bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Category:

Тайна личности Льва Абалкина, или невероятные приключения в невозможном месте - 19

Предыдущие части: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18.

Часть 19. Сказ о тихом-тихом омуте.

В прошлой части мы говорили про ужас-ужас-ужас, как в том анекдоте про бордель и впечатлительную проститутку. А сейчас мы будем говорить про панику-панику-панику. Сегодня мы с вами, дорогие товарищи граждане, будем говорить об аффекте. Там пять ссылок, нас интересуют первые три.

Первое, что нам нужно понимать, это то, что аффект - это не нормальное, в смысле обычное, состояние психики. Если взять нормального человека, который живет в любимой семье, работает на любимой работе, занимается любимым хобби и общается с любимыми его сердцу людьми, то он, в общем, будет спокойным, уравновешенным, счастливым человеком. Как только все предыдущие факторы у нас станут фигурировать с приставкой "не" - мы получим жутко аффективного типа. Потому что аффект на самом деле - это приспособительный механизм. Это такая компенсаторная реакция, которая предназначена для снятия нервного напряжения, превысившего определенное пороговое значение.

Как только вы выведете человека, причем любого человека, из зоны комфорта - он тут же начнет демонстрировать аффективное поведение.

Еще раз повторимся. Вот едет спокойный человек в транспорте, тут ему хамят, наступают на ногу - и он тут же начинает брызгать слюной и напоминать обезьяну. Это - аффективное поведение. Однако брызжущий слюной матерящийся тип в дорогом костюме и галстуке - это далеко не единственный образ аффекта. Ибо если электрон так же неисчерпаем, как и атом, то и форм аффекта столь же много, как и людей на земле, если их перемножить на то количество ситуаций, которые у них могут породить аффект.

Один из самых замечательных примеров аффекта, который вы видите на каждом шагу - это смех. Все клоуны, юмористы - все они занимаются тем, что порождают у вас аффективное поведение. А вы этому радуетесь... Конечно, есть разница между матерящимся верзилой и смеющейся барышней, но механизм-то - один. В случае юмора мы имеем микроаффект. Каждая шутка, анекдот, комическая ситуация, вызывает, в силу тех или иных причин, некоторое психическое напряжение. Это психическое напряжение требует выхода, поведенческой реакции. В зависимости от своей интенсивности это может быть очень разная реакция, иногда парадоксальная. Классический пример парадоксальной реакции на смех - это агрессия. Бывает, что вот сидит компания, все смеются, и так смешно, что наконец кто-то не выдерживает и начинает требовать прекратить. Может дойти даже до мордобоя, с более или менее тяжелыми последствиями. Опять же, факт того, что смех является не специфической и далеко не единственной реакцией на юмористическую ситуацию, может быть феномен так называемой неуместной шутки. То есть и пошутил качественно, и попал в точку, и все оценили, но по логике ситуации - не стоило, ибо только создало ненужное напряжение.

В одной и той же ситуации, порождающей психологическое напряжение, возможны совершенно разные аффективные реакции.

Сейчас я буду, как Задорнов, про Америку, так что приготовьтесь. Среди аффективных реакций смех, улыбка является особенной. Дело в том, что она демонстрирует малозначительность источника напряжения, уверенность человека, что он может с этим справиться. Кроме того, совместный смех над проблемой есть естественный способ разрешения конфликта, например. Поэтому везде считается, что кто много смеется - тот живет долго. Естественно, потому что иначе ему пришлось бы драться, а драки плохо влияют на долголетие... Вот этот вот феномен смеха и дал ему особый - в европейской культуре, во всяком случае - статус. Вспомните замечательную песню "Донт ворри би хэппи" (не беспокойся будь счастливым):



или замечательный лозунг всей современной Америки "Кип смайл" (улыбайся).

А теперь внимание прикол. Если смех - это аффективная реакция, значит, ее должно вызвать какое-то психологическое напряжение, верно? Можем ли мы обнаружить уникальное для США, например, явление, которое подтверждает, что таки да, существует некий высокий уровень психологического напряжения, каковое американцы и сбрасывают через смех и улыбку? Оказывается, можем. Речь идет об опочтарении, феномене немотивированной социальной агрессии, который систематически наблюдается в США и нигде более. Нет, ну во всех странах бывают психи, но с такой завидной регулярностью, как в Штатах...

На самом деле все просто. Есть источник напряжения, которое, сбрасывай - не сбрасывай его через смех, все равно накапливается... Есть кумулятивный эффект (вот статья об исследованиях этого эффекта в рекламе). День за днем, день за днем, хиханьки да хахоньки, а психика - она ведь не железная... Рано или поздно накопленное напряжение прорвется, причем спусковым крючком может служить совершенно посторонний и случайный стимул...

И будет уже не смешно.

Я обожаю смотреть американские документальные фильмы. В них снимаются не актеры, а более-менее обычные люди, которые не обучены играть эмоциями. И я из раза в раз поражаюсь этому удивительному сочетанию - широкая улыбка и при этом - беспокойство в глазах, в движениях. Вот сериал "Дома на деревьях", там в паре эпизодов заказчики сомневаются - они же с лица спадают конкретно. Только что хиханьки-хаханьки, и тут хлоп - и проглядывает здоровая психика недовольного человека. А как только договорились - опять смеются, а глаза так в стороны - зырк, зырк...

Я не говорю, что американцы глупые, я говорю вот о чем. Улубка, показная доброжелательность для них - социальный адаптационный механизм. У нас зайдешь в ЖЭК - сидит баба с лицом, как только что из танка вылезла и раздумывает, не залезть ли назад. Два-три слова, спокойно все порешали без этих улыбочек... А смотришь про какую-нибудь ветклинику в Оклахоме - "ой здрасьте, ваша собака при смерти, какая радость, как мы все счастливы"...

При таком количестве улыбок американцы создали и по всему миру распространили так называемые курсы "управления гневом". На этих курсах людей, испытывающих приступы гнева, учат их контролировать. То есть, в наших сегодняшних терминах, есть некие источники психологического напряжения, которые вот этими вот улыбками никак не компенсируются, и чтобы их скомпенсировать (потому как кипсмайлы не помогают) вводится еще один компонент - "управление гневом".

Фокус в том, что и кипсмайлы, и управление гневом не работает с причиной - это компенсация результата. Возможно, если бы люди получили качественную терапию, например, в виде групповой актуализации по Шострому - то и улыбки были бы искренними, и гневом управлять не пришлось бы. Вот у нас - если кто улыбается, то улыбается. А если не улыбается - то и порядок, все нормально... По сути, в предлагаемых примерах речь не идет об управлении причиной появления психологического напряжения, речь идет об управлении формой аффекта.

Вот как вы думаете, если пожар - нужно огонь тушить, или заботиться об отведении дыма?

Формы аффективного поведения бесконечно многообразны. Однако поскольку аффект является компенсаторной реакцией, то всякий аффект является следствием определенных обстоятельств, определенной психологической обстановки. Если у человека возник аффект - его, конечно, можно и нужно лечить, но гораздо важнее определить причину. Можно сколько угодно заставлять человека улыбаться, и он будет улыбаться судорожно и до скрипа зубовного - но пока в окружающей его обстановке что-то не изменится - будет происходить накопление негативного опыта.

Все помнят прекрасный фильм "В августе 44-го", многие даже книжку прочитали. Чем занимался капитан Алехин на поляне? Капитан Алехин занимался тем, что провоцировал подозреваемых на аффект. Долго провоцировал, старательно. Все, кто внимательно читал книгу или смотрел фильм - каждый должен был обратить внимание на затянутость сцены, на очень хреновую мотивированность - с точки зрения ситуационной - поведения капитана. И никого его поведение там не обмануло, на самом-то деле, но - так было нужно. Потому капитан Алехин долго и нудно мотал нервы диверсантам.

В цикле про психотронику, рассматривая сценарий психотронной войны, мы уже касались этой темы. Ну помните, когда говорили о физиологическом пределе психологических процессов, связанном с конечной скоростью восстановления калий-натриевого баланса в нейронах? Там это было необходимо для того, чтобы подавить перцепцию, чтобы исчерпать нормальную сопротивляемость человеческой психики, чтобы сделать поведение человека реактивным. Вспоминаем Майдан, прессу, всю эту истерию и так далее. И понимаем, что вот этот вот массовый аффект - это вполне сконструированный, вполне сделанный процесс.

Вот давайте опять посмотрим на Америку. Вот вся эта война с терроризмом - что это такое? Если взять карандашик, поискать в интернете циферки, и немного посчитать, то получается очень интересная картинка. Оказывается, что финансовый кризис был так же неминуем, как смена времен года. А финансовый кризис в США - это недовольные американские граждане, которые думали, что живут в самой лучшей и самой умной стране мира, умеющей распоряжаться собственными финансами. А реальность оказалась иной. И вот чтобы эти недовольные граждане не расфигачили собственный политический эстеблишмент, этот самый эстеблишмент придумал войну с терроризмом, потому что война дает универсальное объяснение. И объясение в данном случае крайне любопытное. В страну, которая имеет (пока что) самую боеспособную армию мира, и оборонный бюджет каковой страны больше суммы всех оборонных бюджетов на планете, могут приехать десять тупых афганских крестьян и устроить теракты... Ребята, но если при таком бюджете и такой армии страна не способна защититься от десяти тупых афганских крестьян - может, надо что-то в армии поправить? Может, просто не тем людям деньги платятся?

Декларация войны с терроризмом служит для запугивания американского общества. Чтобы общество стало аффективным, реактивным, управляемым. А аффект американских граждан регулируется - правильно, курсами управления гневом и принципом "кип смайл". И вот ходят товарищи американские граждане, и улыбаются, как та девочка в каске из анекдота...

Однако вернемся к аффекту как к психологическому явлению. Вот вы видите человека, как понять - он сейчас аффективен или нет? Может, у него болезнь эпилепсия, и то, что он сейчас дергается - это не потому, что он собирается с кем-то подраться, а просто приступ у него? По каким признакам определить аффективность человека? И вот тут вот мы можем прочитать про эти признаки.

И начнем резко и много смеяться, потому что после прочтения этих признаков у нас самих начнется аффект...

Вот я астматик с детства. Вот мое затрудненное дыхание - причем всю жизнь затрудненное - это аффект или еще нет? А я в детстве заикался, и я об этом уже рассказывал, и сам вылечил себя от заикания - это аффект или нет? Проблемы со зрением, невнимательность - это проявление аффекта, или (учитывая то, что всю жизнь) - все же не аффект? А то, что мне со школьных времен каждый доктор уверенно ставит диагноз "вегетососудистая дистония", который на нормальный язык переводится как "нервное истощение" - это уже аффект, или просто вот по жизни так сложилось? А то, что у меня минимум в течение года, когда я сдавал анализы крови, постоянно было написано про мононуклеоз?

Если посмотреть на всю эту картинку, то по всем признакам я буду человеком, который живет в состоянии аффекта. Много-много лет. Это уже не смешно на самом деле, более того - в более ранних статьях данного цикла мы уже видели, что было с чего такой жизни сложиться. И самое интересное - что это действительно так, в определенном смысле.

Потому что аффекты бывают разными.

Существуют аффекты явные, проявляемые в нервных срывах. И существуют аффекты мягкие. То есть, человек может копить-копить, а потом раз - и в морду дать. Это явный аффект. А может быть и иначе. На человека валится, а человек это дело сбрасывает через микроаффекты, не позволяя нервному напряжению дойти до критической точки. Когда говорят про управление гневом, то речь как раз и идет про использование микроаффектов в мирных целях. Людей этому специально обучают на курсах. Кстати, помните тех пациентов Леви, которые ругались в стихах? Это классический пример микроаффективного сброса.

Однако самое интересное заключается в том, что мягкое аффектирование обладает также тренирующим эффектом. Привычка к мягкому аффектированию повышает устойчивость психики к негативным воздействиям. Потому что у человека появляется навык сублимирования негативного психологического содержания в микроаффективное поведение.

Мягкая аффективная реакция потому и является мягкой, что наступает незаметно. Если человек от природы склонен к мягкому аффекту (как я), то это происходит незаметно даже для него - что же говорить об окружающих. Подобно всякому аффекту, мягкий аффект затрагивает всю репрезентационную модель человека - вплоть до физиологии. А теперь мы, желая получить удовольствие, можем себе представить коммуникационную модель, то есть модель беседы, в которой один из людей обладает склонностью к мягким аффективным реакциям.

В обычной беседе мы не просто говорим слова и слушаем слова. Мы еще и подстраиваемся под собеседника. Происходит это бессознательно, так человек устроен. Каждое почти слово многозначно, в зависимости от контекста оно требует некой предустановки восприятия. Классический пример - фраза русского языка "ну да, конечно", выражающая крайнюю степень сомнения и отрицания, в отличие от английской "Yes, of course", выражающей полное согласие. Причем вот это вот отрицание - штука ситуационная. В русском языке в некоторых ситуациях "ну да, конечно" может выражать и согласие тоже. Потому при разговоре мы всегда психологически подстраиваемся под собеседника, под его эмоциональное состояние, которое мы воспринимаем по его внешнему облику, жестикулированию, мимике, дыханию и так далее - и все это совершенно естественно, совершенно не обращая на это внимание.

И вот у нас беседа двух людей, один из которых склонен к мягкому аффективному поведению, и они беседуют на темы, которые для аффективного человека несколько неприятны. Естественно, что наш мягкоаффективный человек незаметно даже для самого себя уходит в аффект. А второй человек, обычный - подсознательно этот аффект натягивает на себя, перенимает состояние, встраивается в него... Конечный результат - беседа одного аффектированного типа с другим.

Поговорили, называется...

Если с вами по делу общается сотрудник правоохранительных органов или спецслужб, речь всегда идет о неприятных вещах. Такая специфика у этих ребят. Работа такая, профессия - разговаривать с людьми о всяких гадостях. Этих людей специально учат встраиваться в собеседника, воспринимать его состояние, оценивать искренность человека. Но при этом никто из них не имеет представления о мягком аффекте, и это как бы даже недочетом назвать трудно, ибо диагностика таких пограничных состояний даже у опытных клиницистов занимает определенное время. И вот наш сотрудник, человек с холодной головой и горячим сердцем, кристалльной биографией и твердыми жизненными убеждениями, искренне желающий - абсолютно искренне и совершенно незаметно для себя, подстраиваясь под разговариваемого, влипает в мягкий аффект...

Это ерунда, что он мягкий, потому что аффект - он аффект и есть.

Что у нас там появляется? Туннелизируется восприятие, скачет эмоциональный фон, появляется светлый ободок по периферии поля зрения? Возникает впечатление, что человек недоговаривает, уклоняется, что-то затаил? Ау, ребята из СБУ - я похоже описал? Вооот... И тогда наш доблестный сотрудник, которого учили доверять своим впечатлениям - а впечатления у него в данный момент слегка того - начинает щупать плотнее, зондировать, понимаете ли, почву... И весь этот зондаж, естественно, у разговариваемого со склонностью к мягкому аффективному поведению вызывает что? Правильно, дети - вызывает углубление аффекта. В конце концов нервничающий - а он не понимает, почему нервничает, и это его напрягает - сотрудник заканчивает беседу, и остается у него от этого разговора ощущение тягостное. Чувство такое остается - глобальной невысказанности и вселенского недопонимания. И хорошо, если это был просто свидетель - поговорили, и будя. А если это проверяемый?

Склонность к мягкому аффективному поведению в актах коммуникации - это, другими словами, способность внушить человеку определенное эмоциональное состояние. И одно дело, если мы имеем человека, которого этому обучали специально в той или иной мере, под тем или иным соусом, и совсем другое дело - если такая способность природная, врожденная, неконтролируемая. И что он там внушает собеседнику, такой человек не знает и этим не управляет. Хороший пример мягкоаффективного человека - Юлия Владимировна. Послушайте, как она читает речи. Каждое слово эмоционально акцентированно. И ведь совершенную фигню несет - но как люди ведутся...

Однако самое интересное, ребята, возникает, когда склонность к мягкому аффективному поведению сочетается в одном человеке с высокой эмоциональной подвижностью.

Это как раз тот случай, когда ужас-ужас-ужас и паника-паника-паника идут рука об руку...
Tags: Тайна личности Льва Абалкина
Subscribe

  • О фуфлонах - 5

    Предыдущие части: 1, 2, 3, 4. В прошлой части мы познакомились с тремя парадигмами общественной интеграции. Интеграцией общества вокруг идеи,…

  • О фуфлонах - 4

    Предыдущие части: 1, 2, 3. Прошлые три части мы с вами матерились. За время, прошедшее с момента написания последнего поста данного цикла,…

  • О фуфлонах - 3

    Предыдущие части: 1, 2. Тут прилетело прекрасное... Как указано в посте, Данилова созерцать с 1:15:10... Я не знаю, где откопали этот реликт…

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments