bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Тайна личности Льва Абалкина, или невероятные приключения в невозможном месте - 109

Предыдущие части: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108.

Часть 109. О специфике терапии КБ-патологии - 3.

Продолжаем лечиться.



Терапия КБ-больного невозможна либо крайне затруднена без правильной диагностики. Поскольку клинические симптомы, как было показано, могут находиться, и как правило находятся, вне связи с непосредственной причиной заболевания, определить по симптоматике причину крайне затруднительно. Потому в большинстве случаев такой больной лечится от того, что не имеет никакого отношения к его проблеме. В случае медиумизма мы видели, как работают гештальты, и знаем, что гештальт к самому больному никакого отношения не имеет, а является сформированным социальной средой (фокусирующей группой) эмпатированным на уровне бессознательного образом, который больной в силу автоматизма воспроизводит. Чем крупнее группа, чем дольше она формировалась, чем глубже она синхронизировалась - тем устойчивее привнесенная гештальтом симптоматика. Очевидным признаком, указывающим на подобную динамику, является резистентность больного к терапии.

Грубо говоря, если таблетки не помогают - значит, нужны другие таблетки.

Рассматривая медиумизм как синдром, мы можем выделить несколько системных причин, которые могут привести к его появлению и развитию. Первое - причины физиологического уровня. Генетические проблемы, физиологические предпосылки. Например, нарушение адреналино-норадренолинового баланса. Второе - причины коммуникационные. Больной, будучи эмпатически суперодаренным человеком - а в детском возрасте мы все эмпатические гении - может находиться под впечатлением общения с больным человеком. Психи вообще обладают повышенной психоэмоциональной индукцией на окружающих, а на детей особенно. Большинство патологий психического плана являются сильными и мощными эмоциональными состояниями, и эмпатия этих состояний сама по себе может приводить к проблемам с психикой. У Зощенко описан эпизод общения с сумасшедшим, и там это показано очень хорошо. Третье - проблемы социального плана, как-то конфликты в семье, отсутствие нормального общения с нормальными сверстниками, социальная сегрегация, сопровождающаяся эмоциональной травмой, и т.д. Четвертое -  случившаяся однажды серьезная физическая или эмоциональная травма, повлекшая глубокие эмоциональные переживания и переоценку в болезненном состоянии жизненных ценностей, что впоследствии может привести к коммуникационным проблемам. Наконец пятое - наличие "конвенциональной" патологии, как то шизофрения, неврастения, паранойя и т.д.

Каждый из этих источников проблем сам по себе не вызывает проявлений КБ и не развивает КБ-процессы. Однако каждый из этих источников оказывает влияние на социальный статус больного, на его возможности коммуникации с окружающими и на отношение окружающих к нему. И здесь мы попадаем в зону формирования аффекта.

Аффект есть эмоциональная компонента коммуникации, он развивается и формируется в процессе социальной коммуникации. У всех. Без исключения. Постоянно. Каждый день. Вот у вас сейчас тоже. Аффект испытывает существенное влияние со стороны социальных схем коммуникации (транзакционная модель), социальных стереотипов и шаблонов и т.д. Каждая из вышеприведенных причин формирует эмоциональную рассогласованность больного с окружением, в силу чего аффект становится неустойчивым и начинает менятсь в сторону, способствующую адаптации к конкретным условиям коммуникации. В некоторых условиях формируется специфический аффект, например "мягкий", "уплощенный" и т.д., что с одной стороны, изменяет поведение и восприятие окружающими человека, и с другой - способствует снижению эмоционального давления на больного.

По сути своей, подстройка аффекта и есть способ, которым психика снижает эмоциональное давление.

По мере подстройки аффекта с течением времени мы можем в той или иной форме наблюдать производные клинические явления. Например, описанный в данном цикле мягкий аффект, который, будучи сформированным, уже сам по себе вызывает определенную динамику и симптоматику психических процессов.

Таким образом, терапия КБ-больного естественно разбивается на три части, на три направления работы. Первый - это установление первичного источника эмоциональной рассогласованности. В зависимости от причины либо совокупности причин может требоваться разное лечение. Однако поскольку речь идет о вполне конвенциональных формах патологии, не затрагивающих процессы психоэмоциональной индукции, здесь мне писать больше нечего. Хороший доктор разберется, а уж методов в медицине - масса. Второе направление работы - это работа с вторичными проявлениями, в частности - с аффектом. Мы рассмотрели мягкий аффект, мы увидели, что сам по себе он формирует совершенно конкретные процессы, обладающие самостоятельной и устойчивой клинической картиной, порождающей совершенно определенную, хоть и крайне разнообразную по проявлениям, симптоматику. Фактически речь идет о синдроме, который, вне связи с пробудившими его причинами, обладает самостоятельной природой и приводит - уже совершенно самостоятельно - к собственным клиническим проявлениям. Таким образом, терапия КБ-патологии во втором направлении работы требует работы с производным синдромом как с самостоятельным заболеванием.

Наконец, поскольку, в отличие от "конвенциональной" патологии, КБ-патология не просто затрагивает окружение, а делает его полноценным участником патологического процесса, третьим (обязательным, но не самым первоочередным) направлением работы будет работа с окружением. Например, в силу описанного в цикле наркотического эффекта больной с точки зрения окружающих может играть роль сублиматора эмоциональных переживаний (козел отпущения, местный клоун, деревенский дурачок, любимая игрушка). В данном случае мы имеем некоторое количество людей, психика которых эмоционально несбалансирована и требует эмоциональной подпитки со стороны больного. Возникающий на уроне бессознательного психоэмоциональный симбиоз приводит к тому, что психика окружения оказывается дезадаптированной и требует коммуникации с больным для психологической компенсации. Даже и в отсутствии КБ-эффектов окружение больного испытывает психологические проблемы, в случае же КБ-патологии, где паталогический процесс "размазывается" на группу, психологические проблемы окружения требуют самостоятельной терапии. Окружение КБ-больного является не только индуктором, но и жертвой КБ-эффектов. Будучи психоэмоционально зависимыми от сублиматора, коим выступает больной, окружающие теряют адекватность восприятия и оценки, в значительной степени - психологическую самостоятельность, а в ряде случаев - и социальную.

Получая, в результате КБ-взаимодействия с больным, психологическую зависимость от него, окружение, в каких бы формах не происходила коммуникация, хочет только одного - почувствовать себя лучше. КБ-больной лишь опосредует это желание, и благодаря этому опосредованию делает его осуществимым, являясь объектом переноса со стороны группы.  Потому, кстати, имеет значение изначальная ориентация терапевтического процесса. Если мы работаем, стараясь помочь больному, если мы работаем в интересах больного, тогда интенсивность КБ-процессов снижается и есть шанс на излечение. В случае же, если мы работаем в интересах окружения, вся терапия направлена на то, чтобы окружение ловило кайф. То есть, фактически, стараясь приспособить больного к окружению, которое на самом деле является инициатором и полноценным участникам патологического процесса, мы всего лишь консервируем патологию, работаем в интересах патологии, мы развиваем патологический процесс, вместо чтобы его купировать.

Излечение от КБ-патологии - процесс неприятный для окружения, ибо лишает его источника эмоциональной подпитки. Более того, поскольку в случае КБ-эффектов мы имеем дело с глубинными эмоциями, с деятельностью бессознательного, это "неприятное" не просто неприятно. Говоря простым языком - это лютый пиздец.

Лишаясь источника эмоциональной подпитки, окружающие сталкиваются с большим количеством нескомпенсированного бессознательного психоэмоционального опыта, и это - крайне тяжелое переживание, в ряде случаев (на самом деле чаще всего) неконтролируемое.

Если вы спиритист, и хотите вылечиться от патологической привязанности к медиуму, хороший рецепт. Живите так, как будто его нет. А если встретитесь с ним - просто обрадуйтесь, что жив курилка, коптит еще небо, и слава богу...

Если в случае конвенционального больного мы лечим один кейс, то к терапии КБ-патологии следует подходить иначе. Поскольку КБ проявлено именно в коллективных актах, следует подходить к КБ-терапии как к терапии социальных коммуникаций больного. Вот в норме у нас есть человек, и в норме у него социальная коммуникация какакя-то. А есть КБ-больной. И у него тоже есть социальная коммуникация. Но существует небольшое тонкое различие. В нормальной коммуникации общение происходит на уровне личности, на уровне вполне осознанных процессов, в общем контекстном поле. В случае же КБ-патологии в процессе общения задействовано также и бессознательное. Задача КБ-терапии заключается в том, чтобы исключить из обычного процесса коммуникации проявления бессознательного.

Терапия обычного больного и терапия КБ-больного совпадают только в аспектах индивидуальных, в аспектах первоначальных причин эмоционального расстройства, однако в случае КБ-больного мы также лечим не столько человека, сколько диагностируем отклонения коммуникационных схем и "лечим", то есть корректируем, эти схемы, и это принципиальная разница с конвенциональными кейсами.

Для терапии КБ-проявлений, поскольку КБ-патология непосредственно связана с социальной коммуникацией больного, первоочередное значение имеет прежде всего вопрос социального статуса. Понимание и приятие в обществе того, что вот этот вот конкретный эмоционально рассогласованный человек не "тормоз", не отморозок, не социопат, а всего лишь больной с совершенно конкретной проблемой, меняет контекст отношений и при правильной постановке вопроса облегчает состояние больного. Одно дело, когда вы на основании специфического психоэмоционального опыта общения с КБ-больным считаете его негодяем, и совсем другое дело - когда вы понимаете, что человек болен. В первом случае вы будете самоутверждаться за счет больного, во втором - вы будете иметь к нему повышенную внимательность. Кроме того, поскольку конечной стадией реализации транзита бессознательного является вербализация (или визуализация в поведенческих актах), осознание вами больного именно как больного позволяет и облегчает эту вербализацию. Если же вы воспринимаете больного как отморозка и негодяя, вербализация затруднена крайне, и болезнь (эмоциональная рассогласованность социума с больным) прогрессирует.

Здесь мы видим один из важнейших моментов терапии КБ-синдромов. Мы уже знаем, что главная проблема КБ-больного - неадресуемый характер приехавшего транзитом психоэмоционального блока. Мы уже знаем, что бессознательное больного не успокоится, пока этот опыт точно не адресует и не интегрирует в область собственного опыта. Это нормально, так устроена психика, и у вас тоже. Соответственно, все, что способствует вербализации уже полученного транзита, с одной стороны, и препятствует получению нового - улучшает состояние больного, и в силу снижения роли бессознательного и глубинной эмоциональности в ваших с ним актах коммуникации - улучшает и ваше состояние и самочувствие, нормализует вашу коммуникацию.

Более того, открытое общение с КБ-больным и для вас - в плане вербализации - может оказаться крайне полезным.

Расскажу про один случай. Встретив после долгого перерыва отношений одного человека, и разговаривая с ним, я обратил внимание на бледность радужки глаза. Причем бледность эта носила характер патологический, как проблема с кровообращением в глазных яблоках. Кровеносная система глаз является частью кровеносной системы мозга, и проблемы с кровообращением глазных яблок говорит о проблемах с сосудами и кровообращением мозга. К сожалению, разница в социальном статусе, а также стойкое неприятие товарищем любой мистики и эзотерики, и моя неготовность на тот момент объяснить собственное впечатление рационально не оставляли мне шансов быть услышанным. Да и общение наше, в котором сценарий, формы и время определялось не мной, не позволяли мне затронуть данную тему. Во-первых, я тупо испугался сказать человеку о проблеме, понимаете? А во-вторых, даже если бы я и сказал, он бы это не воспринял нормально. Мы не виделись много лет, тут появляется псих, несет эзотерическую хуйню...

Через несколько дней он умер от сосудистой недостаточности.

Пил я страшно.

На похоронах я узнал, что у него давно были проблемы с сердцем, и все советовали ему сходить к доктору, и буквально за день до смерти тоже. С точки зрения как бы юридической ко мне проблем никаких - я не медик, не профессионал, к тому же находился в ситуации, в которой не смог бы ничего сделать... Но вот это вот состояние, что я мог спасти и не спас человека - я вам такого переживать не советую.

Человек тот, если бы был готов к такому варианту коммуникации - выжил бы.

Если медиум вам что-то говорит, с высокой степенью вероятности это вам говорит ваше бессознательное. Ваше сознание не может или не хочет это услышать - приходит медиум и позволяет вашему бессознательному это вам сказать. Хотя бы выслушайте, понимаете?

И таких примеров у меня - правда, не с таким исходом - валом. Впрочем, еще неизвестно что хуже - умереть сразу или сходить с ума годами...

Данный пример - это не проблема мировозрения там, воспитания или еще чего. Это проблема социального статуса. Если бы я на тот момент имел статус больного, специфика синдрома которого такова, что он может вербализовывать очень важные вещи, и если бы эти вербализации воспринимались окружающими как синдром, а не как асоциальные проявления личности - у меня были бы основания для того, чтобы помочь человеку. Да, пришел псих, че-то ляпнул. Но у психа такая проблема - он ляпает, и слишком уж часто прямо-таки не в бровь, а в глаз...

Вспоминаем, что мы говорили об аффекте. Первое требование для коррекции аффекта - это свобода для его проявления. Режим, возникающий как компульсивная реакция, есть проявление аффекта. Так вот, в социальном статусе "отморозка" нет свободы аффектирования, поскольку "отморозок" обществом подавляется, а в социальном статусе больного - есть свобода аффектирования, ибо это не человек, это болезнь так себя проявляет.

Причем проявляет не плохо, понимаете, проявляет-то хорошо, имеющий уши да спасен будет...

Выглядит, правда, такое проявление - чумово, ну так а что ж вы хотели? Посмотрите на любую болезнь - болезнь красивой не бывает. А тут вы сталкиваетесь с визуализациями вашего собственного бессознательного - а ничем так не суггестируем человек, как своими собственными проблемами...

Поскольку единственным способом адресации является вербализация либо визуализация тем либо иным способом, и поскольку адресация затрагивает глубинные эмоции как самого больного, так и его окружения, все это в подавляющем большинстве случаев крайне неприятно. Активизация бессознательного - она всегда неприятна, это всегда травмирующий опыт просто потому, что в ней задействовано бессознательное, независимо от гештальта либо эмоциональной окраски. И здесь мы сталкиваемся с двумя очень своеобразными такими моментами.

Первое - свободно аффектирующий КБ-больной сводит вас с ума. Ребята, это естественно. Задействовано ваше бессознательное, чего ж вы хотели? Коммуникация с КБ-больным сводит вас с ума, просто потому что в силу синдрома, благодаря взаимной эмпатии, ваше бессознательное уже включено в схему, вы уже, в зависимости от ситуации, попадаете в пограничные состояния сознания. Второе - по мере и в результате вербализации, в связи с исчерпанием транзитного содержимого, вам приходится с течением времени иметь дело непосредственно с эмоциональной сферой самого больного. А она - эта эмоциональная сфера - уже изуродована.

Если КБ-больной отоспался, если он некоторое время не попадал под индукцию, если он все вербализовал-визуализировал - его личность просыпается, он становится самим собой. Человеком с изуродованной эмоциональной сферой, неправильным аффектированием, изуродованным социальным статусом, кривыми паттернами социального поведения и коммуникации. Это уже излечение в значительной степени, поскольку синдром уже не задействован, в отсутствие КБ-индукции и при отработке транзитки он "обнулен", но личность-то, которая была подавлена - он все равно социально дикая с точки зрения окружения, понимаете?

Потому при условии отработки собственно КБ-синдрома нам требуется еще и реабилитация, и единственно возможная форма реабилитации - это актуализация по Шострому.

Первое направление актуализации - это восстановление целостности поля эмоциональных ассоциаций. В силу подвижности психики больного эта, для обычного человека нереализуемая, штука, реализуется легко и просто. Эмоциональное поле обычного человека устойчиво, оно целостно, и целостность этого поля на уровне бессознательного защищается абсолютно. У КБ-больного, в силу эмоциональной подвижности, поле фрагментировано и неустойчиво. У него такая эмоциональность. В силу этого такой больной может вне зависимости от возраста нарабатывать новые эмоциональные связи и расформировывать старые. Как маленький ребенок. Дети тоже, особенно в раннем возрасте, активно меняют свои эмоциональные ассоциации, только с течением времени у обычного человека эта способность редуцируется, а у ЭПМА - нет.

Второе направление актуализации - наработка социальных коммуникационных паттернов. Здесь тоже проблем никаких, обучаемость запредельная. Люди и так в большинстве своем обезьянки в плане "повадки", а уж ЭПМА с его способностью подглядеть, покрутить в голове, творчески адаптировать и развить, и все за один заход, с первого раза - просто мегамартышка. Ваш покорный неоднократно шокировал окружающих резкими изменениями в собственных поведенческих привычках. Собезьянничать можно все - от стиля общения и дефектов дикции до стиля мышления. В чем, собственно, и убедился родной госбез.



Третье, что нужно понимать в плане актуализации - это что эмоциональность больного уже нестабильна. Она уже не стабильна просто по факту. А это означает, что никаких стабильных в эмоциональном плане отношений для него не существует. Устойчивые эмоциональные состояния и связи для ЭПМА - это просто бред. В силу этого актуализация требует работы не над эмоциональностью, а над социальной конвенцией. Будет устойчивая социальная конвенция - в рамках этой конвенции будет определенный (достаточно широкий, надо сказать) спектр эмоциональных проявлений. Если социальная конвенция нарушается или фальсифицируется - спецэффекты гарантированы. Данный момент говорит о том, что на первоначальном (по крайней мере) этапе актуализации ЭПМА может существовать только в очень узких рамках очень простых и безусловно выполняемых социальных конвенций. И поскольку социальная конвенция выполняется либо не выполняется не одним человеком, но всеми участниками конвенции - иначе она не конвенция вообще - ответственность за результаты подобной актуализации несет общество в целом.

Четвертое. Обычно человек воспринимает окружающее через призму эмоциональной оценки. Однако больной, столкнувшийся с тем, что эмоции часто подводят, вырабатывает совершенно иной тип оценки. Он формирует, если повезло, своего рода умную эмоциональность. Он оценивает окружающее исходя из объективных, зачастую очень сложных, систем критериев, независимых от социального окужения (хотя бы потому что социальное окружение является источником его проблем), и пытается подстроить свою эмоциональность к этим схемам. Потому нельзя воспитать из ЭПМА твердого ленинца или верного евроинтегратора. И то и другое - концепции сугубо субъективные. Иногда в каких-то сапектах они могут что-то породить, но чаще всего - нет. Вспоминам историю с подготовкой к КВН в школе - отошел, и пока остальные спорили, сам спокойно сделал два номера из трех. Конечной задачей актуализации становится не социально аффилированный и ориентированный человек, а человек объективный. И это весьма любопытно.

Актуализация как форма психологической социальной адаптации, в применении к КБ-больным, должна приводить к формированию "белой вороны".

И только в состоянии "белой вороны" такой больной обретает эмоциональную стабильность, ибо в отличие от мод и веяний времени - объективная реальность остается самой собой. Людей, которые делают подлость с улыбкой на лице, я насмотрелся, а вот чтобы кто-то нарушил закон сохранения - такого видеть не приходилось.

Пятое. "Беловоронность", измененная эмоциональность, конвенциональная зависимость и нетерпимость к нарушениям конвенции требуют построения сложного набора компенсирующих механизмов, в основном - в виде акцентуаций. Если в результате актуализации обычного человека у нас получается просто лучше приспособленный к жизни тип, то актуализация КБ-больного порождает чудака. С более или менее проявленной акцентуацией. И единственная задача актуализации в данном случае - это исключить элементы бессознательного из социальной коммуникации. В конце концов, акцентуированных типов вокруг полно, и ничего страшного в этом нет - а польза имеется, ибо акцентуации, как социально приемлемая форма аффективного поведения, позволяют сбрасывать излишнее эмоциональное напряжение в форме микроаффекта, не доводя коллектив до реального клинического безумия.

Шестое. В силу общей эмоциональной нестабильности необходимо действовать аналитически, максимально вовлекая когнитивную сферу больного в процесс. Когнитивная компенсация там и так имеется, и ее назначение как раз и заключается в компенсации эмоциональной недостаточности. Никаких эмоциональных методов воздействия нельзя применять, ибо каждый такой метод - это фокус, а тут фокус до добра не доводит.

Седьмое. Нужно, чтобы больной понимал, что вот эта вот социальная ненормальность, некаквсечность, беловоронность - скорее всего навсегда либо надолго. И зависит не только от него, но и от окружающих, от их способности соблюсти конвенцию на протяжении длительного периода времени. Некуда бежать, понимаете? Я когда через аутопсихоз из неописуемого вылазил, всеми силами тянулся к людям, был уверен, что это я такой, а они хорошие. Оказалось, зря верил. Оказалось - вовсе не я один такой, а все мы тут серьезно ебнутые.

И вы знаете, жить стало легче.

Возможно ли полное излечение? Ну то есть полное преобразование ЭПМА в ОЧ?

С одной стороны, непонятно, а надо ли. Дело в том, что если что-то человека не беспокоит, то и не надо трогать. Каждая функциональная патология имеет приспособительный характер, и кто знает, если убрать вот тут и вот тут - не вылезет ли нечто там? Мягкий аффект формируется из-за несоответствия объективных обстоятельств, в частности, частых проявлений бессознательного из-за эмоциональной подвижности, и социальной реакции на эти проявления. Эмоциональная подвижность, если она вызвана физиологическими причинами, прекрасно лечится либо купируется, если это функциональное - то тоже, в общем, контролируется посредством психоанализа либо самим больным посредством акцентуации и микроаффектирования. С другой стороны, вопрос КБ-патологии есть в точности вопрос целостности эмоционального поля. И в нормальном окружении, которое правильно себя ведет в отношении больного с правильным социальным статусом, эмоциональная сфера зарастает. Время лечит. Так что здесь все - исключительно вопрос времени и усилий.

А когда эмоциональная сфера зарастает, интегрируется, то и возможностей для возникновения КБ-эффектов становится меньше.

Я еще в 2008-м году говорил (ау, госбез, поднимаем расшифровки!), что для меня полноценная ресоциализация занимает от трех до пяти лет работы. Единственное, что мне нужно - чтобы всякие жопорукие дегенераты со своими идиотскими идеями не лезли. От трех до пяти лет на самоактуализуции.

Я уже один раз это делал. Вслепую, на интуиции, потому что всем было похрен, а у меня другого выбора не оставалось - или дохни, или делай. Да, в некоторых моментах неприятно. Ну как неприятно... Что мне здорово, то немцу, как говорится...



Но в общем, на основании личного опыта, могу сказать, что никаких методических проблем особых нет. Все что нужно - правильно понимать суть происходящего, причем не имеет значения в какой понятийной системе. Вон в православии, например, определение "бес попутал" - это в точности о спонтанном эмоционально-мотивированном действии. И что, есть аскеза (молитва, пост), есть исповедь (психоанализ), есть епитимья (терапия) - и ничего, прекрасно людям помогает, при определенных предпосылках, кстати. Духовное водительство в православии - расширенный психоанализ, вербализация, терапия. Более того, раз "бес" - значит человек растождествлен с патологическими эмоциями, может их рефлексировать, все нормально. Все то же самое, просто называется иначе, понимаете? А кто хотя бы раз был допущен до причастия, знает - все эти таблетки психотропные - фигня на постном масле. И социальный статус "одржимого бесами" в православном обществе правильный - одержим человек, но ничего, с божьей помощью выздоровеет...

Да, не все лечится молитвой. Не все лечится аскезой. И православие - вовсе не медицинсмкое учреждение. Так ведь и современная психиатрия, при том, что сама говорит о феномене сильной психоэмоциональной индукции у лиц с психическими отклонениями и о феномене психологического переноса, почему-то в упор не хочет видеть очевидных процессов эмпатии бессознательного и сопутствующих проявлений, которые, скопом, Юнг назвал "коллективным бессознательным". Да, Юнг тогда не совсем разобрался, но время-то прошло, пора бы и перестать вести "холивар" с "чертовщиной", товарищи ученые, доценты с кандидатами...

В общем, ничего особенно тяжелого, неподъемного и непонятного я не вижу. Голая физиология и психология в самом рафинированном и материалистическом виде, какой только возможен.

В известном смысле терапия КБ-патологии даже значительно проще, нежели терапия обычных расстройств. И вот почему. Дело в том, что транзитка - это очень такая болезненная для человека штука. Вон гляньте на меня - всегда дергаюсь, всегда зашуганный хожу, если бы не "метрвяк" - вообще жопа была бы. Так вот, психика КБ-больного всеми силами старается избавиться от травмирующего содержания, и мы уже писали, что и режим есть приспособительная реакция, и проявления гештальтов - вариант вербализации, как метода адресации. Это в точности тот редкий случай, когда человек интегрально, целиком, находится на стороне доктора. И потому такая терапия в плане мотивации больного - очень простая штуковина.

Главное чтобы доктор конвенцию не нарушал и голову на плечах имел...
Tags: Тайна личности Льва Абалкина
Subscribe

  • Прав и неправ

    С одной стороны, Яша, безусловно прав. (В этом месте часть моих читателей зааплодировала, а вторая часть возмущенно начала метать в меня гнилые…

  • Опять космонавтика и маленькое замечание

    Касательно вот этого вот и моего комментария. Усталостные трещины в металле, которые подвергаются коррозионному воздействию - это вава. Идея с…

  • Найс!

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments