bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Categories:

О пиндосах и педерастах...

Пролетела инфа, что американцы пытаются снять "Сталкера". При этом либерал-патриоты смотрят на это безобразие с надеждой и обильно плюются в Тарковского.

Надо восстановить историческую справедливость и плюнуть в либерал-патриотов.

Первое. Давайте различать "Пикник на обочине" и "Сталкера" имени Тарковского. Прежде всего потому, что "Пикник" - это фантастика. А "Сталкер" - нет. Чтобы понять это, нам придется слегка прогуляться по "Солярису" Лема и "Солярису" того же Тарковского.

"Солярис" Лема возник не на пустом месте. К моменту написания этой знаковой для всей мировой фантастики штуки, в фэндоме уже окончательно сложилось несколько лагерей сторонников Контакта, ведущих между собой отчаянное противоборство. Первый лагерь - последователи "Войны миров" Уэллса, сторонники идеи инопланетной агрессии, неминуемой вражды между разумами, ксенофобы высшей пробы. Кстати именно они в конечном счете победили, судя по фильмам производства одного известного места изготовления. Второй лагерь - это романтики-оптимисты. Это Ефремов с его Великим Кольцом, Стругацкие с миром Полдня, в общем - социалистический лагерь. Третьи - это барыги от печатной машинки, под видом фантастики впаривающие вам все что угодно - от триллера до порноэссе. Им несть числа, и анализировать все это, раскладывая по полочкам, интересно только зарабатывающим этим на жизнь литературным критикам.

Основой для такой классификации является на самом деле не форма, обстоятельства и методы Контакта, а нечто иное.

Оптимистическая фантастика Контакта основана на том, что мы встретих подобных нам, неважно на каком уровне развития - уровне Кольца или уровне Арканара - то есть обладающих субъектностью и восхищенных красотой Вселенной, и пойдем вперед рука об руку. Главное требование, чтобы принадлежать к этому лагерю - это признание равноправия разумов. Даже в описанных в "Трудно быть Богом" кошмарах ключевая идея - это равноправие разумов. Сторонники этого лагеря считают, что другие также восхищены красотой и безграничностью окружающего Мира, также стремятся его постичь и освоить, также предпочитают горному одиночеству хорошую компанию.

По сути своей, оптимистический Контакт - это есть праздник экзистенции, праздник мысли.

Пессимистическая фантастика Контакта основана на том, что человек человеку (или инопланетянину) люпус эст, что конкуренция за ресурсы, схватка технологий и пусть проигравший плачет. В пессимистической школе экзистенция отсутствует вовсе, полностью и целиком. От появления или проявления чужих-врагов человечество в целом и участники Контакта не меняются в принципе. У них не меняется точка зрения, не происходит обмен концепциями, знаниями и ценностями - просто в операторной области человечества появляется еще один фактор, с которым нужно считаться. А поскольку, чтобы принимать в рассчет еще один фактор, необходима экзистенция, а ее как раз и нет - этот фактор очень быстро становится враждебным.

Есть такая шутка. Чтобы объединить человечество, нужна война с инопланетянами. Так вот, для сторонников второго лагеря Контакт - это такая вселенская катастрофа.

В третьем лагере проблема экзистенции не стоит в принципе. Третий лагерь - это маниакально-депрессивный мир вечного вестерна. На самом деле в третьем лагере на Контакт насрать всем абсолютно - и нашим, и не нашим. Это в принципе не вопрос, это не интересно.

Ключевая идея сторонников третьего лагеря - "а что такое Контакт?".

Когда Лем писал "Солярис", пессимистический и оптимистический лагеря находились в активном взаимодействии. Более того, обсуждались варианты, в которых может существовать и формы, в которые может облекаться разум, причем это было не только в фантастике, но и в науке. Именно к этому периоду относятся конгрессы CETI, создание SETI и т.д. и т.п. Посему "Солярис" Лема следует рассматривать именно в этом ключе, как материал к дискуссии, как RFC у айтишников, как документ, который не закончен - но уже является основанием для выводов.

В романе "Солярис" Лем исследовал тот случай, когда партнер по Контакту не обладает субъектностью в привычном нам смысле, субъектностью в смысле коммуникации, общения.

Океан Соляриса - он единая сущность, а не сообщество. Он разумен, он корректирует траекторию планеты, он строит некие абстракции, он воспроизводит земные образы, извлекая их из голов прибывших исследовать его землян. Однако вместе с тем этот Океан не чувствует своей единичности, не имеет своего "Я" (оно ему не нужно) и не обладает навыками общения с другими "Я". Это - вечный одиночка, и ему неведомо, что есть еще кто-то. Проблема Контакта с Солярисом - это проблема различий в субъектности.

Основа межсубъектной коммуникации - язык. Язык должен быть прост, чтобы его можно было быстро выучить, и выразителен, чтобы его можно было использовать для описания каких-либо феноменов, понятий и так далее. В этом смысле язык есть человеческая цивилизация, ибо без языка она не возникла бы, мы не смогли бы накапливать и передавать знания, не смогли бы разговаривать. Однако язык предполагает существование как минимум двух субъектов, владеющих им.

Если субъект только один - ему язык не нужен, понимаете?

Океан Соляриса - это такой субъект, у которого нет языка, он не знает, что такое язык и не умеет им пользоваться. Он не настроен враждебно, более того - он демонстрирует свое дружеское отношения, посылая людям копии их умерших или погибших любимых, по которым они сильно тоскуют. Однако он не понимает, что такое "другой разумный". Очень может быть, что он воспринимает людей как неожиданно появившуюся навязчивую мысль, как чесотку в пятке, условно говоря, и реагирует чисто рефлекторно, даже не заметив, что произошло вторжение извне. Может быть, Океан считает людей проявлениями собственного альтер-эго, вообще...

Солярис Лема - это описание экзистенциальной проблемы Контакта сущностей с различным пониманием "Я".

Солярис Тарковского - это совершенно иного плана произведение. Главная тема Тарковского - это не экзистенция Контакта, это экзистенция человека в Контакте. Тарковского интересует, может ли человек остаться человеком, вступив в Контакт. Остаться человеком - это вообще центральная идея творчества Тарковского. Тарковский глубоко экзистенциален, и его интересует идея трансформации "Я", идея самотождественности человека. Солярис для Тарковского - это всего лишь испытание для экзистенции человеком самого себя. И потому такие кадры в конце - домик и сад, которые подчеркивают, что человек остается человеком только тогда, когда сохраняет в себе что-то сугубо человеческое.

Либерал-патриоты - глубоко тупые и невежественные люди. Тарковский не менее гениален, нежели Лем, он также экзистенциален, но его экзистенция направлена на другое.

А что сделали с "Солярисом" пиндосы-педерасты? Они отправили туда подразделение морской пехоты... Хуже того - они обратили Кевина в агента Океана и заслали его назад на Землю, очевидно, что-то разведывать...

Ребята, у Океана нет субъектности в нашем понимании, понимаете? Чтобы заслать агента, нужно понимать, что есть другие, то есть - иметь концептуальный блок "Я"-"НеЯ", представлять себе, что кроме тебя и огромного объективного мира в нем могут существовать еще и другие субъекты, то есть иметь опыт межсубъектного взаимодействия. А оно невозможно без языка в принципе, и значит, Контакт состоялся бы, вы меня понимаете?

Чтобы Океан послал Кевина на Землю - он должен был бы обладать навыками межсубъектного взаимодействия и знать, что такое язык. А если бы он знал, что такое язык - чего он знать не может в принципе - он не был бы Океаном Соляриса.

Американцы насрали на центральную идею "Соляриса" и сделали банальный тупой триллер третьего рода.

Дегенераты.

Теперь мы возвращаемся к "Пикнику" и "Сталкеру". Вещь, которую не поняли многочисленные читатели "Пикника", что привело - впоследствии - к трансформации хорошей, качественной, интересной темы в бесконечную хуйню третьего рода, известную нам как серия "S.T.A.L.K.E.R". Ребята, Стругацкие - это праздник чистого экзистенциализма, понимаете меня? Мы не поймем ни одной книги АБС, если не будем искать в ней мысль. А у АБС в каждой книге - мысль есть, в отличие от современных авторов, которые с головой дружат только с большого будуна, и только когда думают "ох и нахуярился же я надысь". Если вообще думают.

Да, не все, есть приятные исключения - но против правды не поссышь...

Тем, кто читал и любит "Пикник", рекомендую рассмотреть его в качестве сюжета Контакта, тем более что тема Контакта там присутствует явно, и попытаться найти экзистенцию. Сделайте перерыв и подумайте, я вот заставочку сделаю:



Итак, экзистенция "Пикника".

Самое любопытное, что внимательный читатель прямо в тексте "Пикника" все может прочитать - там это описано прямым текстом. Хотя конечно, процедура бросания гаек - она выглядит гораздо драйвовее, и вне всякого сомнения, в голливудской поделке будет сопровождаться невъебенными спецэффектами. Итак, вот вопрос, который является центральным, и задает его Алоиз Макно:

Никак я вас, хармонтцев, не могу понять. Жизнь в городе тяжелая. Власть принадлежит военным организациям. Снабжение неважное. Под боком – Зона, живете как на вулкане. В любой момент может либо эпидемия какая-нибудь разразиться, либо что-нибудь похуже… Я понимаю – старики. Им трудно сняться с насиженного места. Но вот вы… Сколько вам лет? Года двадцать два, двадцать три, не больше… Вы поймите, наше Бюро – организация благотворительная, никакой корысти мы не извлекаем. Просто хочется, чтобы люди ушли с этого дьявольского места и включились бы в настоящую жизнь.

Итак, вопрос - что всем нужно от Зоны?

Вот Валентин Пильман в самом начале говорит:

Сам факт Посещения является наиболее важным открытием не только за истекшие тринадцать лет, но и за все время существования человечества. Не так уж важно, кто были эти пришельцы. Неважно, откуда они прибыли, зачем прибыли, почему так недолго пробыли и куда девались потом. Важно то, что теперь человечество твердо знает: оно не одиноко во Вселенной. Боюсь, что Институту Внеземных Культур уже никогда больше не повезет сделать более фундаментальное открытие.

Что мы здесь видим? А видим мы, ребята, две замечательнейшие штуковины. Штуковина первая - это тема Контакта. Да-да, того самого Контакта, которую мы рассматривали в контексте "Соляриса". Кто-то есть, "пришел, нагадил и ушел" (ц). Но - кто-то есть. И не важно, что не поговорили, неважно, что вот так все не по-людски вышло - кто-то есть! Самое главное, с точки зрения Пильмана, заключается в том, что главное - мы не одиноки во Вселенной - установлено. Это - самое важное. Второе - это экзистенция. С точки зрения Пильмана самым главным является не возможность посмотреть на технологии, не возникающие угрозы, не развитие физических теорий - а экзистенция. Сам вывод о том, что мы не одиноки, подтвержденный материальными доказательствами - является наиболее важным.

Контакт и экзистенция.

А там, где возникает экзистенция Контакта - возникает и экзистенция человека в Контакте. И центральный вопрос задает Алоиз Макно. Ну ладно, Контакт, ля-ля-тополя, но вот вам что надо, простые жители Хармонта, со всего этого, а?

И тут мы начинаем видеть панораму. Кириллу нужно знание, открытия. Ему интересно, Зона для него - шанс заглянуть в неизведанное. Эрнест имеет гарантированную клиентуру, и еще - барыжит на хабаре. Стервятник барыжит, Мальтиец барыжит, Рэдрик барыжит... Военные, Хрипатый например - им оружие нужно. Торговец Нулан - он имеет клиентуру для своей компании. Квотерблад - реализует свой комплекс "стража порядка", а заодно - получает надбавку за риск и так далее. Всем от Зоны что-то нужно, что-то свое, небольшое и понятное, вполне бытовое, но не имеющее никакого отношения к Зоне.

А еще жизнь рядом с Зоной бодрит, едрит твою ангидрит, и потому многие боятся уезжать. Не хотят. Потому что:

А про себя я так скажу: чего я у вас там, в Европе, не видел? Скуки вашей не видел? День вкалываешь, вечер телевизор смотришь, ночь пришла – к постылой бабе под одеяло, ублюдков плодить. Стачки ваши, демонстрации, политика раздолбанная… В гробу я вашу Европу видел, – говорю, – занюханную.

Так что же такое Зона, и что от нее всем нужно? Деньги - это не факт, деньги средство. Людей, которые на Зоне только зарабатывают - немного. Большинство просто рвется в Зону. И если у Пильмана есть экзистенция - то и у остальных она тоже должна быть, по логике произведения.

Вот Стервятник ходил-ходил в Зону, добрался до Шара - и получил...

Вечную молодость – хрен я получил, – бормотал он. – Денег – хрен. А вот здоровье – да. И дети у меня хорошие. И жив. Ты такого во сне не видел, где я был. И все равно – жив. – Он облизал губы. – Я его только об этом прошу. Жить, мол, дай. И здоровья. И чтобы дети.

Барбридж ищет в Зоне исполнения желаний. А вот Мясник:

Мясник денег не жалел. Он был очень опытным и очень модным хирургом, светилом медицины не только города, но и штата, и со сталкерами он связался, конечно, не из-за денег. Он тоже брал свою долю с Зоны: брал натурой, разным хабаром, который применял в своей медицине; брал знаниями, изучая на покалеченных сталкерах неизвестные ранее болезни, уродства и повреждения человеческого организма; брал славой, славой первого на планете врача – специалиста по нечеловеческим заболеваниям человека. Деньгами он, впрочем, тоже брал с охотой.

Мясник не просто берет знаниями и деньгами, он берет славой, репутацией. Он - первый, он - лучший.

Каждый берет от Зоны что-то исключительное. И Зона дает, Зона не жадничает, но Зона и забирает...

Давайте посмотрим на одну любопытную аллюзию. Помните, в "Солярисе" Океан оживлял погибших родственников исследователей? Наиболее значимые люди, погибшие или умершие, "возвращались" Океаном. Самая сильная горечь потери и самые яркие и замечательные воспоминания были связаны с этими людьми, и Океан, не жалея - "возвращал" это. Ребята, а ведь Зона тоже дает - не скупится...

– Гулять будем, папаня! – сказал он неподвижному старику. – Это вот Ричард Нунан, наш друг! Дик, а это папаня мой, Шухарт-старший…

Ричард Нунан, собравшись мысленно в непроницаемый комок, раздвинул рот до ушей, потряс в воздухе ладонью и сказал покойнику:

– Очень рад, мистер Шухарт. Как поживаете?.. Мы ведь знакомы, Рэд, – сказал он Шухарту-младшему, который копался в баре. – Мы один раз уже виделись, мельком, правда…

– Садись, – сказал ему Рэдрик, кивая на стул напротив старика. – Ты, если будешь с ним говорить, говори громче – он не слышит ни хрена.

Он расставил бокалы, быстро откупорил бутылки и сказал Нунану:

– Разливай. Папане немного, на самое донышко…

Нунан неторопливо принялся разливать. Старик сидел в прежней позе, глядя в стену. И он никак не реагировал, когда Нунан придвинул к нему бокал. А Нунан уже переключился на новую ситуацию. Это была игра, страшная и жалкая. Игру разыгрывал Рэдрик, и он включился в эту игру, как всю жизнь включался в чужие игры, и страшные, и жалкие, и стыдные, и дикие, и гораздо более опасные, чем эта. Рэдрик, подняв свой бокал, произнес: «Ну что, понеслись?», и Нунан совершенно естественным образом взглянул на старика, а Рэдрик нетерпеливо позвякал своим бокалом о бокал Нунана и сказал: «Понеслись, понеслись, ты за него не беспокойся, он своего не упустит…», и тогда Нунан совершенно естественно кивнул, и они выпили.

[...]

Тут старик медленно, деревянным движением, словно огромная кукла, поднял руку с колена и с деревянным стуком уронил ее на стол рядом со своим бокалом. Рука была темная, с синеватым отливом, сведенные пальцы делали ее похожей на куриную лапу. Рэдрик замолчал и посмотрел на него. В лице его что-то дрогнуло, и Нунан с изумлением увидел на этой конопатой хищной физиономии самую настоящую, самую неподдельную любовь и нежность.

– Пейте, папаня, пейте, – ласково сказал Рэдрик. – Немножко можно, пейте на здоровье… Ничего, – вполголоса сказал он Нунану, заговорщически подмигивая. – Он до этого стаканчика доберется, будь покоен…

[...]

Нунан принялся рассказывать про институтские дела, и пока он говорил, у стола рядом со стариком неслышно возникла Мартышка, постояла, положив на стол мохнатые лапки, и вдруг совершенно детским движением прислонилась к покойнику и положила голову ему на плечо. И Нунан, продолжая болтать, подумал, глядя на эти два чудовищных порождения Зоны: Господи, да что же еще? Что же еще нужно с нами сделать, чтобы нас наконец проняло? Неужели этого вот – мало?.. Он знал, что этого мало. Он знал, что миллиарды и миллиарды ничего не знают и ничего не хотят знать, а если и узнают, то поужасаются десять минут и снова вернутся на круги своя. Напьюсь, подумал он с остервенением. К черту Барбриджа, к черту Лемхена… Семью эту, богом проклятую, к черту. Напьюсь.


Но Зона не только берет - она и отнимает. Чтобы пройти к Золотому Шару, нужно пожертвовать чьей-то жизнью. Нужно очень верить в Чудо, желать Чуда, хотеть Чуда - чтобы пройти к Шару. И он никогда не дает полностью. Барбриджу он не дал. И когда Рэдрик приближается к Шару, он вдруг понимает, что не знает, о чем его попросить - его ведет чистая вера в Чудо...

"Я животное, ты же видишь, я животное. У меня нет слов, меня не научили словам, я не умею думать, эти гады не дали мне научиться думать. Но если ты на самом деле такой… всемогущий, всесильный, всепонимающий… разберись! Загляни в мою душу, я знаю – там есть все, что тебе надо. Должно быть. Душу-то ведь я никогда и никому не продавал! Она моя, человеческая! Вытяни из меня сам, чего же я хочу, – ведь не может же быть, чтобы я хотел плохого!.. Будь оно все проклято, ведь я ничего не могу придумать, кроме этих его слов – СЧАСТЬЕ ДЛЯ ВСЕХ, ДАРОМ, И ПУСТЬ НИКТО НЕ УЙДЕТ ОБИЖЕННЫЙ!"

Чудо - вот чем является Зона. И она остается Чудом только до тех пор, пока никто не может получить от нее всего, что хочет. И все, кто собрались вокру  Зоны - они все хотят именно этого - Чуда.

Если мы посмотрим на "Сталкера" Тарковского, то увидим, что именно эту мысль, именно эту экзистенцию он воплотил в фильме. Никто из дошедших до Комнаты не вошел в нее. Потому что если войдешь - Чуда уже не будет, оно превратится в обыденность. Это та же экзистенция, что и у Стругацких, просто тема Контакта завуалирована как незначительная, проходная. Экзистенция Тарковского - это не Контакт, это человек в Контакте, и в этом смысле он не отошел от произведения Стругацких ни на йоту...

Смогут ли в Голливуде снять что-то подобное? Нет, никогда не смогут. Потому что люди, сделавшие достижимость культом, никогда не смогут понять магии недостижимого, как Океан Соляриса никогда не поймет, что есть другие "Я"...
Tags: Мысли дилетанта, О вкусах не спорят, Тонкое жизненное
Subscribe

  • Надеюсь, крайнее "ха-ха" на сегодня...

    В свое время был такой прекрасный (по тем временам, и абсолютно прекрасный по нынешним) комедийный фильм "Робин Гуд: мужчины в трико".…

  • Со скучным выражением лица...

    Я когда-нибудь не сдержусь, и начну хуярить первым что попадет под руку, всех этих конченных дегенератов в погонах, которые мне тут глазки…

  • Разница в парадигме

    К следующему году Covid можно будет лечить как грипп, а осенняя бустерная вакцинация в этом году для людей старше 50 может стать началом…

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments