

На сегодня, наверное, пока хватит. Я так думаю...
Tags: О нас и прочей хуйне..., О патрициях и галлюцинациях, Про демократию гласность и госбезопаснос
Subscribe

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments