bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Category:

Тайна личности Льва Абалкина, или невероятные приключения в невозможном месте - 52

Предыдущие части: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51.

Часть 52. Наш Мэтод. Пыдагогыка.

Ну что, о юные поддаваны, готовы продолжить погружение в мир удивительного? Нас ждет еще о-го-го, и о-го-гей этого о-го-го будет только победа коммунизма во всем мире. Когда она наступит.

Давайте подумаем о простом. Вот у нас есть госбезовец, которому нужно взаимодействовать с гражданскими. Не по службе взаимодействовать, не как с агентами, не как с добровольными помощниками, а вот просто есть гражданский, с которым не установлено никаких отношений, но вот жизнь столкнула, и надо вступать в коммуникацию. Ну на ногу друг другу наступили, или - в очереди вместе стоите, да? Очень простой вопрос - что будет делать госбезовец, разговаривать или оказывать воздействие (манипулировать)?

Специфика госбеза заключается в том, что эти ребята предусмотрены для ситуаций, в которых гражданским не место. Ну не место бабушке Ане в перестрелке с бандитами, или девочке Маше в месте возможного самоподрыва смертника. Можно, конечно, сказать бабушке Ане - "уважаемая бабушка Аня, слышите, у вас над ухом свистит, не могли бы вы быть так любезны, и по возможности покинуть данное место вон в том направлении, пригибаясь и передвигаясь перебежками от одного укрытия к другому?". Не, вы прикиньте такой диалог, да? А бабушка Аня глуховата, а скучно ей на пенсии, а тут молодой красивый интересный, и такие странные вещи говорит... Бабушка Аня расположена основательно порассуждать, да научить молодого человека манерам, да выяснить, отчего он такой нервный, да дать советов по правильному питанию, а вдруг у него с женой нелады, так можно и тут поговорить...

Блин, вот только что подарил кинематографистам сценку для какого-нибудь детектива, хорошо обыграть - зритель укакается от удовольствия!

Наш молодой госбезовец проведет бабушке Ане подсечку, следя, впрочем, чтобы она головой не ударилась (помню я эту методичку по рукопашке НКВД, которую на раскладке держал в руках, садизм, да и только), а потом схватит ее за любое место и утащит в тихий уголок... Прям как маньяк-геронтофил. А девочку Машу схватит под мышку, и начнет перебежками, и пофиг на ее крики, верно?

Потому что такая ситуация, ребята, для этого учат, для этого мордой в гавно на каждом занятии, чтобы вот это вот поляля из молодежи выбить. Ибо иначе не выживет, молодежь-то... В подготовке спецуры ломка привычек и стереотипов просто чудовищная, достаточно посмотреть документалок про спецназ, там много чего есть. Люди на уровне рефлексов меняются, у них скорость реакции на определенные ситуации превышает физиологически возможную...

Как они это делают - я даже не подозреваю, но один раз увидишь - второй не захочешь...

Так вот, наш госбезовец стоит с бабушкой Аней в очереди (это уже другая бабушка Аня, не утащенная ранее в тихое место). И бабушка Аня, видя красивого молодого человека начинает что? Правильно, интересоваться, а почему он такой усталый, да как он питается, да не надо ли советов с женой... Нет, можно, конечно, подсечку, но люди вокруг... Наш госбезовец будет вяло отнекиваться, односложно отвечать, или наоборот - выдавать не относящиеся к делу монологи, глядя в сторону. Демонстрируя тем самым отсутствие интереса к разговору, и подавляя (методом эмпатического импринтинга) желание развернуть дискуссию у бабушки Ани. То есть - оказывать воздействие.

И если мы посмотрим на эту маленькую воображаемую ситуацию, то заметим, что делать это он будет, ломая бабушке Ане привычку, правда, интересно?

Нет, ну, наши бабушки - они наши, их из танка не прошибешь, было бы им на чем - вертели бы на том, а так просто вертят на чем есть всю эту лабуду. Наши бабушки привычные ко всему, госбезоустойчивые и неотвратимые, как победа коммунизма. За наших бабушек можно не волноваться. Наши бабушки - о-го-го. Но мы не о том. Мы - о различных коммуникационных стереотипах.

Вот есть у нас человек с девиацией поведения. Не сильной, не криминологической, но у него поведенческие акты, скажем так, немного не то. Слишком громко и вульгарно хохочет, или наоборот - мерзко хихикает, отпускает неуместные шутки, говорит о непонятном, не ценит компанию, страшное дело - не любит историю КПСС... О да, доцент Литуновский ненавидел меня лютой ненавистью... Вот что делать с таким человеком (я о себе, не о доценте)?

Я помню, как меня замполит уговаривал в партию вступать. Замполитам это положено - уговаривать вступать в партию. Работа такая. Я, говорит, вижу, что ты коммунист в душе. Я ему в ответ - в душе-то я коммунист, но вот в это вот не верю, что вижу. А он опять - ты в душе коммунист. Да, я в душе коммунист, ребята, все мы, кто из СССР, не возражали бы жить в коммунизме. Таком, например, как мир Полдня. Чтобы работать где интересно, творить, дерзать, улыбаться, не болеть, любить всех вокруг и вообще - радоваться жизни каждый день, а не только по пятницам... Поинтересовался замполит, что именно вызывает у меня сомнения? Нет, не поинтересовался. А ведь это ключевой момент...

Когда человек высказывает вам сомнение или недоверие - это замечательно, ребята. Потому что он высказывает свою позицию. Свою. Недоверие или сомнение - несут информацию. В зависимости от контекста ситуации эту информацию можно получить. Понимаете? (Тут я вспоминаю капитана Алехина в исполнении Миронова, который пальцем в воздухе квадрат ресует и вопросительно говорит - "понимаете, документ".) Повторяю - можно получить информацию. Когда человек высказывает вам согласие - информацию получить нельзя, потому что говорить, собственно, не о чем, согласие - оно согласие и есть. В 1985-1991 вся страна высказывала свое согласие, и что со страной стало? Потому что реальные социально-психологические, политические и идеологические процессы нельзя было отследить, все были заранее согласны, информации - ноль. Вот и все, накрылся великий и могучий.

Потому что все высказывали свое согласие накрылся.

В западной концепции бизнеса есть такое понятие - "работа с возражениями". Почитайте. Там ясным языком черным по белому написано - кто не умеет работать с возражениями, тот не сможет занимаься бизнесом. Потому что сомнение или недоверие несет информацию. Если продавать продукцию только тем, кто согласен - вы продадите три памперса и сдохнете от голода. А вот если вы работаете с возражениями, если вы умеете это делать - тогда вы продадите стопицоттыщ прокладок из асбеста молодым девушкам и станете миллиардером. Потому что у вас будет колоссальный поток информации.

Поинтересовался замполит, почему я не верю в КПСС? Нет. Поинтересовался настоящий полковник (когда разговор уже, кстати шел), что меня не устраивает в отношениях и почему я не считаю их честными? Нет. Это цирк, ребята, это ебаный цирк.

Вспоминаю одного молодого мальчика. Колледж СБУ, все такое, мы с ним вместе лазили, делами занимались. Дите, очевидно, осененное высоким доверием старших товарищей, тужась от ответственности, лазило по делам со мной и молчало. Сколько информации оно получило? Ноль. Их вот так вот сейчас учат и готовят... Ребята, молчать надо в перестрелке, потому что в перестрелке нужно стрелять, а когда перестрелки нет - нужно разговаривать. Это фантастика, это песня, это я даже не знаю, как охарактеризовать. Современный СБУ-шник, если кто, узнав, что он из СБУ, не выказывает ему восторга и умиления, тушуется, как кисейная барышня. Как гребаная курсистка.

Я вот чего не понимаю. Теоретически - подчеркиваю, теоретически - госбез должен работать именно с тем контингентом, который против. Причем - активно против. То есть - опять же, теоретически - госбез должен уметь работать с людьми, которые не доверяют, сомневаются, настроены негативно, правда? Откуда эта, простите, стеснительность?

Вам выдали форменные трусы на два размера меньше, и они вам мешают думать головой, отвлекают?

Если бы большевики работали только с теми, кто уже согласен с Марксом и Энгельсом, появился бы Союз? Если бы ребята Судоплатова и Артузова говорили только с большевиками из пролетариев, получили бы они документацию на атомный проект США? Там ведь были интеллектуалы из хороших семей, прошедшие проверки ихней безопасности, капиталисты. Люди умели разговаривать, понимаете меня, разговаривать с несогласными...

Но вернемся к девиантному мальчику, с которым не хотели разговаривать. А делать что-то надо было. А как в таком случае, если не разговаривать, можно действовать? Только одним образом - оказывать корректирующее воздействие. То есть - ломать привычки. И сейчас у нас пойдет веселуха, ребята...

Нунан принялся рассказывать про институтские дела, и пока он говорил, у стола рядом со стариком неслышно возникла Мартышка, постояла, положив на стол мохнатые лапки, и вдруг совершенно детским движением прислонилась к покойнику и положила голову ему на плечо. И Нунан, продолжая болтать, подумал, глядя на эти два чудовищных порождения Зоны: Господи, да что же еще? Что же еще нужно с нами сделать, чтобы нас наконец проняло? Неужели этого вот – мало?.. Он знал, что этого мало. Он знал, что миллиарды и миллиарды ничего не знают и ничего не хотят знать, а если и узнают, то поужасаются десять минут и снова вернутся на круги своя. Напьюсь, подумал он с остервенением. К черту Барбриджа, к черту Лемхена… Семью эту, богом проклятую, к черту. Напьюсь.
– Ты чего на них уставился? – негромко спросил Рэдрик. – Ты не беспокойся, это ей не вредно. Даже наоборот – говорят, от них здоровье исходит.
– Да, я знаю, – сказал Нунан и залпом осушил бокал.
Вошла Гута, деловито приказала Рэдрику расставлять тарелки и поставила на стол большую серебряную миску с любимым салатом Нунана. И тут старик, словно кто-то спохватился и дернул за ниточки, одним движением вскинул бокал к открывшемуся рту.
– Ну, ребята, – сказал Рэдрик восхищенным голосом, – теперь у нас пойдет гулянка на славу!


Сейчас мы с вами немного включим голову. Это полезно. Подумаем вот о чем. Привычка - это просто так, просто такое вот явление абстрактное, или она, как психологический феномен, с чем-то связана? И вот если подумать - то привычка у нас не сама по себе. Она связана. И связана она с ожиданиями.

Вот едем мы в транспорте, спокойно себе стоим, держась за поручень. Чего мы ожидаем? Мы ожидаем, что окружающие нас люди будут точно так же спокойно ехать и спокойно выйдут на остановке. А если бы в каждом автобусе на каждом перегоне у нас была бы перестрелка с поножовщиной, у нас выработалась бы привычка к спокойному стоянию? Нет, ребята, не выработалась бы. Потому что мы брали бы с собой автомат, занимали бы индивидуальную позицию с возможно лучшими секторами обстрела, снимали бы предохранитель, и переводили переводчик огня на стрельбу очередями. Вот такая бы у нас была привычка.

Социальное существование - это система ожиданий. Вы ходите на работу и работаете, потому что ожидаете, что вам за это заплатят оговоренную сумму денег. Если бы с вами не было такого договора, вы бы не работали, вы бы отправились туда, где можно эту сумму денег получить. Или - стали бы вечерами дежурить в темной подворотне. Работник ожидает, что ему выплатят зарплату. А работодатель ожидает, что работник выполнит свою работу. Когда оба ожидания выполняются - складывается нормальная работа, у людей появляется привычка, у одних - трудиться, у других - платить за результаты труда зарплату.

А если ожидания не выполняются, то такой привычки не образуется, сколько бы об этом на ухо не свистели...

Личность как сумма социальных навыков, то есть привычек, опирается на сумму ожиданий. Если какое-то ожидание не оправдывается, связанная с ним привычка начинает разрушаться. Просто потому, что она не нужна. Она не срабатывает потому что. Это процесс физиологический и потому бесконтрольный.

Бесполезно нарабатывать привычку заранее. Вы можете нарабатывать аккуратность, но если вы придете туда, где аккуратности нет, и никто аккуратность не соблюдает, вы очень быстро начнете становиться все менее и менее аккуратным. Именно из-за того, что ожидания не оправдываются. Возьмем реальный пример, живой. Возьмем яркую личность - Олега Дивова (Олег прости, но уж очень выпукло ты подходишь). Есть у Дивова прекрасная миниатюра "Каждый день 8 марта". Читаем и ужасаемся. Совершенно девиантный тип, алкоголик, социопат, смотрим на фотку - еще и косой... Бытовые привычки, судя по всему - ужасающие, верно? А ведь это только одна история из многих... Смотрим с другой стороны. Человек пишет. Человек пишет много. Человек пишет качественно, более того - его тексты одни из лучших. Человек неделями не выходит в интернет, потому что сидит и пишет. Работает. Трудится. Трудолюбие у человека запредельное, культура производства - потрясающая, и при всем при этом каждое произведение у него - осмысленное, оригинальное, живое. Это - привычка работать. Аккуратно. Точно. Быстро. Качественно.

Думаю, если бы Олег нарабатывал такую привычку начищением обуви или застиланием постели - хрен бы мы увидели писателя. Был бы просто бытовой маньяк-аккуратист. С блестящими перспективами на ОКР. А если бы не пил по праздникам и поводам, не отрывался - сошел бы с ума.

Привычка всегда контекстно-зависима от ожиданий. Одно и то же качество, например аккуратность, может по-разному проявляться одним человеком к разным объектам в разных сферах деятельности. Например, химик, на работе ювелирно работающий с микродозами веществ в легко бьющейся посуде, может быть дома растрепанным рассеяным разиней в старом махровом халате. Это разные области, разные системы ожиданий, разные привычки. А качество психологическое - оно одно. Вот только в качестве качества - оно абстрактно, а в качестве привычки - контекстно-зависимо. Аккуратное ношение одежды и аккуратное мышление - это две абсолютно разных аккуратности.

Системы ожиданий бывают вербальными - и вербальными. Нет, кроме шуток, невербальных систем ожиданий не бывает, на самом деле. Мысль о том, что вот есть официальная идеология и неофициальная, кухонная, народная правда - это маразм. Как только идеология теряет способность быть рядом с вами на кухне в кругу друзей - она идеологией быть перестает. Да, она сохраняет декларативный характер, но при этом перестает быть социальным консенсусом. Потому что существует альтернативный консенсус - кухонный, а из двух разных консенсусов ни один таковым не является просто по определению. Народная правда также не является таковой, поскольку она не официальна, не общепринята, не соответствует идеологии, как универсуму. Кухонная правда - это локальная девиация. Отклонение. Социальная патология. Вопрос (попробуйте сами ответить, не читайте следующий абзац) - почему мы говорим об идеологии, хотя должны говорить об ожиданиях?

Действительно, почему?

Да потому что идеология - это декларация ожиданий. Народная (кухонная) правда - это декларация ожиданий. Партия ожидает, что коммунизм - лучше капитализма, и в силу марксизма его победа неизбежна. Партия ожидает, что люди должны (вспоминаем Моральный кодекс строителя коммунизма) быть такими-то и действовать так-то. Люди ожидают, что партия говорит правильно и ее обещания сбудутся. Если люди не ожидают, что предсказания партии сбудутся - никакого коммунизма не будет... То же справедливо и сейчас - на примере Украины. Говорят про не пойми что, все согласны (по крайней мере на словах) - а происходят вполне реальные, но совершенно другого порядка вещи...

И люди не понимают, отчего так, почему самые лучшие желания оборачиваются кошмаром, верно?

Смотрим на мальчика нашего. Мальчик того, с девиацией. Не вписывается в систему ожиданий. Ставится задача - его в эту самую систему ожиданий вписать. Как? Да элементарно просто, нужно давать ему минус-подкрепления там, где он ведет себя против ожиданий, и плюс-подкрепления - где он ведет себя в соответствии с системой ожиданий. Воспитательная роль коллектива. Казалось бы - логично, верно? А хрен там...

Дело в том, что как и у всякого другого человека, у мальчика тоже есть ожидания. И коллектив либо соответствует этим ожиданиям, либо нет. И потому воспитательное воздействие коллектива работает парадоксальным образом. Ожидания мальчика, выраженные в действиях, подвергаются оценке со стороны ожиданий коллектива, который формирует реакцию. Однако реакция коллектива оценивается мальчиком исходя из его собственной системы ожиданий. Две разных системы ожиданий. Две разных системы оценок. Идеология и кухонная правда. Хаос, хаос неминуемый и неотвратимый, и все хотят хорошего, а получается, как всегда...

Один человек заинтересовался причиной, захотел ознакомиться с моей системой ожиданий - я про учителя литературы. Он захотел получить не ожидаемый (с точки зрения требований Минобра) текст, а мой, личный. Чтобы сравнить и разобраться. Фактически речь шла уже не о воспитательной роли коллектива, речь шла о совмещении контекстов, о диалоге кухни и идеологии, о попытке найти консенсус. Редкий золотой медалист может похвастаться образцом работы по теме, ребята...

Это счастье длилось всего один год, а потом опять - плюс-подкрепления, минус-подкрепления...

Когда ожидания субъекта не оправдываются, они трансформируются. Они изменяются. И чем чаще они не оправдываются - тем сильнее они меняются. И каждый раз субъект получает минус-подкрепления. Теперь вспоминаем синдром Джонсона. Дети с прекрасной речью получали минус-подкрепления... Я в школе не любил английский. Тем более, что мне постоянно говорили, что мое английское произношение - жуткое. Вы поняли?

Мой устный английский является средством массового поражения со стопроцентной летальностью.

Кстати после армии я слегка поискал методик разных, так вот. Уже в годы "каруселей" я как-то в одной специально собранной компании, под шафе, решил по приколу сказать одну фразу на немецком. Ну немножко работал над произношением, игрался, памятуя свои отношения с английским, и пытаясь разобраться, что с ним не так. Несколько слов знаю по-немецки, и по-французски, и по-чешски, и по-польски... Ну и говорю я значит, по ходу беседы проглотив шубу, коей закусывал очередную рюмку: "Du bist niht deuthshe sprehen". Компания замолкает, с той стороны стола: "Ни хрена себе!". Я так типа - "Что такое?". А мне - "Ты же сказал это без акцента".

Да, если я пью пивко и играю в танчики, то вполне могу начать говорить по-немецки без акцента. Ну потому что работаю над этим тихо и незаметно, и ёбаный коллектив не лезет своими сраными граблями оценками в мой огород. Родной госбез после этого увеличил поток немецкого спама ко мне в почту на порядки. Ну конечно, как же - суметь сказать пять слов без акцента - верный признак инопланетного агрессора, шпиона и прогрессора, верно? Пизданешь слово по-немецки - и вот уже тебе подсовывают книжку Маркуса Вольфа, да не одну...

Кстати, за книги спасибо, прочитал с огромным интересом, и человек интересный, и пишет хорошо, и о людях достойных...

Конфликт системы ожиданий обязательно, неуклонно и неумолимо порождает социальное давление. И это давление выражается именно в тех формах, которые имели место в эксперименте Джонсона. То есть - в виде неадекватных, немотивированных, неконгруэнтных претензий. Просто Джонсон стимулировал это искусственно, а у нас - все совершенно естественно происходит. Проблема-то не в том, что человек сказал что-то с ошибкой - а в том, что от него ждали, что он скажет что-то с ошибкой. Здесь ключевую роль играет именно ожидание, а не фактический человек. Несоответствие ожидаемому порождает бессознательную агрессивную реакцию, потому что подсознательно ощущается потеря контроля над ситуацией, отсюда страх и агрессия. И потому, будучи не по слухам знаком с определенным количествам людей из госбеза, я их воспринимаю, как неадекватных. У них поведение неадекватное, понимаете? В теме про психотронику я вспоминал случай в маршрутке, так вот - нужно было видеть лицо товарища майора (он майор ведь, да?), когда он понял, что именно я сделал - а я всего лишь правильно переступил с ноги на ногу... На лице товарища майора было удивление, смешанное с восхищением - хотя сценарий я им поломал напрочь...

Вот так - перенес вес с одной ноги на другую, и все накрылось медным тазом...

Еще раз повторяю. В тех случаях, когда мы имеем конфликт системы ожиданий - всегда мы будем получать взаимную агрессию. Это связано с тем, что обычный человек не рефлексирует своих ожиданий. Он не способен ими управлять. Это объективный процесс, на уровне эмоций и физиологии - объективный. И если доблестный госбез хочет играться в психологию, он должен учиться работать со своими ожиданиями.

Они не всегда оправдываются, и это нервирует нежные тонкие чувствительные натуры...

Отдельно здесь нужно сказать о гражданских. Понимаете, ребята, товарищи офицеры - они такие люди, им прикажут - они сделают. Прикажут врать - будут врать, прикажут говорить правду - будут говорить правду. С одной стороны это не совсем хорошо, поскольку полностью положиться, как мы полагаемся на друга, на товарища офицера сложно. А вдруг ему прикажут? Но с другой стороны - это очень даже замечательно. Потому что если ему прикажут не врать или вообще ничего не делать - он и будет не врать или совсем ничего не делать. У него четкая функциональность поведения. А вот с гражданскими - полная жопа.

Гражданский человек - это обезьяна с гранатой. Даже если он в армии служил, если слышал о значении слова "приказ" - очень мало шансов на. Офицер, исполняя приказ, защищен законом, он исполняет службу. Кто отдал приказ - тот отвечает. А гражданский, пусть даже добровольный помощник, он исполняет или не исполняет на свой страх и риск. Кто знает, насколько правильный приказ? Потому сложные или ответственные вещи гражданским доверять нельзя по определению. Пусть он хоть сам Чак Норрис пополам со Стивеном Сигалом, помноженный на Арнольда Шварцнеггера - он может тупо сдрейфить. Или не так понять. Или - его этическая система может воспротивиться...

Когда в службах, в первой половине 20-го века, исследовали гипноз, установили удивительную вещь. Даже в глубочайшем гипнозе человек не совершает действий, которых он не смог бы выполнить в сознании. Некоторые люди даже в глубочайшем трансе не могли "зарезать" карандашом контрагента, доходили до нервных срывов - но не могли. Даже гипноз не властен над некоторыми вещами. Военный не принадлежит себе, он исполняет службу, у него иная система оценок. Именно потому, когда все обсыраются и расползаются, он собран, холоден, рассчетлив и эффективен. А гражданский принадлежит себе, ребята, его дело - обосраться и отползти в канаву...

Вот у нас есть ситуация с конфликтом ожиданий. Как мы уже знаем, в этой ситуации возникает совершенно объективная агрессия, причем всегда. Военный может остановиться, гражданский - никогда. Гражданский в ситуации конфликта ожиданий либо ломается, либо - буреет до упора. У него нет ограничителя, для него его личная агрессия - носит абсолютный характер. Военный передает право распоряжаться своей агрессивностью государству, гражданский - нет. Военному переживание глубинного страха не будет нравиться, до рвоты, до судорог - но он будет терпеть. Гражданский обязательно даст в морду, кинет подляну или съебется.

Иллюстрация. Предложили мне поучаствовать в создании интернет-кафе. Типа есть бизнесмен, ищет админа, надо определиться, будет работа мне и бабло ему. И вот мы с этим товарищем туда, сюда, боком, раком. Сколько времени было потрачено? Год, полтора? Весь город облазили, по всем нычкам прошлись, все посмотрели, бизнесмен все никак не решится, я тихо фигею... Может, человек был нерешительный? Да нет, нормально так упакованый. Может, бабло не любил? Да нет, случая не упускал... Дело в том, что в процессе было много разных людей, как я понимаю сейчас - с очень разными "выходами"... Оправдались мои ожидания получить работу с этим человеком? Нет, не оправдались. Оправдались его ожидания помочь поймать инопланетного агрессора, шпиона и прогрессора? Нет, не оправдались...

Когда начались "карусели", мне о нем периодически напоминали.

Или вот другой пример. Устроился на работу, надо закупать много техники, мне говорят - давай, дерзай. Отправился на серьезную фирму, взял за грудки менеджера, говорю - мы всю технику только у вас, вы нам - цены и сервис. Ударили по рукам. Мне говорят - мы вам можем компьютер собрать, "левый", просто за заказчика. Говорю - не надо. Потом мне этим компьютером еще год елозили по мозгам - почему вы не хотите, это же так хорошо. Потому что я на работу устроился, ребята, и ожидания у меня были - что я смогу работать, а не срать себе на голову. Пока не уволился - все по мозгам елозили... И чем больше и безуспешней елозилось, тем больше всяких вариантов подкидывали...

И случаев таких у меня, ребята - ой-вэй, не пересчитай. За двадцать семь лет удался ровно один проект, потому что уже до истерики дошел. Вот оно - "педагогическое влияние коллектива". Дошли до того, что обычное желание нормально жить и работать уже воспринимается, как криминал. Вот я сказал настоящему полковнику - "я понимаю только честные отношения". Это абсолютно естественное желание, ребята, в мире нет людей, желающих, чтобы их наебывали. Но вот не совпало это с желаниями дружного коллектива...

Каждое несбывшееся ожидание - это убитая либо несформированная привычка. Каждая убитая привычка - это разрушение личности. Очень простая арифметика.

Сейчас будет анекдот. Пристегивайтесь. Или лучше - сходите в туалет заранее. Готовы? Начинаем.

Группа милых, интеллигентных людей, к которым я испытывал ранее искреннюю привязанность и глубокое уважение, была привлечена (очень осторожно) к работе. Эдакая массовка - бьюсь об заклад, им поначалу даже не было понятно, в каком балете они лебедей изображают. По ходу бенефиса дошло до того, что оные люди - ибо их ожидания не оправдывались в многочисленных ситуациях - напоили вашего покорного слугу и оставили в лесу. Нет, я там красиво закрыл ситуацию, прямо в реальном масштабе времени, не волнуйтесь... Фактически - они совершили подлый поступок. И после этого еще пару раз звонили - поехали типо в лес. Ребята, на русском языке подлость означает подлость. У меня с этими людьми были дружеские отношения, теперь их нет. Потому что они - подлецы. Это не важно, что они не сами, что их попросили - сейчас я знаю абсолютно точно, что эти люди могут кинуть в любой момент. У меня к ним отрицательные ожидания, потому что они подлецы.

Молодцы, повеселились...

И кстати, товарищи офицеры, которые спровоцировали такую ситуацию, ничего не сделали для того, чтобы реабилитировать оных людей в моих глазах. Товарищи офицеры своих добровольных помощников тоже кинули. Как не оправдавших ожидания...

Вот такая вот чисто физиологическая миниатюра, правда, прикольно?

И на самом деле проблема тут даже не в конкретной подлости, которая носит локальный характер и решается тоже локально, неприятно - но локально. В конце концов, шпионаж и подлость всегда переплетены в гордиев узел, и чего удивляться-то применяемым методам, верно? Проблема заключается в том, что нарушения ожиданий, особенно длительные и систематические, всегда сопровождаются разрушением ожиданий к обществу вообще. Исчезает доверие. Несогласованность систем ожиданий приводит к девальвации ответственности каждого из участников, что приводит либо к подавлению личности, либо к социопатии.

Допустим, было подозрение, допустим, устроили - как и положено - проверку, естественно - подлую (такие проверки другими не бывают). Но должна быть поставлена точка. Человек, знающий, что к нему применяли - будет (в силу прецедента) ожидать повторения сюрпризов, это бессознательная штука, основанная на раз спровоцированном страхе человека к обществу, к другим людям. Дети в эксперименте Джонсона испытывали подлость (ломку) только в отношении речевых навыков, и несмотря на это утеряли доверие к обществу вообще. Впоследствии они так и говорили - этот эксперимент сломал им жизнь. И я их понимаю - в определенном смысле...

Они же не знают, что эксперимент Джонсона может длиться гораздо дольше и в гораздо более широком спектре навыков, верно?

Коллективные ожидания, даже если они не оправданы, не подкреплены, а то и прямо алогичны, в силу взаимной суггестии в группе (коллективе) проявляют потрясающую устойчивость. Человек мождет оправдаться раз, другой, третий, но вот это вот настороженное отношение к нему со стороны окружающих - оно будет сохраняться. Уже неважно будет, в чем человек "провинился" - важно будет то, что за человеком будут ожидать новой "вины". Само ожидание сюрпризов станет новым ожиданием. И даже абсолютный конформизм и подчинение (невысказанным) ожиданиям общества будет восприниматься насторожено. Как несоответствие ожиданиям.

По сути своей люди, пережившие конфликт ожиданий с коллективным "я", с обществом в той или иной его части, имеют только два пути. Первый путь - овощ, абсолютный конформист, безвольное существо. Ничего интересного тут нет, ни для человека, ни для общества. Второй путь - протест, через асоциальность. Путь достаточно опасный, ибо даже будучи выраженным через деятельность в искусстве, хоть и может вызывать - в перспективе - положительную оценку (Дали, например), но к разрешению ситуации не ведет. В свое время Гурджиев учил "Четвертому пути", но я здесь предпочитаю третий. И да, он не для всех, ибо легче верблюду - и далее по тексту...

Суть этого третьего метода заключается в согласовании систем ожиданий. В диалоге. Вот семь с лишним лет назад диалог не состоялся - не беда. Неважно. Мне можно ничего не рассказывать, ребята, я сам все выясню. Это не проблема. Главное - чтобы мне не пришлось выяснять что-то совсем уж запредельно чудовищное.

Вот недавно я посмотрел "Шпионский мост". Фильм слишком американский, слишком штампованный, но образ Абеля в одном аспекте передан очень красиво, мне понравилось. Донован спрашивает Абеля - "вы что, не волнуетесь по поводу смерти?". На что Абель иронично отвечает - "а это поможет?". Так вот, я не волнуюсь, потому что это не поможет, ребята...

Конфликт ожиданий, не находящий своего вербального выражения в диалоге - каковой диалог позволяет совместить, найти компромисс и тем самым превратить хаос в согласованную систему - неминуемо, причем неминуемо буквально на уровне физиологии, будет приводить к агрессии. Я еще раз напоминаю - я в цикле про терроризм обращал на это внимание - слова одного из начальников "Шин-бет" из фильма "Привратники". Когда его спросили, нужно ли вести диалог, он сказал - нужно вести диалог. Нужно превращать неконтролируемую агрессию в контролируемое конвенциональное противостояние. В спорах рождается истина. В молчании происходит вендетта.

Я не считаю, что методы типа "жизнь научит", особенно в сочетании с "воспитательной ролью коллектива", в силу вышеописанных (и вполне очевидных) соображений могут привести хоть к какому-нибудь хорошему результату. Это предсказуемо, потому что это физиология. И даже соображения типа "то, что нас не убивает - делает нас сильнее", тут не помогут. Ницше на самом деле был великим оптимистом. Нужно хорошо вчитаться, чтобы увидеть этот оптимизм, но он есть, поверьте. На самом деле эта мысль из Ницше должна звучать несколько иначе, и в этом звучании она вполне достойна стать эпиграфом одной из серий сериала "Метод". Она должна звучать так:

То, что нас не убивает - просто убивает нас медленно...
Tags: Тайна личности Льва Абалкина
Subscribe

  • Редуцирование протеста

    Очень хороший ролик у Владимира Александровича Анатолия... Оговорка по Фрейду. :) Надо откомментировать. Если бы Анатолий сам…

  • Оголтелый милитаризм

    Я удовлетворен оголтелым империализмом в исполнении Монтян. Я думаю, правильно, что она не пошла в политику. У нас на Украине таких политиков уже…

  • Немного про газ и Европу (и Украину)

    Мне так резко после публикации этой картинки начали сливать бои в танках, что я понял одну вещь. Люди безграмотные, люди тупые, люди ленивые,…

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments