bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Categories:

Террорист-Гита как она Зита... (5)

Части: 1, врезка1, врезка 2, 2, 3, 4, врезка 3 .

Часть 4. Захват цели на АС-РПЦ.

Прежде чем вы продолжите читать, рекомендую посмотреть третью врезку - документальный фильм "Лаборатория". Ибо разговор у нас сегодня будет крайне оригинальный, и кое-кто таких разговоров очень не любит. Ребята, если доктор прописал хину - будете жрать хину.

Мы с вами говорили о типах мотиваций, формирующих из человека террориста, а также о типах предпосылок, способствующих формированию таких мотиваций. Когда-то в СССР был такой "великий ученый" Лысенко, который говорил, что питательной среды достаточно для самозарождения жизни. Отвергая тем самым генетику. Это был "великий научный прорыв" науки, да... Мы не будем утверждать, что одних только предпосылок достаточно. Еще раз повторяю для тех, кто туго думает - мы не утверждаем, что одних только объективных предпосылок достаточно, чтобы из человека сделать террориста. Нужно еще что-то.

Что?

Вот этим вопросом мы сейчас и займемся. И поскольку "в лоб" такими вопросами многие люди уже занимались - мы не будем заниматься штурмовщиной, а поступим по уму. То есть - пойдем в обход. 11 сентября 2001 года произошел самый громкий теракт в истории, ну, после ареста царской семьи в 1917-м. 12 сентября 2001 года по американскому (и мировому, ибо транслировалось) телевидению выступил Джордж Буш младший, и объявил войну терроризму. 11 сентября, гляда на падающие на телеэкране небоскребы, я испытывал непередаваемое желание найти и уничтожить тех, кто творит такие вещи. Это нормальная человеческая реакция. Почти все мужики, если они конечно мужики, испытывали нечто похожее. 12 сентября, посмотрев выступление Буша, я понял, что всё уже просрано, проёбано и потеряно. С 12 сентября началась новая эра, и она совершенно иная, чем думают политики или обыватели.

Я хочу поставить вопрос так. Можно ли воевать с терроризмом? То, что террористов нужно изъять - неважно как - из нормальной жизни нормальных людей, с этим никто не спорит. То, что с терроризмом нужно бороться - я обеими руками и обеими ногами за. Но можно ли с терроризмом воевать? Вы не чувствуете разницы? Сейчас вы ее почувствуете...

Что такое война? Вот собираются две группы людей, с предметами разной поражающей силы. У них есть интерес выяснить, кто круче. И начинают друг друга убивать. Это - война. А еще за каждой группой людей стоит так называемое мирное население (нонкомбатанты), которые дико переживают за первых, потому что если первые будут недостаточно круты - то тогда вторых, то есть этих самых нонкомбатантов, ожидают крайне нерадужные перспективы. Первые помирают, вторые волнуются - нормальная народная забава.

Давайте представим себе войну с терроризмом. Вот с одной стороны у нас лучшие из лучших, собранные в подразделения под командой лучших из лучших командиров, и оружие у них - лучшее из того, что есть, а если чего нет - нонкомбатанты быстренько выдумают, смастерят, испытают, наладят производство и поставят в войска - то есть первым. А с другой? А с другой стороны, ребята - нет никого. Вообще никого.

Потому что террористы с армиями не воюют.

Террористы от армии бегают. Потому что в честном бою в чистом поле террористы - как бы много их не было - всегда и быстро огребают от гораздо менее многочисленных, но гораздо более подготовленных, умелых и лучше вооруженных военных. Все было бы хорошо в войне с терроризмим, но террористы в чисто поле не выходят, и честным боем не занимаются. Пока наша армия будет выходить в чисто поле, да строиться в красивые шеренги, террористы возьмут и взорвут какой-нибудь банк, или похитят и зарежут нескольких нонкомбатантов. А как только появится армия - разбегутся нахрен и попрячутся...

Воевать с терроризмом нельзя хотя бы потому, что террористы с вами воевать не будут. Они будут вас резать, а при малейшей угрозе - разбегаться и прятаться. Армия, конечно, может заниматься парадом, но ведь это немного не то, что от нее ожидают нонкомбатанты, верно? И вот у нас есть армия, которая не может догнать какого-нибудь террориста. Но ведь война объявлена, верно? Значит - противник должен быть обнаружен. И уничтожен. А кто может быть противником для армии? Противником для армии, ребята, может быть только другая армия. И вот тут я начинаю испытывать некоторое смущение умственное, некоторый когнитивный диссонанс. Получается что? Вот у нас есть мразь, которую мы хотим уничтожить. Но мы не можем ее уничтожить, потому что у нас нет для этого средств. А теми средствами, которые есть, мы можем навалять кому-то другому, каковой другой нам, возможно, нихрена плохого и не сделал. То есть виноваты одни - а мы наказываем других. Станет ли от этого виноватым хуже? Однозначно нет.

Ирония судьбы заключается в том, что как Саддам, так и Муаммар вели свою войну с радикальным исламом. По той простой причине, что радикальный ислам и террористические группировки угрожали их власти и их существованию. Если в терактах 11 сентября виноваты террористы - логично было бы объединить усилия с Саддамом и Муаммаром, верно? Таким образом можно было бы наказать террористов, но вот беда - у нас война тут идет, понимаешь ли... И террористов мы воевать не можем, а вот навалять Саддаму или Муаммару - легко. После того, как американцы победили Хуссейна, террористы начали кошмарить американскую армию (ну, силы коалиции, вообще-то). То есть, армия, которая должна была забороть мировую угрозу, сама стала объектом нападения. К 31 августа 2010 года, когда последний военный США был выведен из Ирака, погибло 4487 американских военных. Еще 32 тысячи были ранены. Задумаемся вот о чем. Силы, которые должны были забороть терроризм, понесли потери от террористов большие, чем принесло Америке 11 сентября 2001 года...

Я не могу серьезно относиться к этим людям. Теперь вы понимаете, почему?

А ведь в Ираке еще не закончилось. А еще был Афганистан, и там, кстати, тоже не закончилось. А это еще 2356 только американских военных. А еще есть ЧВК, которые тоже несут потери, но мы о них не знаем. Все эти люди должны были побороть терроризм. Вы понимаете, что это не война, а идиотизм? А еще есть (мы не считаем местных) гражданские, которые тоже гибнут. Приехал такой поработать по контракту - назад везут запаянный гроб. А если мы вспомним про союзников США в этой войне - становится вообще смешно. Потому что потери местных сил безопасности в разы превышают потери США. Хотя если учесть, что скончавшиеся в госпиталях или коммисованные на гражданку и скончавшиеся там от последствий ранений в статистику боевых потерь не входят - может и не сильно в разы...

С терроризмом нельзя воевать потому, что он с вами не воюет. Он вас режет. Или взрывает. Или стреляет в вас. Но он с вами не воюет. Он вас просто убивает.

Только ли поэтому нельзя воевать с терроризмом? Нет, не только. Если вы объявляете кому-то войну, значит - вы признаете его равным. Вы признаете, что ваш враг - представляет для вас серьезную угрозу. Что это серьезный враг. Вы расписываетесь в том, что ваш враг представляет угрозу вашему существованию. Объявляя войну с терроризмом, президент США Джордж Буш младшенький сделал терроризму такую рекламу, сделал такой социальный резонанс, о котором террористы не могли бы и мечтать. Ребята, мы с вами знаем, что террористическая деятельность направлена прежде всего на социальный эффект. Как только мы убираем социальный эффект - терроризму становится негде существовать. Теракты специально делаются, чтобы вызвать общественный резонанс. 12 сентября президент США оказал такую помощь террористам, он сделал им такую рекламу, о которой они мечтать не могли даже в самых радужных своих мечтах.

Черт возьми, Усама мог тупо застрелиться от радости 12 сентября. Это ничего не изменило бы. Он бы попал в свой рай к своим гуриям, потому что ни один террорист в мире никогда не добивался, и уже никогда не добьется, такого социального резонанса. 12 сентября президент США подарил терроризму победу в войне, которая нафиг никому не нужна, кроме террористов...

Но только ли это является причиной того, что с терроризмом нельзя воевать? Знаете, как ни странно, причины не воевать еще не заканчиваются... Я хочу вам напомнить прекрасный фильм "Осада" 1998-го года. Там террористы начинают наглеть, общественность волнуется, требует ввести войска...  Герой Брюса Уиллиса - генерал Уильям Деверо - настоятельно рекомендует президенту США не делать этого. Но президент США, чтобы успокоить общественность, как всегда в своем репертуаре. И на улицах Бруклина разверзается ад...

Ребята, этот фильм снят американцами об американской армии, которая входит в американский город.

И оказывается, что ад, который переживают в связи с этим мирные жители - абсолютно не мешает террористам. И разбираться с террористами приходится все равно ФБР-овцам. А ФБР, на секундочку - это полицейское подразделение. ФБР - это не армия. ФБР - это структура мирного времени, она обучена действовать так, чтобы не мешать мирным гражданам жить мирной жизнью. А армия - это структура военного времени, это инструмент уничтожения.

Армия сама по себе несет с собой террор в изначальном смысле этого слова.

Я не утверждаю, что военные - террористы, нет. Просто у армии есть своя специфика, и эта специфика такова, что армия применяется по назначению на войне. А война по определению несет лишения, страдания, боль и страх. То есть - террор в изначальном значении этого слова.

В одном из своих интервью Марат Мусин описывал проблематику войны с террористическими организациями в Сирии, и рассказывал, почему армия оказывается не самым эффективным инструментом. Просто если в городе находится крупное армейское подразделение - террористы не нападают. А если небольшое подразделение или территориальная милиция - то собираются с силами и нападают. Чтобы победить крупное террористическое образование, нужно лишить его поддержки информационной, социальной, материальной и финансовой. То есть - вычислять информаторов, работать с сочувствующими, перекрывать денежные потоки и поставки оружия. А это - хорошая полицейская работа. Ни один солдат, офицер или генерал армии с такой задачей не справится.

После 11 сентября Джордж Буш говорил, что его любимый фильм - "Падение черного ястреба". Так вот, в этом фильме американский генерал, собираясь начать печально известную операцию в Могадишо, говорит своему адьютанту, что чувствует какую-то неправильность. Адьютант интересуется, мол, патронов мало? И генерал отвечает - "да дело не в патронах, дело в принципе".

Дело не в патронах. Дело в принципе.

И на этом причины не воевать с терроризмом не заканчиваются тоже, вот что интересно. Хотя казалось бы, что уже достаточно - но на самом деле еще нет... Самая важная причина не воевать с терроризмом заключается в том, что война - это прежде всего состояние общества, состояние общественного сознания.

Если где-то в населенном пункте N обнаружен штаб террористов, и работники органов выдвигаются (с соответствующим усилением) для того, чтобы навести гламур на глянец, обыватель этого не знает. В массе своей не знает. Пока вокруг данного штаба и в нем самом потенциальная энергия переходит в кинетическую - тоже в общем-то, обыватель в массе ничего не слышит и не видит. И только потом в новостях - "ликвидирована террористическая ячейка". Обыватель прожил мирный насыщеный событиями день, а вечером увидел в телевизоре хорошие новости. Обыватель доволен и радостно идет на работу завтра.

Если обыватель утром слышит "в районе населенного пункта N прроизводится контртеррористическая операция", он думает примерно так. Раз контртеррористическая операция производится, значит там есть террористы. Если там есть террористы, значит, есть угроза террористической деятельности. И начинает ожидать фигни какой-то. Прямо по месту жительства.

Если мы знаем, что наша страна воюет, то мы постоянно беспокоимся о своих родных, близких, друзьях. Мы все время боимся, что война может прийти к нам в дом, войти в нашу жизнь. Мы переживаем. В мирное время, в мирной жизни мы думаем, как сделать жизнь лучше. Мы увлеченно работаем ради своей мечты, мы ищем новых друзей и партнеров. На войне мы не можем работать ради своей мечты. Ну потому, что война, и она внесет свои коррективы. Мы сомневаемся в каждом встречном. На войне мы не ищем друзей, мы ищем врагов.

Если мы воюем, а другая страна - нет, то мы думаем примерно так. Вот мы воюем, а они нет. Они не воюют - значит, они могут иметь какие-то отношения с нашими врагами. Они ведь с ними не воюют. Может, они тоже - враги? Может, они готовятся стать нашими врагами? Человек мира гибок и эффективен, человек войны предубежден и прямолинеен.

Стратегии принятия решений мирного времени вариативны, разнообразны, предполагают партнерство и сотрудничество. Стратегии принятия решений военного времени линейны, жестки, строятся из рассчета на собственные силы. В мирное время мы наращиваем число друзей. В военное время мы стремимся сократить число врагов. В мирное время мы живем ради мечты и планов, в военное - ради уничтожения.

Война очень плохо отражается на бизнесе, на деловой активности. В мирное время мы стараемся увеличить зону влияния нашего бизнеса, мы можем действовать в рассчете на годы и десятилетия вперед. В военное время на наши действия накладываются ограничения, чуждые бизнесу. Можно ли торговать с тем-то и тем-то? Можно ли инвестировать туда-то и туда-то? Мы не знаем... Можем ли мы прогнозировать что-то на завтра, на месяц, на год? Мы не знаем... Достаточно посмотреть на изменения, произошедшие в экономике США за последние 13 лет, чтобы увидеть, как состояние войны влияет на государство, даже если война идет где-то далеко и непонятно с кем...

Особенность терроризма заключается в том, что это - враг без государственной принадлежности. Ты не можешь определить с первого взгляда, враг это или нет. Он может быть твоим соседом десять лет, а потом взять и взорвать бомбу. Сейчас я скажу очень важную вещь, ребята. Очень важную.

Борьба с терроризмом происходит там, где есть террористы. А война с терроризмом происходит у вас дома, прямо в вашей семье. Даже если террористов в ней нет.

Я уже неоднократно в этом журнале упоминал прекрасный сериал "Новости". Там в одной серии коллектив отдыхал, пили-курили-закусывали, типа корпоратив и все такое. И тут звонят руководителю канала, и рекомендуют завтра прийти на работу пораньше, потому что будет важное сообщение от президента. У людей все веселье закончилось. Людей затрясло. Люди уже думают, не появился ли новый враг, новая угроза... Коллектив слегка нетрезвых веселых людей моментально превратился в компанию пьяных психопатов...

Победить терроризм в войне, так, как побеждают в войнах - невозможно. Потому что на тысячу человек всегда найдется какое-то количество мрази, какое-то количество отморозков, способных насыпать в кастрюлю смеси селитры с какой-нибудь фигней. И взорвать в людном месте. Как минский подрывник. Как бостонские подрывники. Всегда. Человек так устроен. Поэтому сколько бы мы не выражали поддержку, сколько не ходили бы на митинги - всегда где-то будет фигня.

Война с терроризмом не может быть выиграна. А вот борьба с терроризмом - может быть результативной.

Первой врезкой в нашем цикле стоит фильм "Привратники". В этом фильме собраны интервью с начальниками израильской службы общей безопасности Шин-Бет, которая занималась борьбой с терроризмом. Это в точности те люди, которые всегда - идет война или наступает мир - находятся в состоянии войны. Эти люди очень хорошо знают, что такое терроризм. Так вот, посмотрите с отсечки 1:20. Все, как один, говорят - нельзя одними репрессивными мерами победить. Нужно разговаривать. Нужно искать точки взаимного доверия. Нужно искать возможность примирения.

Отморозки будут всегда. Но пока терроризм является фактором общественного сознания, пока он будет на слуху, сама концепция терроризма будет задавать некий вектор, некий стандарт, некий сценарий. И вот этот вот сценарий, упавший на тучную почву индивидуальных, социальных, политических предпосылок - будет давать всходы. Терроризм не есть одно явление. Это - комплекс явлений, зачастую имеющих различную природу, но результат у них - один. Война с терроризмом сама по себе программирует результат. Мысль о том, что террористический акт, насилие, способны приводить к общественному резонансу, особенно воплощенная в концепции "войны с терроризмом" - абсорбирует, структурирует и программирует некоторый тип (или некоторые типы) людей на этот конечный результат.

На канале ItonTV периодически выходят выпуски с Яковом Кедми - бывшим руководителем израильской службы Натив. Поскольку основной задачей Натива было проведение операций на территории СССР, в России к нему относятся трогательно и с любовью... Так вот, в одном из своих интервью Яша высказал очень интересную мысль, но мы пока сделаем небольшое отступление, чтобы сделать эту мысль более выпуклой...

Еще до событий 11 сентября, в 1999 году на пресс-конференции в Астане Владимир Путин высказал свое кредо касательно терроризма. "Мы будем преследовать террористов везде. В аэропорту — в аэропорту. Значит, вы уж меня извините, в туалете поймаем, мы в сортире их замочим, в конце концов. Всё, вопрос закрыт окончательно." Изначально вопрос о войне не ставился. Я помню, сколько вайна вызвала эта фраза в Интернете, ее и сейчас периодически вспоминают... Отступление окончено.

Что говорит Яков Кедми, у которого причин любить Россию и лично Владимира Владимировича нет в принципе и не может быть, они много лет друг против друга работали, и точно друг друга не любят?

Яша в одном из выпусков говорит, что Россия с терроризмом справилась.

Две разных стратегии. Америка объявила войну, натянула по самые гланды пол-мира и пока конца-краю этому бардаку не видно. Американские граждане живут в состоянии войны, в постоянном ожидании терактов. Более того, я вангую, что Америка войну терроризму проиграет, потому что эту войну выиграть - как войну - невозможно.  Россия войну терроризму не объявляла, она его системным фактором общественного сознания не делала, она дала работать своим профессионалам в данном вопросе, она активно работала и работает с предпосылками, работает на упреждение. Граждане России все эти годы жили мирной, пусть неустроенной - но мирной жизнью.

Системного терроризма в России уже нет. А в США системный терроризм все еще есть.

Я не защищаю отморозков. Но от перспективы разделять системный идиотизм меня бросает в озноб.

В заключение я рекомендую вам посмотреть лучший фильм об американской стратегии борьбы с терроризмом. Тем более, что он короткий.
Tags: Гита и Зита
Subscribe
promo bigdrum february 17, 2019 22:31 4
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments