bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Categories:

Наносим грунт



В прошлой части я как-то проебал один момент. Я не проиллюстрировал ее песней "Наутилуса". Оч. обидно... :( Ладно, сегодня исправим. И да, кто не слушал - послушайте, кто слушал - переслушайте, группа хорошая...

Итак, немного поговорим за стратегии.

Здесь мы плавно переходим от подростков к их родителям. А родители, как известно - тоже люди, и ничто человеческое им не чуждо. В частности, они тоже испытывают эмоции, в том числе нескомпенсированную эмоциональность, а эмоции, как убедительно показал Симонов, играют в психике человека регулирующую роль... Таким образом, интенции родителей в отношении собственных детей в это время распадаются на две достаточно четко очерченные компоненты - на то, то родители делают с детьми для себя, и на то, что они делают с детьми для детей.

Если раньше, в условиях взаимной эмоциональной компенсации, и в силу этой самой компенсации, разделения не было, если раньше дети были средством компенсации для родителей, а родители для детей, и они составляли симбиотическое целое, то теперь мотивация родителей диктуется двумя существенно различными эмоциями. Одна - это эмоция для себя, вторая - эмоция для детей. Фактически родители переживают "второй подростковый кризис", который очень похож на таковой у их чад. У них тоже появляется настоятельная объективная потребность в собственной психологической самостоятельности, они тоже этого не понимают, не знают, что с этим надо делать и им тоже - причем не менее, чем их детям - тяжело, страшно и тоскливо. И они тоже совершенно беззащитные в этом плане в это время.

Понимание того факта, что родители тоже испытывают кризис, крайне важно. Я нигде не встречал в психологической литературе описания этого процесса. То есть - вся литература сосредоточена исключительно на подростках, и никто не обращает внимания на их родителей. А у родителей в это время происходит самая настоящая психологическая ломка, как и у их детей. Родители тоже вынуждены искать новые формы поведения и новые способы отношения к собственным детям, они тоже этого не понимают и им тоже страшно и одиноко.

Но если в отношении детей все понимают, что они перебесятся (только бы пронесло!), то в отношении родителей этого не понимает никто, потому что они же взрослые...

Тот факт, что родителям в этот момент тоже нужно психологически взрослеть, как-то очень сильно упускается из виду. А взрослеть им необходимо. И им в этом никто не поможет, потому что все внимание сосредоточено на детях. Я чуть ниже сделаю ремарку, когда понятно будет, а сейчас скажу вот что. Мне пришлось видеть в своей жизни несколько случаев, когда родители теряли детей. Это вообще горе, и горе чудовищное. Этот момент, если люди вокруг нормальные, сопровождается изменением отношения к таким родителям со стороны окружающих. Появляется деликатность, внимание, желание прийти на помощь. Помимо чудовищного психологического шока, который испытывают такие родители, и который сам по себе трансформирует эмоциональности и агрегирует в себя эмоциональную нескомпенсированность, эффект психологической помощи оказывает очень сильное дисциплинирующее и излечивающее действие. Как ни страшно об этом говорить, но потеря одного ребенка, если их несколько, помогает психологическому взрослению родителей. Эмоциональная нескомпенсированность, возникающая в процессе взросления ребенка, и эмоциональная нескомпенсированность, вызванная потерей ребенка сливаются вместе, и если с первой никто не помогает, потому что не замечает, то со второй справиться людям помогают окружающие (если они нормальные), и это дает положительную для родителей психологическую динамику. На самом деле подростковый кризис у ребенка - это как маленькая смерть, и с точки родителей тоже, ибо ребенок, как было сказано выше, пропадает, и на его месте оказывается совершенно иное существо.

Разница между погибшим ребенком и подростком в том, что подросток, как действующий фактор, остается действующим и перманентным на протяжении времени, если повезет - очень продолжительного.

Обычные люди меня хрен поймут в этом моменте, но психологи поймут точно.

Точно так же, как и подростки, родители испытывают травмирующий опыт и вынуждены что-то с этим делать. Однако в отличие от детей, которые получают в свое распоряжение нескомпенсированную эмоциональность нарождающейся сексуальности, родители, считая, в определенном смысле совершенно справедливо, что источником психологических проблем становятся их дети, начинают переносить на них свою проблематику. Открываем "Психологию переноса" старика Карла Густава и внимательно читаем до посинения...

Ай, какую замечательную клинику мне приходилось наблюдать! Вот бы психологическая наука заинтересовалась всерьез этим моментом, а? Там же целина непаханная, дорожки-тропинки нехоженные, там же Голконда психологическая какая-то, ей-богу!

Необходимо понимать одну вещь. Родители подростка психологически травмированы, понимаете? У них идет перестройка эмоциональности, у них очередной кризис взросления. И это объективно, потому что так устроена физиология и психология человека. Если раньше все время отнимали дети, то теперь они уже сами где-то шляются, и за них беспокойство. А еще нужно себя чем-то занять, понимаете? А навык себя чем-то занять утерян, за предыдущие 12-14 лет. Нужно его нарабатывать как-то. И это мы с вами сейчас, когда вот в этом месте текста, такие умные, что понимаем - а обычные люди на улице этого не понимают. Не осознают. И не знают, что с этим и как с этим делать, и даже не подозревают, что с этим вообще можно что-то сделать принципиально...

Кроме того, если подростковый период для подростка - это психологическое бегство из настоящего в будущее, то для родителей этот момент как бы затруднен, у них и будущего-то осталось не ахти сколько, и остается им бежать в прошлое, то есть - мы имеем определенную самоизоляцию и депрессивные проявления, и это вполне наблюдаемо, если оглянуться и приглядеться внимательно...

Итого мы имеем красивый такой букетик, просто очаровательный.



Травмированный ребенок с эмоциональной нескомпенсированностью, плюс травмированный родитель с нескомпенсированностью, конфликт на базе отсутствия взаимной компенсации, переносы, раздвоение эмоциональности и ребенка, и родителей, плюс полное непонимание, что с этим нужно что-то делать и что с этим можно что-то делать вообще...

Помните, я говорил, что психика детей - чудовищно живучая штука? Хвала Господу за это. Только благодаря чудовищной гибкости, пластичности, выживаемости детской психики мы с вами еще и существуем, наши дети вытаскивают этот мир - в психологическом смысле - на своих хилых детских плечах... Товарищи взрослые, вам не кажется, что было бы неплохо, что было бы честно, что было бы правильно, что нужно помочь детям?



Отсутствие системных работ в данной области - это очень-очень плохо. Люди просто не представляют себе, с насколько опасными материями они имеют дело. Собственно говоря, подростковый суицид как раз и является следствием этих вот материй. Прицип "Praemonitus praemunitus" здесь работает в обратную сторону, потому что не праэмонитус у нас ни разу, вот что получается... Неужели общество зря кормит психологов, что те до сих пор не обратили на это внимание?

Нет, и я сейчас это проиллюстрирую. Это будет та самая ремарка, обещанная выше по тексту. Существует объективная причина, почему всерьез, на уровне массовой культуры, общественного сознания, психологи до сих пор не занимались серьезно и системно этими вопросами.

Мы уже говорили о том, что профессиональная деформация психологов формирует совершенно особые в плане эмоциональности психологические отношения с детьми, что приводит к формированию у последних качественной, здоровой, устойчивой психики (в статистическом плане, про Анну Фрейд я в курсе). Умение отстраниться от эмоций, навык рефлексии и самоконтроля на рефлекторном уровне исключает патологические варианты эмоциональности в отношении детей (повторяю - статистически), что есть здесь у нас не просто гут - а зэр гут.

Но есть еще один момент.

Давайте подумаем, каких детей могут наблюдать психологи. Первая категория - это дети, которые попали к ним по причине "уже все пиздец". Там все ясно - родители садисты, алкоголики, наркоманы, серийные убийцы, террористы, адепты Люцифера и так далее. Вторая категория - это собственные дети, с ними все в порядке, в большинстве случаев. Третья категория - это дети знакомых и друзей. А поскольку психологи - люди интуитивно шарахающиеся от социопатов, и этому помогает их профессиональная подготовка - то в большинстве круг общения психологов, в отличие от круга общения нормального человека, формируется из людей деликатных, умных, корректных. То есть - мы имеем очень слабую, с точки зрения психологического патогенеза, среду. Наконец, близкие друзья и коллеги - там вообще все почти идеально. Есть еще одна категория, очень мало распространенная - это родители, которые в силу тех или иных договоренностей, например добровольного участия в эксперименте каком, разрешили психологу наблюдать и работать с ребенком в той или иной форме. И тут у нас не все так чисто, понимаете? Потому что такие родители - они понимают важность и нужность психологии, у них есть уважение к психологии, они охотно принимают советы от психолога, и так далее. И вот мы собираем все это вместе, в одну группу, смотрим, и что мы видим?

Группа нерепрезентативная получается...



Те люди, которые нас интересуют с точки зрения описанных динамик, к психологу не обращаются. А чего обращаться, все живут, и мы живем, все в порядке, верно? Вот и весь разговор. Так и выходит, что там, где можно - там нет ничего интересного, а где происходит самое интересное, там никого и нет. Но там, где никого нет - там как раз и происходит...



Чаще всего, если происходит какая-то жуть, люди задаются вопросом - как же так, почему не заметили, почему не увидели, почему не обратили внимания, не предупредили? Да потому, дорогие мои, что изначально считали, что все в порядке и психологу нечего делать. В большинстве случаев психолог приходит слишком поздно. А должен приходить рано, до, когда еще можно предупредить, а не трупы собирать и делать авторитетные заключения...

Еще один сильный фактор заключается в понятии "личного пространства". "Вы будете меня учить как воспитывать моих детей?", "Да кто вы такой, чтобы давать мне советы?", "Не лезьте в мою семейную жизнь" - вот и весь разговор в лучшем случае. И даже те родители, которые обращаются к специалистам с проблемами своих детей, часто не могут понять, что объектом терапии зачастую должны быть в первую очередь они сами...

И даже родителей винить за это не получается, потому что у них кризис, они травмированы и не вполне отвечают за свои действия...

Имеем - не храним, потеряем - плачем.

Ладно, хорош плакать, поехали дальше. Чтобы было понятно, касательно стратегий поведения в конфликтных ситуациях, а у нас тут о-го-го конфликт, на базе подросткового возраста-то, сперва посмотрим на психологов и их детей. Как на самую лучшую, с точки зрения "антикризисных мер", ситуацию (статистически), и к тому же единственную в системном смысле, порождающую стратегию сотрудничества.

Если вы не конченный отморозок, если вы не законченное бревно и если вы не тупое животное, ваш ребенок со своими проблемами придет к вам. Дети - очень зависимые от родителей существа, понимаете? Они привыкли бежать к вам со всем, что их волнует. Увидел ребенок стрекозу - к вам, увидел какашку - уже бежит, несет, спотыкается. Для детей просить помощи у родителей - это естественная стратегия поведения, она вырабатывается с младенчества, понимаете? И только снобизм, бесчувственность или желание (бессознательное) эксплуатировать эту интенцию в своих собственных интересах хоронит общение с детьми. Между прочим - достаточно часто.

Ну и в процессе взросления, когда подросток превращается в молодого человека - оно тоже атрофируется, по мере научения к самостоятельному решению проблем.

Это означает, что при условии сохранения нормальных, взаимно-компенсирующих отношений в детском периоде жизни, свои подростковые проблемы, если они осознаются как проблемы, ребенок понесет к папе-маме. Такие пироги.

Теперь смотрим на психолога. Что его отличает от обычного человека? А отличает его многое. Во-первых, психолог прекрасно знает, что психологические проблемы - это такие утилитарные вопросы. Вот давайте посмотрим на стоматолога. Если у вас болят зубы - вы вешаетесь, а стоматолог знает, что ничего страшного, дырочку посверлить надо. Вот так же и психолог. Он знает, что вот этот вот кошмар, ужас, ад и израиль и семь казней египетских - это на самом деле фигня. Мой доктор косил фобии, причем реальные клинические фобии, как газонокосилкой, походя. Он говорил про них "какая прекрасная страшилка". Нужно было видеть, как он с фобиями работает, ребята - это ж просто песня была... Потому, когда ребенок приности к психологу "каку", психолог не содрогается от омерзения, а берет каку в руки, обсматривает-рассматривает и говорит - "ой, какая замечательная кака". И каку ликвидирует.

Нет элемента страха, отвращения, отношения отрицания к проблеме, потому проблема является решаемой, ее можно решить и чаще всего сделать это несложно, быстро и безболезненно.

Во-вторых, психолог по самой своей работе, по роду деятельности, знает, что отношения, оценки, впечатления и прочие психологические факторы - они трансформируемы. Они трансформируемы. Психолог знает, что если вот его сейчас что-то беспокоит - то когда-нибудь это его беспокоить уже не будет. Беспокойство для психолога не есть ужас, оно преходяще, как и любая другая эмоция. Потому, сталкиваясь с собственными проблемами при входе ребенка в подростковый кризис, с этим вот раздвоением и нескомпенсированностью эмоций, психолог уже готов к трансформации своих установок касательно ребенка. И потому в ситуациях споров и конфликтов, а также в ситуациях, когда он не прав, не подумал или пощелкал клювом - психолог (статистически) сделает рациональные выводы и займет конструктивную позицию. Вместо объявления собственному ребенку локального конфликта с применением всех доступных средств массового поражения.

В-третьих, есть еще один момент. Дети очень часто говорят вещи, за которые психологам большие деньги платят. Это не важно, что у детей нет образования. Есть в психологии такое понятие - "вербализация психологического опыта". Дети, способные тотально переживать психологические состояния, весьма качественно их вербализуют. Какой-нибудь психоаналитик сперва должен услышать от пациента в специальной ситуации, потом он будет думать, на основании своего образования, интерпретировать, проверять, и только потом придет к какой-нибудь гипотезе. А дети сразу - ляп языком, получите-распишитесь, дорогие родители. Не всегда удачно (тут терминологический вопрос), но - очень часто. Дети - природные психоаналитики, ребята.

Так вот. Родители-психологи, в процессе своего образования, обязательно проходят через роль пациента. Конечно, если они учатся нормально, а не как сейчас, в этих модных "элитных" заведениях. Они знают, каково это - получать терапию, и относятся к этому серьезно. Ну и по большому счету, психологи - великие отморозки, которые обожают заниматься взаимной психологической вивисекцией, ставить друг на друге всякие эксперименты, по сравнению с которыми остров доктора Моро просто рай и коммунизм, да...

Иными словами, родители-психологи психологически готовы получать помощь, и от своих детей они ее получают охотно и без сопротивления.

Таким образом, общение родителей-психологов и их детей-подростков происходит в форме взаимной профессиональной помощи, уважения и сотрудничества. И профессиональная деформация, и особая эмоциональная обстановка, и особая культура общения - все работает на то, чтобы деэскалировать момент взаимного эмоционального дистанцирования. Причем эта деэскалация происходит в такой форме, что подразумевает, предполагает и помогает изменению трансакционной модели общения от детской взаимной компенсации к взрослой любви, взрослому уважению и взаимной помощи родственников.

Конфликт есть. Конфликт, связанный с разницей гармонии и гомеостаза, с перестройкой одного и другого - он есть. Просто он разрешается совместно. Это называется - стратегия сотрудничества в конфликтной ситуации.

Еще раз повторяю. Не всегда. Но статистически весьма часто. А про Анну Фрейд я в курсе.

В семье не без урода.

На сегодня будем заканчивать. Продолжение в следующий раз. И, как обещано, песня в тему...

Tags: Красные vs большевики
Subscribe

  • Ух ты...

    Оказывается, рэп может быть осмыслен...

  • Ковидное

    Первое. У меня умер товарищ. Не так чтобы близкий друг - были знакомы, иногда вместе на праздниках пересекались. Был врачом, последние годы вроде…

  • Йопт...

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments