bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Categories:

Делай раз...

Тут обещал написать о Боге для атеистов.

Ну, помолясь, как говорится...



Сразу. Есть бог и есть Бог. Если мы говорим о боге - мы имеем в виду некую трансцендентную сущность, которая создала/заведует/распоряжается какой-то частью мира. Это может быть бог воды, бог огня, бог погоды, бог одиноких бездомных кошек. Если мы говорим Бог - это тот самый, единственный.

Технически бог - это где-то уровень ангела, самое большее - архангела. А Бог - это круче всех.

На пальцах понятно, да?

Так вот, мы будем говорить о Боге.

В свое время мне пришлось немного познакомиться с математикой. И слава Богу, что нам матанализ читали по Бурбаки, вот этот человек читал (слева на фотографии):



Обычно мы в школе изучаем математику как набор теорем. Но была во Франции группа инициативных товарищей, назвавших себя Никола Бурбаки, которые решили найти источник, основания математического знания и математического метода. И что самое любопытное, они таки нашли этот источник.

Блин, как бы так... Ладно, предположим, что канторовская теория множеств и исчисление предикатов у вас не вызывают немедленного желания застрелиться, хорошо?

Короче. Основа всей математики - пустое множество. Метод построения всей математики - операция формирования нового множества из подмножеств и элементов (поскольку каждый элемент есть подмножество из одного элемента) исходного множества. Множество всех подмножеств исходного множества является более мощным множеством.

Сразу вопрос в лоб. У нас в математике принята определенная логика. Мы ее называем формальной логикой. Если множества и операции над ними являются основой математики, то тогда и формальная логика, являющаяся частью математики, тоже должна быть следствием теории множеств, верно? Ребята, это действительно так, все логические операции эквивалентны базовым операциям над множествами. Логическая импликация "А влечет Б", то есть из посылки А следует вывод Б, например, означает, что для всех элементов, для которых верно А, то есть, являющихся членами множества А, верно, что они являются и членами множества Б. То есть - множество А является подмножеством множества Б. Принцип понятен?

Ну вот так вот и дальше.

Логика, которую мы называем формальной, полностью и целиком вытекает из теории множеств. Точно так же, как и множества чисел. Точно так же, как и все остальное. Те, кто хочет насладиться этим великолепием - добро пожаловать на мехмат. Ну, или просто почитайте книжек хотя бы, что ли...

Еще раз повторяю. Не только множество математических объектов, всех этих точек, чисел, кривых, асимптотических приближений, гармонических рядов, многомерных интегралов и так далее, но сам образ мысли, метод оперирования, то есть логика - она вытекает из пустого множества.

Из множества, которое пусто и не содержит ни одного элемента.

В начале сотворил Бог небо и землю. (Вначале мы взяли пустое множество, и взяли множество всех его подмножеств, которое состоит из пустого множества, и содержит его как первый элемент, и пустого множества). Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. (Безотрадная у нас картинка, бледненькая, согласитесь). И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. (И взяли мы еще раз множество всех подмножеств второго множества, и получили пустое множество, множество из пустого множества, как элемент, и множество из множества из пустого множества, как элемент. И тут нам похорошело, ибо стало зело веселее...). И так далее.

Пустое множество - источник математики.

Ку?



Но кто оперирует множествами? Является ли оперирующий множествами элементом множеств, которыми он оперирует? Нет, не является. Это нечто трансцендентное по отношению к множествам и по отношению к математике, порождаемой оперированием множествами. Великий Математик не есть Математика, ребята.

Мы можем сколько угодно играть со множествами, но это не значит, что мы получим хоть какое-то представление о Математике, который дал нам такую возможность, понимаете?

Этот вывод может показаться слишком интуитивным и слишком упрощенным. И совершенно нематематическим. Но мы-то с вами математики, верно? Мы хотим, пользуясь научным методом, который для нас представлен формальной логикой, получить четкое выражение интуитивно значимого представления о трансцендентности математика от математики. И это есть у нас. Речь идет о теоремах Геделя о полноте и неполноте исчисления предикатов.

Первая теорема утверждает, что если формальная арифметика непротиворечива, то в ней существует невыводимая и неопровержимая формула.

Вторая теорема утверждает, что если формальная арифметика непротиворечива, то в ней невыводима некоторая формула, содержательно утверждающая непротиворечивость этой арифметики.

Фактически Гедель сказал нам, что оставаясь в рамках любой формальной системы, мы всегда обречены на то, что в рамках этой формальной системы у нас будет невыводимое (то есть непонятное нам, иррациональное по отношению к системе), неопровержимое (то есть такое, которое нельзя опровергнуть) и недоказываемое, утверждающее целостность нашей формальной системы, утверждение.

В рамках научного метода - а он базируется именно на формальной логике - нельзя вывести, опровергнуть либо доказать некоторые вещи, при том, что с точки зрения нашей формальной системы, нашего научного метода - это будут совершенно содержательные вещи.

Это чисто формальная наука - математика - говорит нам такие вещи. Религия тут ни при чем.

Как нам выйти из данного положения? Из данного положения мы можем выйти двумя методами. Первый - мы можем ввести в научный метод неформальную компоненту, не связанную с системой формальных методов научного метода. Второй метод - мы можем отрицать противоречия, которые возможно встретим в рамках нашей формальной системы.

Либо наука приобретает черты религии, либо наука закрывает глаза на некоторые вещи, и это следует не из какого-то несовершенства наших знаний, это следует из фундаментальных свойств формальных систем.

Основа нашей теперешней жизни - вера в безграничную силу науки. Вера в то, что мы все познаем, все узнаем, всего достигнем и все сможем. Причем - именно путем логики. Так вот, наша вера - она как раз является выражением (формальным), касающимся непротиворечивости нашего научного подхода. Математически мы можем переформулировать нашу веру в науку следующим образом:

Строя описание мира в рамках формальной логики, мы не встретим в окружающем мире явлений, которые противоречат этой логике или не имеют объяснения в этой логике.

Но это же классический вариант случая для теоремы Геделя! Из теоремы следует, что мы обязательно встретим невыводимую и неопровержимую формулу. Если наблюдаемый мир следует формальной логике, и если эта логика (формальная арифметика) непротиворечива, значит, мы обязательно встретимся с иррациональным.

Это математически доказано!

А если наблюдаемый мир не соответствует нашей формальной логике, либо наша формальная логика неполна либо противоречива, то мы тем более встретимся в нем с иррациональными, с точки зрения нашей формальной логики, явлениями.

Если мы рассматриваем науку как формальную систему, а не как иррациональную убежденность, то просто в силу теоремы Геделя мы обязательно будем упираться носом либо в неполноту наших научных знаний, либо - в недоказываемые либо неопровержимые явления.

Теперь я задаю вопрос. Утверждение "Бога нет" - является ли оно формально-научным? Если оно формально-научно, то оно должно базироваться на доказательстве полноты и непротиворечивости нашей формальной системы. На основе второй теоремы мы не можем доказать полноту и непротиворечивость нашей формальной системы в рамках самой системы, и следовательно, не можем формально доказать отсутствие Бога.

Иными словами, вера в существование либо отсутствие Бога не есть формальный вывод в рамках научного метода. Если человек говорит - Бог есть - это вопрос его веры. Если человек говорит - Бога нет - это тоже вопрос его веры.

Атеизм есть точно такая же религия, как и любой теизм.

Разница между атеизмом и теизмом заключается в том, что в повседневной жизни атеизм предлагает нам массу вещей, которые делают нашу жизнь более комфортной, в то время как теизм - "не мир принес я вам, но меч". А оно нам надо?

Еще раз говорю. В данной статье я не доказываю существование Бога. В данной статье я всего лишь рассматриваю науку как формальную систему, и опираясь на теоремы Геделя, указываю на то, что вопрос существования Бога не есть предмет науки. Наука не занимается доказательством либо отрицанием Бога - для этого есть теология.

У науки есть другие дела, поважнее.

Вопрос существования либо отрицания Бога есть типичный холивар тупоконечников с остроконечниками. И не имеет никакого отношения к науке. В принципе.

В следующей части продолжим, обещаю веселее...
Tags: О Боге для безбожников
Subscribe

  • Немножко саньясы

    Тут вот прилетело с Литреса упоминание некоей статьи... Очень интересный вопрос поднят, и крайне специфический. На бытовом уровне абсолютно…

  • Делай двадцать один...

    В предыдущей части мы говорили, что с распадом СССР либеральная идея, "стремление к свободе", ошибочно принятое западным политикумом как…

  • Делай двадцать...

    Ну что, мы набрали минимальный необходимый уровень для понимания того, что я хочу вам сейчас показать. Попробуем кончить Америку... Итак, 1991…

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • Немножко саньясы

    Тут вот прилетело с Литреса упоминание некоей статьи... Очень интересный вопрос поднят, и крайне специфический. На бытовом уровне абсолютно…

  • Делай двадцать один...

    В предыдущей части мы говорили, что с распадом СССР либеральная идея, "стремление к свободе", ошибочно принятое западным политикумом как…

  • Делай двадцать...

    Ну что, мы набрали минимальный необходимый уровень для понимания того, что я хочу вам сейчас показать. Попробуем кончить Америку... Итак, 1991…