bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Тайна личности Льва Абалкина, или невероятные приключения в невозможном месте - 117

Предыдущие части: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 22, 23, 24, 25, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 32, 33, 34, 35, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54, 55, 56, 57, 58, 59, 60, 61, 62, 63, 64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76, 77, 78, 79, 80, 81, 82, 83, 84, 85, 86, 87, 88, 89, 90, 91, 92, 93, 94, 95, 96, 97, 98, 99, 100, 101, 102, 103, 104, 105, 106, 107, 108, 109, 110, 111, 112, 113, 114, 115, 116.

Часть 117. Тонкая, но ощутимая разница - 7.

У народа после Нового Года наблюдается отходняк от похмельного синдрома. То есть сперва напились, потом страдали похмельем, теперь похмелье, вроде, прошло, и народ зашевелился. Ну, раз народу резко нечем заняться - мы продолжим.

Сегодня мы будем говорить о формальных обязательствах и контекстуальной вилке.

Давайте посмотрим на систему ПП так, как она должна была бы действовать, будь все в порядке. Роль "оперативных танцулек" в системе ПП чисто фрагментарна. Мы уже говорили, что "оперативные танцульки" служат всего лишь для создания вектора из системы социальных стереотипов, связанных с криминальными наклонностями, в систему социальных стереотипов, предполагающих нормальную социализацию. И вот эту вот нормальную систему стереотипов у нас, в нормально работающей ПП, репрезентируют социальные институты поддержки. Трудовые коллективы там, общественные организации и т.д. и т.п. С другой стороны, именно эти институты поддержки являются "заказчиками" комплекса мероприятий ПП. Или - хорошим полицейским, если мы будем (и вполне уместно) рассматривать комплекс ПП как один из вариантов игры "хороший полицейский - плохой полицейский".

Давайте посмотрим на эту картинку, на эту структуру, и подумаем вот о чем. Что такое оперативная деятельность, оперативная работа, с одной стороны, и деятельность трудового коллектива или общественной организации в роли института поддержки, с другой.

Ребята, оперативная работа возникает там, где существует оперативная необходимость, и где к этому привлекаются соответствующим образом подготовленные, обученные и находящиеся в рамках особой системы взаимоотношений с остальным обществом, люди. То есть - оперативные сотрудники. Оперативная работа происходит в областях, которые очень слабо коррелируют с нормальной социальной жизнью - иначе не было бы нужды в оперативных сотрудниках, понимаете? Оперативная работа происходит в недрах преступного сообщества, в окружении лиц, подозреваемых в подготовке или совершении преступления - то есть там, где социальные нормы, обычаи и законы не работают. Оперативная работа происходит в интересах общества, и конечная задача такой работы - устранить угрозы для общества. Поскольку, с одной стороны, оперативникам приходится действовать вне норм закона и морали, например, врать преступнику (а врать нехорошо), или там - провоцировать его на преступление, и возможно, соучаствовать на определенных этапах преступления (а это противозаконно между обычными гражданами), чтобы отделить собственно преступную деятельность от оперативных мероприятий, общество создало и разработало сложную систему критериев. Если действия оперативного работника соответствуют этой системе, значит - это оперативная работа. Если они выходят за рамки, значит - оперативник сам совершил преступление, превысил полномочия и так далее. Решение о правомочности тех или иных оперативных мероприятий принимаются, в частности, и на основе уголовно-процессуального кодекса (мы эту тему размусолим еще), и на основе решения прокуратуры, санкционирующей те или иные действия (прослушку, слежку, перлюстрацию и т.д.), и в определенных (угрожающих жизни и здоровью окружающих) обстоятельствах - на основе личного решения оперативника.

В скобках - потом за личные решения столько бумаг приходится писать, доказывая, что ты не верблюд...

Конечной точкой, финишем, целью оперативных мероприятий является процессуальное действие. Это процессуальное действие производится в соответствии с кучей законодательных и нормативных актов. Назначение этого действия - реализовать определенность, внести в ситуацию конечную ясность. Если человек представляет угрозу - к нему применяются меры пресечения, если он виновен - он несет наказание, если ошибка вышла - суд освобождает его от ответственности, или признает его невиновность и так далее. В данном случае человек тем или иным образом извлекается из области оперативных (внезаконных) мероприятий и возвращается к нормальной социальной нормативной жизни. Ну - или попадает в пенитенциарную систему.

Теперь посмотрим на институты поддержки. И мы сразу же увидим нечто совершенно иное. Институты поддержки целиком и полностью существуют в поле социально-нормированного поведения. Это оперативник может врать - в служебных целях - и ему за это ничего не будет. Вот ему в данный момент, чтобы защитить общество, нужно солгать (действовать в рамках легенды), и он лжет. А если вы, например, нормальный человек, и сотрудник по работе вам лжет - он лжец. И веры ему никакой. Он уже выпадает за грань социально-нормированного поведения, потому что врать нехорошо. В перечне социальных норм ложь является отрицательным фактором.

Деятельность социальных институтов поддержки ПП, даже и в рамках ПП, происходит на основе стопроцентно социально нормированного поведения.

Законов.

Обычаев.

Культурных стереотипов.

Я могу понять работающего меня оперативника - ну просто работа у человека такая. А вот добровольных помощников я не понимаю. Они не должны этим заниматься, и даже наоборот - они этим заниматься не должны, ни при каких обстоятельствах. Потому что общество - это на самом деле система конвенций. Культурных стереотипов. Обычаев. Законов. Моральных норм. И в рамках вот этих вот норм гражданское лицо обязано оставаться гражданским. В противном случае таковое гражданское лицо совершает преступление, понимаете?

Я могу допустить, что время от времени в зависимости от обстоятельств гражданское лицо может быть вовлечено в оперативную деятельность. Но при этом оно целиком и полностью теряет гражданский статус, вы меня понимаете? Я могу относиться к своему коллеге по работе как к коллеге по работе, пока он остается в рамках, предусмотренных понятием "коллега по работе". Я могу расширить рамки нашего взаимодействия до личных отношений, но только на основе взаимного согласия и исключительно в рамках личного общения. И к работе это уже не имеет отношения. Просто есть двое коллег по работе, которые одновременно - и независимо - являются друзьями. Но я не обязан вступать в дружеские отношения с коллегой по работе, и тем более - против своего желания.

Система отношений между людьми - она формализована. Система отношений с обществом в рамках правовой ответственности определяется законодательными актами. Система отношений с родными и близкими - обычаями и культурными стереотипами, а также уровнем и качеством личных отношений. Но я не должен и не обязан вступать в те или иные отношения. Личные отношения - это личное, понимаете?

Соблюдение системы таких вот формальных обязательств и есть общество. Как только эта система рассыпается, или как только ее соблюдение перестает быть обязательным - общество перестает быть.

Давайте посмотрим на одного человека. Вот он один человек. А вокруг него общество - тысячи и миллионы людей. Человек, чтобы жить, должен с ними взаимодействовать. Взаимодействовать он может лишь в рамках формализованной социальной системы конвенций. Если в отношении одного человека выполнение социальных конвенций является необязательным, если конвенции нарушаются - такой человек не может жить в этом, потому что это уже не общество, а что-то другое.

Вы можете быть кем угодно. Хоть Шварцнеггером. Но миллион людей вас затопчут нахрен.

Когда общество перестает соблюдать свои обязательства в отношении одного человека, оно совершает преступление по отношению к нему. Это как раз тот случай, когда преступление совершается не личностью, а обществом. Неважно, чем именно спровоцировано и как именно мотивированно такое преступление. Важно то, что общество само по себе отказалось от выполнения своих обязательств.

Если общество может, без объяснения причин, без указания причины, вообще без причины - отказаться от выполнения своих обязательств по отношению к своим членам - оно уже не общество. Потому что общество есть сумма конвенций, оно существует, как сумма конвенций, и только пока эти конвенции выполняются. И если конвенция нарушается в отношении одного человека, и общество считает, что это нормально - значит, в нарушении конвенции общество не видит ничего плохого. Значит, конвенцию могут нарушать все. Значит, обществу приходит кирдык.

Вещь, которую очень хреново понимают наши люди вообще и наши оперативники в частности. Ребята, оперативная деятельность - она оперативная не сама по себе, она оперативная до тех пор, пока она остается в рамках системы социальных конвенций, предусмотренных для оперативной деятельности. Существует конвенция между обществом и оперативником. Общество позволяет оперативнику вторгаться в чужую жизнь, лгать, применять насилие, специальные средства и навыки, до тех пор, пока это защищает общество. Взамен общество закрывает глаза на те внеконвенциональные штуки, которые оперативник творит. Существует конвенция между преступником и обществом. Преступник знает, что если он совершит преступление, то общество, используя оперативника, будет его преследовать. Общество знает, что если кто-то нарушит конвенцию, то нужно звать оперативника и преследовать преступника.

Вся эта деятельность является конвенциональной по сути.

Когда человека начинают оперативно разрабатывать, происходит следующее. Он может ничего не знать, но все уже происходит. В момент начала оперативной разработки подвергающееся лицо лишается гражданских прав. Вы решили, что ваш сосед - преступник, вы сказали об этом участковому, участковый принял заявление, начал разработку. В этот момент гражданские права вашего соседа понесли ущерб.

Еще ничего не произошло, еще ничего не ясно - а человек уже терпит ущерб.

Это происходит автоматически.

В момент начала разработки общество перестает выполнять свои обязательства согласно сумме конвенций в отношении одного данного конкретного вот этого человека.

Вернемся к нашему участковому и вашему соседу. Участковый принял заявление, на основании чего открыл дело и приступил к оперативным мероприятиям. Он провел эти мероприятия, и допустим, установил, что ваш сосед, конечно, неприятный товарищ, но не преступник. Что делает наш участковый? Наш участковый пишет отчет. То есть - совершает процессуальное действие. В отчете указано, что ваш сосед - псих ненормальный, гад каких мало, трус, подлец и негодяй, но - не преступник. И вот это вот он подшивает в папочку. В момент, когда этот листик подшит в папочку - разрабатываемый гражданин полностью восстанавливается в своих гражданских правах.

Такова социальная конвенция, реализуемая уголовно-процессуальным кодексом.

Я видел много оперативников за работой (хех), и вот что я хочу сказать персонально нашим законченным силовикам. Ребята, процессуальный кодекс - это ваш инструмент. Это не та фигня, которая мешает вам преследовать преступника, это не та фигня, которая ограничивает полет вашей эпической гениальности, это не та фигня, которую кто-то придумал, чтобы сделать вашу жизнь сложной и геморройной. Процессуальный кодекс - это инструмент правосудия. С помощью процессуального кодекса вы можете сделать две великолепные, выдающиеся вещи.

Вы можете изъять человека из суммы социальных конвенций.

Вы можете вернуть человека в сумму социальных конвенций.

И то, и другое действие исполняются не щучьим велением, не мановением волшебной палочки - они исполняются с помощью специального инструмента, эдакого ломика, сочетаемого с болторезом, автогеном и строительной гирей - процессуального кодекса. Процессуальный кодекс сам по себе является социальной конвенцией, понимаете? Поэтому, если вы используете процессуальный кодекс, вы тем самым защищаете общество от разрушения.

Насилие вне кодекса - преступление, в рамках кодекса - оперативное мероприятие, защищающее общество.

Кодекс - великолепный инструмент. Он имеет множество точек входа, и даже множество точек выхода. Дело можно открывать не только по факту преступления, или по факту заявления, но и по признакам совершения преступления, а в отдельных случаях - даже по признакам подготовки к совершению преступления. Дело можно закрывать множеством способов, начиная от профилактической беседы (предупреждения), досудебного урегулирования, и заканчивая полноценным процессом. И все это великолепие, все это многообразие - это социальная конвенция, которая защищает общество.

Залезть в чужую хату и поставить жучка - это круто. Но это мелочь в сравнении с тем, что позволяет процессуальный кодекс, ребята, если его правильно, корректно, творчески использовать, как инструмент.

Я не для того эти годы потратил, чтобы срать кому-то на голову. Мы тут повозюкались, и выяснили, что у человека синдром бессознательно-индуцированного поведения. Человек оживляет гештальты. Соответственно, любой психологический профиль - а любой психологический профиль есть гештальт - срабатывает на раз-два-три. Вопрос криминальных наклонностей, проверяемый и устанавливаемый определенным психологическим профилированием, решается автоматически.

Могу быть похожим на офицера.

Могу быть похожим на террориста.

Могу быть похожим на серийного маньяка.

Могу быть похожим на инопланетянина.

Гавно вопрос!

То есть если мы будем говорить об оправданности, так сказать, начала нашего Марлезонского балета - то как бы следует признать корректность товарищей оперативников в данном моменте. С точки зрения системы социальных конвенций.

Человека из общества вынули. А возвращать кто будет?

Здесь мы плавно переходим к вопросу социально-нормированного поведения. Каковое в норме должно было бы реализовываться через работу институтов поддержки, но мы же знаем - таких институтов у нас сейчас нет. Тем более - в Украине.

Институты поддержки реализуют социально-нормативное поведение. Но так получилось - сперва был комсомол, потом его не стало, сперва была партия - потом ее не стало. Произошла глобальная ломка социальных нормативов. И так получилось, что осталось у нас из всех возможных вариантов только одно место, в котором типа еще можно что-то социально-нормативное реализовать - это отношения личные.

Давайте посмотрим на транзакционные модели.

Вот отношения дружбы. У нас есть два человека, и они дружат. У них есть определенные взаимные интересы, определенная степень доверия, определенные темы для общения, взаимные обязательства и так далее. Это в норме.

В системе поддержки ПП все уже совершенно иначе. Один должен курировать - причем в прямом смысле курировать - другого. Он должен присматривать, оценивать и корректировать поведение курируемого и так далее. В смысле эмоциональных отношений, эмоционального плана курирующий - и тут спецы со мной согласятся - испытывает недоверие к курируемому, понимаете? Если ты доверяешь человеку - ты его не курируешь, ты просто с ним общаешься. Курирование, патернализм, протекционизм есть прямое следствие недоверия. А значит - в эмоциональном плане такие отношения будут чем угодно, но только не дружбой.

Возьмем любовь. Есть два человека, испытывающие сильнейшее притяжение друг к другу. Это притяжение настолько сильное, что ради него люди готовы умереть, совершить преступление и так далее. Все остальные, все остальное общество вместе со всеми своими службами идет в жопу. Это в норме.

В системе поддержки ПП у нас один курирует другого. Основа таких отношений - недоверие курирующего к курируемому. Более того, если нормальная любовь - это отношения двоих людей, то в системе ПП в эти отношения включена такая чудовищная масса посторонних интересов, целей, задач и всего прочего...

В нормальной, социально-нормированной ситуации и дружба, и любовь подразумевают взаимные обязательства. Причем - вполне формальные. В системе ПП, как мы знаем, социально-нормированные формальные обязательства не выполняются и не соблюдаются. Выводы?

Ребята, дорогие товарищи из. У нас с вами есть некоторое количество вопросов друг к другу, и пока мы их не решим, ниче не будет. Вспомните - одна баба уже сделала аборт и сбежала. Вам мало? Нормальные межличностные отношения у нормальных людей происходят только и исключительно в рамках социально-нормированных конвенций. Но для этого конвенции должны соблюдаться.

Сперва нужно вернуть человека в общество, только и всего. Но сделать это обоснованно, правильно, корректно.

Включение в план оперативных мероприятий гражданских лиц, каковое произошло исходя из использования личных отношений в поддержке ПП, разрушило личные отношения. Более того, восстановление нормальных личных отношений автоматически превращает ваших добровольных помощников, товарищи ГБ, в реальных преступников. Потому что это я могу открыто обо всем говорить - я почти тридцать лет исключен из общества, мне можно. А им нельзя. Как только кто-то из помощников задаст мне прямой вопрос, тем самым признавая факт наличия мероприятий - он автоматически нарушит свои обязательства перед обществом, понимаете? Но - нарушит реально.

Я - потенциальный преступник. А они могут стать настоящими преступниками. И нести они будут настоящую ответственность. А происходит это потому, что в силу синдрома Сикорски, как мы знаем, единственным решением для Сикорски является - не принимать никаких решений.

В 2008-м можно было взять полиграф и разобраться. Но это было - в одном из вариантов развития ситуации - как раз необратимое действие.

Ну то есть может, все хорошо закончилось бы, а может - хрен его знает...

Разница между мной образца 1987 года, или мной образца 1991 года, или мной образца 1994 года, и мной образца 2008-го года - колоссальная. В 1987-2008 (до апреля) я не знал, что меня работают. А с конца апреля 2008-го я знаю, что меня работают. До 2008 я не знал, что меня исключили из общества, а с 2008 - знаю.

Когда человека исключают из общества, у него остается не так много альтернатив. Сойти с ума. Покончить с собой. Или выяснить, что да почему. Ну вот, я и выяснил, по ходу дела перепугав несколько служб хотя бы тем, что спокойно раздерибанил их на информацию...

Да уж, кошмар, летящий на крыльях ночи...

IMG_5049.jpg

В следующей части у нас будет еще немного скучного и неприятного, хотя и интересного, а потом я вам обещаю вкусняшку. Главное - пальцы не откусите, когда облизывать будете, по локоть...
Tags: Тайна личности Льва Абалкина
Subscribe

  • Опять двадцать пять...

    Вот только вот тут вот у нас была такая дискуссия. Мысль о влиянии белка на тробмозы я подумал самостоятельно, и она мне понравилась. Следует…

  • Немного бреда на ночь глядя

    Оксфордский университет опубликовал исследование, согласно которому опасность возникновения тромбоза воротной вены от вакцин Pfizer и Moderna в…

  • Охренеть!

    Прям проморолик "Слуги народа". "Математик" - Арахамия, "Рокер" - это который на самокате катался, "Стерва" - там у нас вообще широкий…

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments