bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Categories:

Тайна личности Льва Абалкина, или невероятные приключения в невозможном месте - 113

Предыдущие части: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112.

Часть 113. Тонкая, но ощутимая разница - 3.

Поехали. Итак, у нас есть сотрудник органов, который должен проводить ПП. Знает ли он, с чем ему предстоит столкнуться? Ребят, пару лет назад выпустили ускоренным образом военных психологов, и я писал, что они психологи, как из меня танцор диско. Потому что. А средний сотрудник органов?

Даю отмашку. За десять школьных лет в пяти школах я встретил ровно одного педагога, который мне реально помог. Одного. Это не значит, что все остальные были козлами. Они выпустили множество учеников, и многие из этих учеников стали нормальными образованными людьми. Но вот мне, лично мне, помог только один. Остальные не смогли. Это были образованные специалисты, с опытом работы, не дураки и не извращенцы - нормальные учителя. Они пять лет учились, сдавали экзамены, сидели на педсоветах, обменивались опытом, участвовали в конференциях, читали профильную литературу, и все это было направлено только на одно - сделать так, чтобы ученик усвоил необходимый объем знаний. Они все были специалистами. А помог только один. Почему?

Потому что система работы, которая проводится массово, строится из статистических показателей. Если 90% выпускников - хорошисты, система работает хорошо. Если 50% хорошисты, остальные - троечники, и один особенно трудный ученик стал блестящим - система работает плохо. В масштабах общества плохо. Таким образом, для 10% учеников наша система работает плохо именно потому, что она работает хорошо - в масштабах государства. А вот для них, для этих 10% - не сложилось, они - отклонение от нормы.

Мне просто повезло, с этим одним педагогом.

ПП проводится в отношении лиц с отклонениями от нормы, к которым социальное нормирование неприменимо в силу тех или иных причин. Они уже отличаются от среднесоциальной нормы. Я не знаю, есть ли в ПП какая-то типология, какая-то особая методология - что-то мне подказывает, что ничего этого нет. Есть криминологические характеристики основных типов преступников, и с ними наш сотрудник знаком. Но мы тут же упираемся в два любопытных момента. Криминологическая типология описывает состоявшихся преступников, а в рамках ПП мы работаем с людьми, которые таковыми по факту не являются - это раз. И второе, фактически ПП является комбинацией задач оперативной деятельности (найти и зафиксировать), пенитенциарной (ограничить в проявлениях с целью купировать криминальные наклонности и создать условия для перевоспитания) и педагогической, в части собственно воспитания.

Ребята, это три совершенно разные формы деятельности, в каждой из которых можно совершенствоваться до бесконечности, каждая из которых способна поглотить жизнь целиком. В каждой из областей - в оперативной, в пенитенциарной и в педагогической - можно прожить жизнь, и так и помереть дураком. И все это - в силу того, что человек еще как преступник не состоялся - необходимо применять к человеку, который еще не совершил, и возможно, не совершит преступного деяния.

Вот в такой вот интерпретации ПП выглядит уже не так просто и понятно, верно?

Наконец, мы должны поглядеть на ПП с точки зрения социального нормирования. Социально-нормативное поведение предполагает совершенно четкие паттерны коммуникационных схем. Совершенно четкие транзакционные модели, совершенно четкие права и обязанности каждой из сторон, совершенно точные правила вступления в коммуникации и прекращения их. То, что не соответствует данным паттернам - не является социальной нормой. Так вот, если мы посмотрим на ПП с точки зрения социальной нормированности, то поймем, что в ПП объект насильно изымается из нормальной социальной среды. Он еще ничего не сделал, и возможно, не сделает - а его уже изъяли из нормальной жизни, на него не распространяются паттерны социального нормирования.

Он еще не совершил преступления, а уже преступник.

Ребята, мне про детскую школу милиции намекали, прозрачненько так, в шестом классе. Был я шестиклассник, сопляк и несколько девиантный тип - и уже детская комната милиции. Ничего особо выдающегося не совершил, ибо и бутылки с карбидом другие взрывали, и из самопала тоже не я стрелял, и подъезды не разрисовывал (надо же!), и мелом спины товарищей не возюкал, и даже кнопки - не подкладывал. Ну просто антикрайм-тип какой-то... Разве что - несколько слишком неуправляемый. А уже детская комната милиции маячит...

Уже - преступник.

Как выяснил в десятом классе тот мой единственный педагог, с которым мне повезло, Дима умеет думать и писать, вот только не может этого делать как все. Соответственно, системные решения с ним не работают. Он не попадает в 90%. Он из 10%. Но зато в этих 10% он - образец работы по теме, в том числе и для 90%.

Первая беда, с которой в современном обществе (и отчасти в советском последних лет существования СССР) сталкивается сотрудник, занимающийся ПП - отсутствие на системной основе институтов поддержки, тех самых парткомов и профкомов, профсоюзов и комсомольских ячеек. Вторая беда - парадигмальная, он вынужден применять методы и отношение, предназначенные для преступников, к нормальному, пусть и девиантному человеку. Третья беда - он вынужден работать с объемом задач, которые требуют глубоких знаний в различных областях, зачастую плохо стыкующихся друг с другом. И четвертая беда - он должен делать это в нарушение социально нормативных форм взаимодействия с объектом ПП.

Знаете, вот если протянуть левое яйцо через ноздрю, потом вокруг шеи, затем обмотать вокруг туловища, и сжав ягодицы, разместить на месте рядом с правым яйцом - то оно нормально функционировать не сможет...

И при всем при этом, система ПП существует, и множеству людей она помогла как бы, нормальной жизнью зажить. Чудны дела твои, господи!



В СССР существовали специальные школы для детей из 10%. Школы для умственно-отсталых детей, для детей с проблемами зрения, с проблемами слуха. Там работали специалисты, которые занимались только этими проблемами, и были специальные учебные программы. Но даже в этих 10% я в 90% не попадал ни разу. Впервые СДВГ был замечен в начале 70-х, и до сих пор довольно большое количество специалистов отрицает данный синдром. До сих пор для СДВГ нет специальных методик, понимаете? А ведь количество СДВГ-детей уже давно перевалило за 10%, ребята... Там, где детишкам дают химию - что-то выправляется (и еще неизвестно, какой ценой), где не дают... Ну вы поняли.

Поскольку ваш покорный не просто эталонный СДВГ, и поскольку в силу описанного в данном цикле синдрома бессознательно-индуцированного поведения он даже в "чистые" СДВГ полностью не влазит - опять, сволочь, оказывается в 10% - и поскольку его синдром проявлен в актах социальной коммуникации, куда он попадает?

Правильно, дети, ПП наше все...

А в ПП люди работают не с болезнью, не помогают больному ее преодолеть, не пытаются вылечить - они борются с преступностью, понимаете? У них совершенно иная система критериев.

Даже в интернате для социально-неблагополучных детей существует социальное нормирование. Социальные нормы там отличаются от обычных, но они существуют. Макаренко когда работал - у них там были социальные нормы, и они выполнялись. Они были достаточно формальны, достаточно ясны и они действовали. В ПП в данном конкретном случае нет формальных, ясных и действенных норм. Потому что даже в интернате для маленьких социопатов педагог вместе с маленьким социопатом работает с дефектом, с болезнью, с социальной патологией. А в ПП нет такого, во всяком случае в моем кейсе. Предложил товарищу полковнику - только честные отношения. Ага, как же... Ребята, где социальное нормирование?

В ПП сотрудник не работает вместе с объектом над болезнью, в ПП сотрудник гоняется за преступником, по крайней мере в моем случае.

И когда не может догнать - очень злится...

Нас не догонят, в смысле, нас не поймут - но мы все равно классные!



Я опять повторяю, что разница между коррекцией и погоней - она существенная. Это парадигмальная разница, а как писал Станислав Грофф в "За пределами мозга", парадигма определяет результат исследования едва ли не больше, чем наблюдаемое, поскольку задает интерпретацию. Если доктор встречается с резистентностью заболевания у больного, у него сразу две мысли. Первая - неправильный диагноз, вторая - дополнительное недиагностированное заболевание либо иной неучтенный фактор. Он оставляет бесполезный метод, и ищет более применимый. Если педагог встречается с проблемами ученика, он пытается разобраться, почему именно у ученика не получается. Педагог знает, что работает с навыком, и ищет, какой из навыков неправильный или отсутствует. Я себя в 9 лет от заикания вылечил, работая с моторикой речи как с навыком, ребята...

Когда опер в рамках ПП встречается с резистентностью объекта, у него только одна мысль - "ловкий, гад, уворачивается, врешь, не уйдешь!"...

И понеслась...

Опер - он в определенном смысле очень глупый человек. Его не научили, что социальное поведение человека есть навык. Он не думает, что работает не с человеком, а с суммой навыков. Он не отслеживает навыки, их изменение, эволюцию, направленность этих изменений. Он преследует злодея, и сердце его горячо, а в голове нет ни одной рациональной мысли. Азарт. Адреналин. В широком смысле слова преступник - это социально больной человек. Его можно вылечить, и занимается этим пенитенциарная система. Однако нельзя в пенитенциарную систему поместить человека, который не совершил преступления, вы понимаете?

Резистентность к воздействию, которая несет информацию о несоответствии применяемых методов реальному положению вещей в одной парадигме, в другой просто стимулирует повторение заранее обреченных и предсказуемо бесплодных усилий.

Вот не включил опер вовремя голову, не научили его - он и не включил, бывает...

Если мы посмотрим на данную картинку пристально и подумаем головой, то увидим одну очень любопытную штуку. Если вы уже увидели - возьмите с полки пирожок, если нет - вам сейчас будет очередной дофаминовый взрыв, вы испытаете кайф и в очередной раз помянете меня незлым тихим словом. Ай да Дима, ай да сукин сын - скажете...

Ну что, развлечемся?

Итак, ПП предполагает измененное отношение к реципиенту со стороны вовлеченных лиц. Ко всем людям, которые говорят и делают то же, что и реципиент, у нас будет одно отношение, а к нему другое. Это происходит потому, что обычные люди, даже когда они ругают партию и правительство - они нормальные. А ПП-объект - он потенциальный преступник. Обычный человек может проявить несдержанность, может в сердцах сказать, он может быть плохо информирован, или вообще - дезинформирован. Он может просто сглупить. Наконец, он может, пусть и эмоционально, сказать горькую правду. А любое негативное в отношении лица или группы лиц мнение ПП объекта - свидетельствует о криминальных наклонностях, понимаете?

Потому что оно может, в силу "криминальных наклонностей" реципиента, свидетельствовать о социопатии того или иного рода, и следовательно - привести к преступным деяниям.

Разные критерии оценки - разная интерпретация.

Компрене?

Одно и то же действие нормального человека, включенного в систему социально-нормативных отношений, и ПП-объекта, чьи действия интерпретируются как находящиеся за рамками системы социального нормирования - по-разному оцениваются, по-разному воспринимаются и вызывают у окружающих разную реакцию. Разную.

Это очевидно, где дофамин - спросите вы? Сейчас, сейчас Дима сделает вам укольчик.

В силу отличного от обычного отношения действия ПП-объекта вызывают у окружающих отличную от обычной эмоциональную реакцию. Ко всем относятся одним образом - к ПП-шнику относятся другим. Теперь внимание, игла вставлена, нажимаю на поршень. Следите внимательно.

Поскольку в одних и тех же паттернах социальной коммуникации ПП-шник оценивается окружающими иначе, и соответственно, испытывает на себе отличную от нормальной эмоциональную оценку окружения, между ним и окружающими возникает эмоциональная рассогласованость, приводящая к эмоциональной изоляции.

А эмоциональная рассогласованность по определению порождает диссоциативные формы поведения, понимаете? Вот давайте посмотрим...

Когда тот или иной паттерн (возьмем банальнейший - смех после анекдота) у человека не совпадает с окружающими, он начинает его бессознательно подстраивать, чтобы получить аналогичную реакцию окружения. Так действует социальная конформность. Это нормальное явление. Любой коллектив, в который собраны незнакомые друг с другом люди, очень быстро эмоционально синхронизируется - вам это любой психолог скажет. Но дело в том, что ПП-шник - он не новый человек в коллективе, это лицо с особым статусом, и этот статус не зависит от того, выдает он правильный смех после анекдота, или смеется не там, где надо, и слишком громко. Эмоциональная рассогласованность с окружением у ПП-шника носит перманентный характер, и пока окружение не изменит своего отношения - эта эмоциональная рассогласованность будет иметь место. Механизм социальной конформности, реализующийся через эмоциональную подстройку к окружению, для ПП-шника оказывается нарушен императивом, сформированным его ПП-статусом.

Когда человек оказывается в эмоциональной, и следовательно, социальной изоляции, когда конформное поведение не приводит к ожидаемому эмоциональному подкреплению, он может выдать ровно три реакции. Первая - агрессия, как компенсация неприятия окружающими. Тогда мы говорим, что человек преступник. Вторая - эмоциональная самоизоляция, как компенсирующее принятие социальной конвенции, сформированной ПП-статусом. Третья - гиперконформное поведение, человек-флюгер.

Даже в первом случае совершение противоправных поступков может быть следствием эмоциональной изоляции, а вовсе не проявлением преступных наклонностей. Подавляющее число людей, будучи помещены в ситуацию, в которой отключены механизмы конформной подстройки, на самом деле не преступники - но могут совершить преступление. Находясь под воздействием обстоятельств. Даже такая юридическая формулировка есть. Нам даже за примерами далеко ходить не надо - достаточно вспомнить 90-е, всю страну ушатало, до сих пор хлебаем и хлебать будем долго. Банальное разрушение социальных паттернов, вызванное изменением структуры социальных приоритетов при переходе от социалистического к капиталистическому укладу - и у людей башни посрывало. Потому что поступки, которые раньше имели одну эмоциональную оценку - теперь стали иметь другую. И приехали.

Еще один пример этого процесса - эксперимент Аша. Наблюдаемый в эксперименте Аша находится в изоморфной к рассматриваемой ситуации, поскольку подставные участники эксперимента относятся к нему отличным от отношения друг к другу образом. Несмотря на очевидную неправильность ответа, заданную условиями эксперимента, и декларируемую подставными испытуемыми, испытуемый в большинстве случаев соглашается с коллективом. Просто потому, что над ним довлеет социальный конформизм, вытекающий из необходимости эмоциональной согласованности с окружением.

Тот факт, что окружение ожидает от ПП-объекта противоправных действий, в силу нормального механизма социальной конформности, поощряет объект к совершению этих самых действий просто в силу механизма социального конформизма, основанного на поиске эмоциональной согласованности с окружением.

Вторая реакция - социальный дауншифтинг. В тех случаях, когда объект чувствует неизменность эмоционального дистанцирования с окружением (в силу императивности особого отношения окружающих) при любых своих действиях, происходит обесценивание, и в первую очередь эмоциональное, актов социальной коммуникации. К чему тратить время на других, гоняться вместе с ними за социальными стимулами, если это не приведет к изменению эмоционального отношения, верно? Здесь уже можно достичь аутизма в клиническом его виде, причем легко.

Третья реакция - это эмоционально абсолютно зависимый от окружения тип. Стопроцентный испытуемый Аша. Готовый утверждать что угодно, если это вызывает эмоциональное подкрепление со стороны окружающих. Человек-тряпка, не имеющий своего мнения.

Я все эти стадии прошел, все попробовал, поверьте - блюда на любой вкус, был бы гурман...

Так вот, возвращаясь к эмоциональной диссоциации. Все мы испытываем эмоции. Причем, поскольку наши эмоции модулированы гормональными факторами, можно утверждать, что мы все испытываем примерно одинаковые эмоции. Будь ты хоть президент, хоть плечевая - эмоции одни и те же, просто их объекты зависимы от обстоятельств нашей жизни. Находясь вне актов социальной коммуникации, человек перестает испытывать постороннее воздействие, и его эмоциональная сфера приходит в нормальное, имманентно ему присущее состояние. Как только человек, в частности ПП-объект, попадает в акт социльной коммуникации, в силу воздействия коллектива оно меняется. Причем для ПП-шника это - замена нормального состояния на ненормальное, измененное. В акте коммуникации обычный человек просто конформен, а для ПП-шника - это состояние эмоционального конфликта.

Разумом он понимает, что нужно вести себя нормально, но эмоции диктуют ему обратное.

Реализовать данный конфликт психика реципиента может только в виде диссоциации. Это значит - переживать другие эмоции при тех же стимулах, чем переживают окружающие люди. Одни и те же паттерны у ПП-шника оказываются связаны с иными эмоциями, чем у обычных людей. И значит, те, имманентные, эмоции, которые должны быть у него связаны с соответствующими социальными паттернами - оказываются связанными с чем-то другим. Возвращаясь в нормальное, не модулированное состояние, ПП-шник реализует нормальное течение эмоций вне рамок социально-нормативного поведения.

Замечательнейший пример - клептомания. Диссоциативное расстройство, связанное с нарушением социально-нормативного поведения.

Исходя из описанного, можно посчитать, что ПП сама по себе стимулирует преступность. Ну или психические отклонения. Это так (в силу вышеописанного) и не так. Не так потому, что в норме, как это должно быть, ПП поддерживалась теми самыми институтами поддержки - пионерия, комсомол и т.д. - которые задавали нормы социально-нормативного поведения. Пока эти институты работали, у нас был своеобразный баланс. Здесь - ПП, эмоциональная рассогласованность, очень некомфортное состояние, там - нормальная жизнь и все хорошо с эмоциональной точки зрения. Чисто бессознательно, на уровне эмоциональности, в том числе глубинной, создавался мощный вектор, направляющий человека в нормальную жизнь. Потому это работало, и работало хорошо.

Ребят, кто попало в ПП не попадает. Есть определенные критерии, исходящие из криминологических типов. Люди, соответствующие этим типам, обладают повышенным риском оказаться на зоне. Создавая вектор, мы тем самым тренируем у них резистентность к криминальным интенциям, мы тренируем человека, незаметно для него самого, противостоять асоциальным позывам. Но для этого нужны работающие институты поддержки, реализующие социально нормативное поведение и отношение в адрес ПП-объекта, понимаете?

Уже в 80-х годах, и даже раньше, комсомол деградировал, как и профсоюзы и профкомы, превратившиеся в места раздачи путевок и разрешений на остекление балконов.

Теперь начинаем веселиться... Шарль Робер Рише, говоря о медиумах, писал: "их сознание страдает от диссоциации, следствием чего являются определенная психическая нестабильность и сниженное чувство самосознания в трансовом состоянии".

Что произойдет с медиумом, который попал в ПП? Ребята, он и в норме-то, медиум наш - не танцор, понимаете? ПП как особый статус формирует фокус, а как действует фокус на медиума - мы уже с вами знаем. Фактически, попадание в ПП означает для медиума непрерывную перманентную тренировку его "способностей", а если быть корректным - означает развитие синдрома. Более того, будучи безотказной давалкой на уровне бессознательного, медиум раз за разом будет создавать у ПП-команды (то есть у вовлеченных в ПП лиц) впечатление о своих ярко криминальных качествах в самом ближайшем будущем. Наш медиум из ПП не вылезет, понимаете?

И пока он будет в ПП, он будет все более и более нарабатывать режим...

Про детскую комнату милиции мне намекали в 6-м классе. Это был 83-84 год примерно.



И это еще не все...
Tags: Тайна личности Льва Абалкина
Subscribe

  • Синемафилическое

    Собственно говоря, это трейлер. Того, что я только что посмотрел. Что могу сказать по поводу того, что я только что посмотрел? В трейлер вошли…

  • Дизайнеры "будущего" против здравого смысла

    Встретил вот такое. Возрыдал, аки тать. Думал начать биться головой о батарею, но пожалел соседей. Выглядит конечно - отвал. Электросамолет,…

  • ...а водителем у него - Путин...

    Мдям. Это я к чему... Хорошее видео, я сильно смеялся. Ребята, вторжение посторонних лиц на сессию горсовета, в смысле - вторжение…

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments