bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Categories:

Социальная кибернетика и психотроника, или вывих мозга как общественная парадигма - 35

Части: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30-1, 30-2, 31, 32, 33, 34.

Истина где-то там...

Прочитав прошлую часть и немного подумав, вы могли прийти к закономерному выводу, что не все так просто с этим самым Юнгом, как принято считать. Я надеюсь. Теперь мы можем продолжить наш разговор.

По сути своей, научное знание есть технология. Технология - это то, что позволяет нам из конкретных ингридиентов в процесе конкретного технологического процесса получить конкретный результат. Гарантированно получить. То же самое имеет место в науке. Мы берем одну конкретную двойку, конкретно складываем с другой конкретной двойкой и получаем совершенно конкретную четверку. 2+2=4 - это наука. Математика. Чем больше таких вот технологий у нас будет - тем большее количество результатов мы сможем получить. Результатов конкретных. Повторяемых. Гарантированных.

Мы можем взять двойку и складывать ее с тройкой, с четверкой, с пятеркой... У нас получится некоторое количество конкретных "технологических процессов". Если мы сделаем иначе, если мы построим теорию операции сложения - мы сможем складывать что угодно с чем угодно. Но до определенных пределов. Потому что сложение разных цифр потребует от нас введения способа записи, и способ записи будет определять ограничения применимости технологии. Сравните:



Нам потребуется позиционная запись.

Потом мы можем прийти к понятию системы счисления, потом - к понятиям кольца и поля, а также к кольцам и полям вычетов по модулю, в которых 2+2 может быть равно 0, 1 или 4.

Если бы мы, взяв первые две конкретные двойки в виде, например, двоек яблок - два яблока и два яблока - сразу задумались о кольце и поле - хрен бы что хорошее из этого вышло. Зачем это тут, спросите вы? А вот зачем.

Объектом исследования Фрейда был конкретный больной. Один-одинешенек. Объектом исследования Юнга - сразу все больные в их многообразии. Фрейд учитывал только один или несколько элементарных психологических процессов. Юнг учитывал все многообразие психических проявлений, включая культуру, философию...

Как вы думаете, кто быстрее смог бы добиться практически значимых результатов?

Помимо эмоционального отношения к Юнгу, которое было перенесено и на идею трансперсонального опыта и коллективного бессознательного, и определила статус табу к этим темам в "нормальной", "классической" психологии - был и еще один фактор. Фрейд создавал ясную и четкую модель, простую и понятную. Приводящую к практическим результатам. Сама парадигма коллективного бессознательного Юнга обладала такой сложностью, что не могла привести к практически значимым результатам в более-менее разумный промежуток времени. По определению.

Критерий научности той или иной теории определяется повторяемостью и устойчивостью результатов. Результаты Фрейда были повторяемы и устойчивы. Результаты Юнга - неповторимы, уникальны, непонятны, блестящи. Потому сегодня любой более-менее квалифицированный психолог, психотерапевт или психиатр, слыша имя Юнга - морщится. Ибо в силу критериев научности теории результаты Юнга ненаучны, в лучшем случае - псевдонаучны.

Но это вовсе не значит, что Юнг не достиг никаких результатов.

Коллективное бессознательное, основанное (по Юнгу) на опыте общества в целом, неразрывано связанное с культурой (мы позднее вскроем эту связь), должно как-то себя проявлять. Чтобы его обнаружить, нужно знать его симптоматику. И Юнг пришел к выводу, что коллективное бессознательное проявлено в потоке ассоциаций, который оно вызывает. Подсознательный комплекс по Юнгу вызывает определенные представления, побуждения, образы, которые можно наблюдать и которые необходимо правильно истолковывать. В этой идее нет ничего странного. Тот же Фрейд, например, начинал точно так же (собственно говоря, у него Юнг эту идею и унаследовал), есть даже книга такая - "Толкование сновидений", автор - Зигмунд Фрейд. Совершенно научная книга.

Отличие подхода Юнга от подхода Фрейда заключается в том, что Фрейд исследовал то, что относится к данному пациенту, а остальное отбрасывал. Юнг занялся тем, что выбрасывал Фрейд.

Любое проявление бессознательного (и не только бессознательного) порождает поток ассоциаций. Мы в этом цикле уже сталкивались с ассоциативныеми цепочками, и это не вызывает у нас никаких возражений. Однако самое любопытное в том, что воспроизведение потока ассоциаций пробуждает в нас активизацию того подсознательного объема, который ранее эти ассоциации вызывал. Именно на этом основаны "якоря" в НЛП или моментальное аутогенное расслабление. Именно таким образом используется стимул для моментального погружения пациента в гипноз при гипнотерапии.

Карл Густав Юнг разработал метод, впоследствии получивший название "Ассоциативный тест". Рассказывают (во всяком случае, я встречал это в каком-то документальном фильме), что однажды Юнг раскрыл таким образом убийство. Проводя психологическую экспертизу подозреваемого, он заметил, что тот на определенные слова реагирует иначе, чем на остальные. Эти слова были связаны с насилием. Дальнейшее расследование показало, что тот был убийцей. Сегодня разновидности этого метода используются в юриспруденции. "Детектор лжи", или "полиграф", например - фиксирует непроизвольный соматический отклик на порождаемые вопросами ассоциативные реакции. В варианте ассоциативного опроса этот метод используется в маркетинге.

Есть такая наука - криминология. Это психология преступника. И в криминологии есть такое понятие, как предрасположенность к совершению преступлений, либо (если мы говорим о виктимологии) - предрасположенность к тому, чтобы быть жертвой. Каждая из этих предпосылок проявляется в определенных потоках ассоциаций и побуждений, каковые порождают определенную симптоматику. Излишне говорить, что в изначальной парадигме Фрейда, которая имеет дело с сексуальностью человека, нет никаких инструментов для анализа этой симптоматики. Зато в парадигме Юнга такая симптоматика есть. И хотя современная западная психология прямо-таки молится на дедушку Зигмунда, при составлении психологичесих портретов преступника там используются идеи Карла Густава Юнга. Просто об этом предпочитают не вспоминать лишний раз.

В своей работе с пациентами Юнг однажды встретил женщину, которая жаловалась на то, что дорогие ей люди и животные умирают либо бросают ее. В разговоре с ней выяснилось, что эта женщина 20 лет назад совершила убийство, которое осталось нераскрытым. Вместе с ней память об этом событии никуда не делась. Позже в нашем цикле мы коснемся одного интересного механизма, но пока для нас важно другое. Юнг убедился, что каким-то образом бессознательное распространяется, и вовсе не факт, что ваши воспоминания, точнее эмоциональная память о них, принадлежит только вам и никому больше.

Юнг ввел в науку понятия экстраверсии и интроверсии. Несмотря на то, что некоторые психологи до сих пор считают эти понятия надуманными, они активно используются при подборе персонала, при формировании имиджа, в том числе в политике, в психотерапии.

Юнг ввел понятие психологического типа. Дальнейшее развитие типология Юнга получила в СССР в виде соционики. Классическая психология воспринимает соционику как лженауку из лженаук. При слове "соционика" "нормальный" психолог теряет человеческий облик, превращается в дикого пещерного человека и начинает плеваться в вашу сторону и метать кал. Вместе с тем соционика применяется в предметной психологии, и дает неплохие результаты.

В поисках коллективного бессознательного Карл Густав Юнг обратил внимание на огромные пласты человеческого опыта, выходящего за рамки традиционного психоанализа. Те или иные идеи Юнга нашли отражение в бихевиоризме, гештальтпсихологии, психолингвистике, криминологии и виктимологии, многих других областях. Представление о культуре как о материале из области коллективного бессознательного породило культурологию, искусствоведение. Начиная с 20-го века искусствоведы начали говорить об экспрессии, импрессии, акцентуации, появилось понятие худождественного манифеста. Искусство эпохи модерна - искусство концептуальное и глубоко манифестное, стало возможным лишь после того, как подсознательные образы - искаженные, деформированные, комбинированные, вовсе ни на что не похожие - стали восприниматься не как уродство, а как художественное выражение чего-то большего, чего-то неясного. Гай Юлий Цезарь не понял бы Малевича или Кандинского. Юнг открыл ворота Дали, Пикассо, Гигеру. Да, ребята, квадрология про Чужого не смогла бы появиться без Юнга...

Если поскрести по сусекам - не так уж мало сделал Карл Густав такого, что сейчас научным сообществом либо обывателем воспринимается естественно и просто...

А ведь Юнг был превосходным педагогом, блестяще владел психоанализом по Фрейду, попутно развивая и свои теории. Много-много прекрасных специалистов были подготовлены им, и много новых научных направлений было ими создано.

В своих поисках Юнг описывал значение многих символов, имеющих культурную и внекультурную, архаическую природу. Эти описания возвращались в классический психоанализ в виде вариантов толкования тех или иных символов, расширяя и углубляя возможности диагностики и терапии.

Почему при таком богатстве результатов Юнг по-прежнему остается "темной лошадкой"? Ну, про эмоциональную компоненту отношения к нему со стороны Фрейда мы уже знаем. Про то, что "классический Юнг", Юнг как манифест - потенциально ненаучен, мы понимаем. Слишком общая парадигма, слишком широкая пашня, слишком слабо связанные концептуально объекты и цели исследования. Но было и еще кое-что.

Фрейд строил психоанализ вокруг частного - вокруг сексуальности. Однако сексуальность не исчерпывает всего богатства проявлений индивидуальной психики. Есть и другие аспекты, не связанные с коллективным бессознательным. И вот ирония судьбы заключается в том, что в поисках коллективного Юнг находил, перебирал такие частности и отбрасывал. Но - их подбирали другие исследователи. Существуют виды психоанализа, очень отдаленно напоминающие концепцию Фрейда, но прекрасно коррелирующие с Юнгом. Так, Жак Лакан при разработке своей концепции обращался к проблеме знака и означивания, каковая проблема коррелирует с архетипами Юнга. Творческий обмен между классической, Фрейдовской школой и Юнгом расширил применимость методов психоанализа на явления, не связанные с сексуальностью. Однако в процессе такого обмена идеи Юнга потеряли авторство.

И опять же, результаты Юнга этим не исчерпываются. Я вам приведу один пример из собственной жизни. Когда-то, когда я активно общался со своим терапевтом, он пригласил меня на семинар. Я уже вспоминал об этом событии, да-да, это когда "Димочка, ты поосторожнее, они же студенты, они ничего не понимают"... Так вот. В рамках семинара у нас было несколько принципиально разных терапевтических методов, с которыми мы знакомились. И для демонстрации одного из них взяли реального человека (публика-то "своя", будущие доктора плюс я) и начали разбирать. Разбирали долго, трудно и в конце концов разобрали. После окончания объявили короткий перерыв, я подошел и честно говорю - нить потерял, ничего не помню и не понимаю. Мой доктор мне - "вообще говоря, нужно было разбирать в другой модели, в этой сложно было подобраться"...

Для тех, кто не понял, объясняю. Психика штука комплексная, патология психики штука не менее комплексная, и любой патологический комплекс имеет много разных проявлений на разных уровнях. На гормональном (физиологическом), на эмоциональном, на образном, на концептуальном, на поведенческом... На каждом уровне на комплекс можно воздействовать, чтобы его "размотать", чтобы разрушить патологическую часть. Можно прописать таблетки, можно провести переоценку, можно трансформировать образ, можно изменить описание, можно скорректировать реакции.

Помните, когда мы говорили в этом цикле о Мэг из сериала "Новости", у которой на руках погиб ребенок, я говорил, что там случай скушный и неинтересный, что мой доктор такие случаи "мочил в сортире" не заморачиваясь, и я иллюстрировал, как это можно было бы сделать с использованием трансакционного анализа? Вот перечитайте еще раз, это тут. Так вот, девочке прописали таблетки. Доктор работал на гормональном уровне. Давайте посмотрим, как можно было бы работать на других уровнях.

На эмоциональном уровне можно было бы использовать интересный метод. Терапевтический альянс с привидением, образно выражаясь. Можно было бы представить связь Мэг с ребенком, как боевое товарищество. Они вместе были на войне - и это, кстати, правда. Они боролись за мир и правду - и это тоже, кстати, правда в определенном смысле. И Мэг, и ребенок хотели мира - с этим только дурак спорить не будет. И вот они там были вместе и вместе вели свой бой за мир. Один из них выжил. Такое эмоциональное восприятие ситуации, такая трактовка трансформирует отношение Мэг к ребенку, переводя негативный психологический опыт из травмирующего в мобилизующий. В дальнейшем эмоциональный заряд Мэг, учитывая ее профессию журналиста, с успехом сублимировала бы в свою профессиональную деятельность, как в продолжение боя за мир и правду. А психологическая боль переносилась бы на "привидение"... Сам травматический опыт, отраженный в "привидении" - реализовывался бы в деятельности, имеющей терапевтический эффект.

Парадоксально, да. Психика - вообще парадоксальная штука...

На образном уровне можно было бы работать гораздо проще. Можно было бы трансформировать погибшего ребенка в образ ангела-хранителя. Был ангел-хранитель, в виде ребенка встретился Мэг, защитил ее и теперь защищает уже "оттуда". Образ был бы яркий, светлый, прекрасно трансформировал бы эмоциональную компоненту посттравматического расстройства. Любое воспоминание о травмирующем событии оказывало бы целительное воздействие.

На концептуальном уровне можно было бы решить это дело через трансакционную модель, как я уже описывал ранее.

Сложнее всего с коррекцией реакций. С коррекцией реакций вообще всегда сложно, ибо травматический комплекс не преобразуется и никуда не исчезает. Для коррекции на поведенческом уровне нужно было бы сформировать у Мэг отстраненное отношение к ситуации. Да, было, да, страшно - но теперь вокруг тебя другие люди, и они тоже от тебя зависят. И если ты будешь зацикливаться на своих переживаниях - ты их подведешь. В таком варианте от пациента требуется сила и воля к победе. Пример успешной реализации такого способа терапии - невроз Зощенко. Этиология установлена, сами воспоминания никуда не делись, но есть отстраненность и контроль. Зощенко вспоминал, что иногда невроз к нему возвращался, но отстраненное восприятие через знание причин помогало преодолеть симптомы.

Понятно, что и персонаж выдуманный, и предложенные модели чисто теоретические - но суть, надеюсь, ясна. Можно подходить с любой стороны и разматывать с любого конца. С одного конца проще, с другого - сложнее, один конец "быстрый", второй будет разматываться сам по себе годами. Но подходов на самом деле - много.

Однажды к Юнгу обратилась женщина с бредовыми видениями. Выяснилось, что она читает околомистическую литературу. Юнг посоветовал ей книжку, какую почитать, и она (как говорил сам Юнг - "слава богу что") послушалась. Видения прошли. В дальнейшем выяснилось, что там была легкая форма врожненной (унаследованной) шизофрении. Что было бы, обратись эта женщина к "нормальному" психоаналитику? Тот начал бы разматывать это дело, довольно быстро бы уперся в шизофрению, а шизофрения там - наследственная, органическая, она словами не лечится... Можно ли считать рекомендацию Юнга "почитать книжку" - универсальным терапевтическим методом? Однозначно - нет. Как отнесся бы к терапии Юнга классический психоаналитик? Как к шарлатанству.

Ребята, любая психотерапия - шарлатанство. Любая психотерапия - это попытка обмануть подсознание, манипулируя сознанием. Но ведь работает, правда, и к тому же - помогает... Фрейдисты исповедовали единство подхода во многих случаях (кейсах). Единство подхода - это ведь так научно... Юнг же исповедовал множественность подходов к каждому единичному случаю. Это так антинаучно...

Потому Юнг и не оставил после себя законченной схемы терапии. Методы могли быть разные, это допускалось...

Не менее важно для понимания Юнга, понимания его поисков, понимание той обстановки, в которой работали психиатры того времени. Время было трудное, хлеба не хватало, потому икру приходилось есть ложками... Это сейчас у нас есть более-менее адекватные психологические модели, более-менее развитая методология, диагностика. А тогда каждый следующий шаг был шагом в неизвестное. Это было волнительно. Психиатры тех времен - это не наши скушные дядья с унылыми рожами, это энтузиасты. Эмоциональная составляющая работы психиатра тогда была просто исключительной. Выражаясь современным языком, психиатры тех времен были очень алертными людьми. А мы ведь уже знаем, что алертность, да в пограничных ситуациях - чревата видеоэффектами.

Каждый пациент - пограничная ситуация...

Еще в те времена обратили внимание на то, что в процессе общения с пациентом психоаналитик может "нахвататься", словить на себя патологию пациента. Заметили, что пациенты, перенося на терапевта свою болячку, могут того заразить. Пришли к выводу о том, что каждый психоаналитик должен периодически проходить терапию у другого. Каждый. И это правило является законом до сих пор. Иначе терапевт сам может начать разносить заразу между своими пациентами. Получатся своего рода эпидемии психопатологии, да...

Психоанализ по Фрейду работает с сексуальностью. Сексуальность - самое сильное по энергетике состояние человека, самое явное и легко наблюдаемое. И одновременно - самое трудно контролируемое... Любовницы были у Фрейда и Юнга, это при живых женах-то. На похоронах своей жены Юнг впал в истерику и кричал "королева!". Мы видим ярко выраженное аффективное поведение. Анна Фрейд, основоположница детского психоанализа, так занималась своим основополаганием, что ее первый пациент застрелился у нее в кабинете... Экзальтация, аффект, истерии были в те времена не тлько спутниками пациентов, но и спутниками докторов.

В отличие от пациентов, доктора понимали, рефлексировали свое состояние.

Огромный запас хреново сублимированной алертности, постоянная работа с психопатогенным материалом, осложненная методическим несовершенством науки того времени - все это приводило к поискам. Искал не только Юнг. Искали все. Для психиатрии тех времен поисковое поведение - это нормально. И даже для более позднего времени - тоже. В книге "Вы конечно щутите, мистер Фейнман", описан случай, когда психиатр пришел на собрание физиков. Пришел - и услышал о своей профессии много интересного.

Однажды я пришел к своему врачу и застал картину маслом. В это время у него был коллега, психоаналитик, который только что закончил сеанс с пациенткой. На сеансе произошел мощнейший перенос на врача, врач "нахватался", и теперь мой доктор возвращал его в бренное тело... Однажды увидев, как может выглядеть человек на сеансе у психотерапевта, вы до конца жизни будете испытывать абсолютный ужас перед мозгоправами... Сама мысль о том, что с вами можно что-то такое сделать, чем вы не управляете...

Ребята, доктора - хорошие люди. Какашки у вас внутри, а не у докторов. Доктор дает вам просраться таким образом, чтобы вы не убились. В конце концов, зрелище хирургической операции тоже может вызвать у неподготовленного человека много разных реакций, а стоматология еще ни у кого не вызывала восторга...

Ощущение необозримого океана неисследованного впереди не могло не отразиться на идеях и теориях психиатрии тех времен. Фрейдисты верили в универсум сексуальности. Юнг воспринимал это несколько иначе, придя к концепции коллективного бессознательного. Еще раз скажу, иначе, чтобы всем было все понятно. Даже на словах когда мы говорим, мы не всегда понимаем, что. Бессознательное - недифференцировано, непрерывно, неясно, объемно. К нему можно подходить с многих разных сторон. В силу того, что мы люди - у нас более-менее похожее бессознательное. У каждого свои тараканы, конечно, но в силу конструкции психики, в силу одинаковости физиологических процессов, стоящих за проявлениями психики - у нас есть что-то общее. Вот это общее и пытался обнаружить Карл Густав Юнг.

Я, как человек "плававший", скажу так. Иногда с обычным банальным бытовым неврозом можно так намаяться...

Я не идеализирую Юнга и не превозношу его. Я просто хочу вам дать правильное и корректное восприятие его личности. Фрейд был первым из алхимиков от психиатрии, который стал химиком. Юнг был химиком, который продолжил занятия алхимией. В своей работе Фрейд создал систему. Юнг использовал систему, чтобы нырнуть в океан непознанного. Фрейд совершенствовал подход, метод. Юнг искал те точки, к которым этот метод можно приложить. Позднее метод к этим точкам приложили, и возникли другие системы.

К Юнгу вообще неприменим системный подход. У него нет системы как таковой, это - ярко выраженный поисковый персонаж. Нужно знать много разных систем, чтобы в работах Юнга вдруг с удивлением обнаружить начала тех или иных из них.

Ну а что же с бездной, с великим безмолвием, с коллективным бессознательным, которое так долго искал Юнг? Нашел он его, в своих постоянных поисках и открытиях частностей? Нашел ли он то, о чем мы будем говорить в дальнейших частях? Ощущение бездны у Юнга было постоянным, Юнг верил, что бездна существует. Но вот так, чтобы обнаружить ее, указать на нее пальцем - нет, не нашел. Для Юнга бездна навсегда осталась где-то там, таинственная, бездонная, манящая, желанная...

Мы заглянем в глаза бездны. И она тоже посмотрит на нас. Так, как смотрела на Карла Густава Юнга...
Tags: Вывих мозга
Subscribe
promo bigdrum february 17, 2019 22:31 4
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments