bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Categories:

Делай четыре...

Тут меня сегодня решили переумнячить. Не переумничать - а именно переумнячить. Ну, каков спрос, таков и посыл, как говорится. На всякий дурацкий вопрос я с удовольствием дам идиотский ответ. А так как скучно и делать нечего, то почему бы нам и не продолжить наш небольшой туристический тур для безбожников в мир, в котором, может быть, если сильно повезет, ничего не случится и мы ничего не напутаем, Бог все-таки есть? Сегодня мы попробуем поговорить на очень сложную тему. Мы будем говорить о символике и семантике сакрального. Не сильно упирая на Бога. Потому как религия - это человеческое, слишком человеческое...



Итак, религия.

Мы уже знаем, что Бог как таковой не есть предмет науки. Однако если Бог есть трансцендентное, то религия - это человеческое. И мы уже сказали, что в основе религиозности лежит не обязательно Бог, что религиозность - это имманентно присущее человеку чувство, связанное с неким фетишем. Даже если человек не верит в Бога, у него обязательно есть какой-то фетиш. Я уже говорил, что атеизм - точно такая же религия, как и любой теизм. Давайте посмотрим на атеизм как на религиозную систему.

В атеизме фетишем является наука.

Сперва люди верили, что Земля плоская. Много тысяч лет прошло, кучу народа перебили камнями, пересжигали на кострах, перемучали и перепытали, прежде чем согласились - Земля круглая. Земля круглая - это уже научный результат, который произошел от работы землемеров, картографов, мореплавателей, астрономов, математиков и прочих. Хорошо, круглая. Но - в центре всего и твердый небосвод над головой. Ага. Твердый. Как же. Те же астрономы понаблюдали, понастроили эпициклов всяких и сказали - фигня получается. Потом поместили в центр Солнце, эпициклы сразу куда-то пропали, и стало лучше. Опять помордовали народ, порезали, пожгли, но - согласились. А в это время в замке шефа химии, которой тогда не было, а было непонятно что, тоже не сидели сложа руки. Думали-думали, додумались до атомов. Ну вообще беспредел, раньше было четыре элемента - теперь никто не знает сколько. А тут еще физики такой красивый "теплород" растоптали. И Ньютон, зараза, со своей механикой... Ну в натуре непонятно - во что верить-то. А потом душка Фарадей всем перчику подсыпал, а потом супруги Кюри, и конечно же - старик Эйнштейн. Порадовал. Одарил. Отблагодарил, понимаешь, за то, что его поили-кормили, одевали-обували, развлекали и учили. Выучили на свою голову...

На протяжении истории человечества система научных взглядов непрерывно меняется. И это не случайно. Предмет науки - реальный мир, и чем дальше мы его изучаем, тем больше узнаем. И что-то, что ранее казалось очевидным - становится всего лишь ошибочным, или ограниченно-применимым в узком диапазоне условий, как преобразования Лоренца при относительно малых скоростях преаращаются в Ньютоновы преобразования.

Так во что мы верим, товарищи атеисты?

Всего тридцать лет назад не было нанотехнологий и супермолекул, не было сетей передачи данных на квантовомеханической запутанности, не были открыты черные дыры и люди даже не знали, что они бывают разных типов. Во что нам верить?

Классики марксизма-ленинизма говорят нам, что "практика - критерий истины". На самом деле классики марксизма-ленинизма слегка лукавят. Это не они придумали. Это придумал иезуит Рене Декарт, создатель научной методологии естествознания. При этом Рене Декарт, на узких плечах которого покоится все здание современной науки, не кричал, что Бога нет и религия - опиум для народа. Более того, Рене Декарт, который фактически породил всю современную науку, доказывал существование божье. Как-то не вяжется это с нашими представлениями о суровых челябинских мужиках корифеях естествоиспытательного метода, в тяжком подполье и гнетущей обстановке непрерывных преследований со стороны мракобесов-священников, достающих из своих почек камни, дабы сложить из них глыбу научного метода, порождающей гранит науки... И в "Рассуждениях о методе" у него фигурирует Бог, и издано это было в типографии, между прочим - в частном порядке ("с привилегиями"). Никакой, понимаешь, церковной цензуры...



Ну ладно, Декарт, в семье не без урода - подумает современный атеист. Но Ньютон-то, Исаак Ньютон, создатель классической механики, оптики и черт знает чего еще, гений из гениев - ну он-то точно страдал науку... Да нихрена. Заправлял монетным двором Британской Короны и кроме того - помимо физики занимался еще мистикой и метафизикой...

Что-то с этими корифеями не так, чешет репу современный адепт культа торжества чистого разума, одержавшего верх над жутким мракобесием. Как-то так получается, что в основе самой замечательной, самой чистой и благородной системы воззрений находятся люди, ну не совсем подходящие... "Не может он там тонуть под таким именем" (ц) "День радио".

Давайте разберемся.

И Декарт, и Ньютон жили в те времена, когда доминирующим сознанием являлось религиозное. И Декарт, и Ньютон в силу воспитания не рассматривали науку как фетиш, понимаете? В их времена фетишем был Бог, а они занимались наукой. И Декарт, и Ньютон работали над методом науки. Декарт писал о принципах научного труда, Ньютон - о математической основе научных исследований. Ни для Декарта, ни для Ньютона наука не была фетишем.

Когда Маркс разрабатывал свою систему взглядов, он жил в капиталистическом обществе. Он разрабатывал свою политэкономию, свое учение о смене общественных формаций, он придумывал коммунизм. Для него это были теоретические модели, но никак не предмет фетиша. Когда Ленин работал над приложением марксизма к русской действительности, он тоже не молился на "Манифест". У Ленина много отступлений от "канона". Когда Сталин возглавил страну, перед ним встала проблема. Он имел общество нового типа, причем в аховом состоянии, и ему нужно было дать людям идеологию, жизненную программу, насытить их жизнь смыслом. Сталин работал с коммунизмом как с системой концепций, он развивал и переделывал то, что не работало. То, что Сталин сделал с марксизмом - это не поддается описанию, на самом-то деле. И получилось.

Для Сталина марксизм-ленинизм не был фетишем, не был религией, он был той самой практичной "хорошей теорией", и эта теория нужна была в качестве инструмента, приложимого к реальности и эффективного в реальности.

Проблемы начались тогда, когда к власти пришел Хрущев. При нем коммунизм превратился в фетиш, в нечто вроде бога, партия стала церковью и фактически все развитие идеологии и партийной риторики после Сталина - это история сектантства вокруг Манифеста и трех его пророков.

Я служил в Советской армии, и у нас были такие люди - замполиты. Замполит - это образцовый коммунист. У него работа такая была - быть коммунистом. И вот я как-то разговариваю с замполитом полка, и он меня в партию тянет, я отнекиваюсь... Он говорит - "ну ты же правильно думаешь, я же вижу"... Ребята, хотите прикол? Он не задал ни одного вопроса о том, что меня смущает. Не поинтересовался, что вызывает у меня сомнение. Он не сделал того, что сегодня делает любой торговец из "Канадской оптовой кампании". Он не разобрался с сомнениями и не работал с возражениями. Для него коммунизм был не системой, не знанием - он был верой.

Когда в "Трудно быть богом" Отец Кин говорит - "Умные нам не надобны. Надобны верные." - мы это воспринимаем, как признак отсталости, ущербности общества. В позднем СССР, на моем примере, на моем опыте, большинство людей не владели коммунистической идеей как дискурсом, как методом, как знанием - они просто веровали.

Коммунизм из теории превратился в фетиш, а партия - в церковь.

В 1905-м году большевики агитировали, разговаривали, дискутировали, убеждали. В 1917 убеждали. Вплоть до 1937 убеждали. Да, и репрессии были - но убеждение, диалог, анализ сомнений, аргументация и контраргументация строились в дискурсивном порядке. В логическом. Со времен Хрущева началось - одни сплошные ом мани падме хум свершения и победы под бурные непрекращающиеся овации...

Если что-то важное - а коммунизм, как основа тогдашего мировоззрения, был важен - становится предметом поклонения, мы имеем уже не теорию, мы имеем религию. Фетишизм.

Одной из причин моментального распада Союза было то, что Перестройка, задуманная как коррекция мировоззрения, коррекция теории, была обращена не на теорию - а на предмет веры. Как только объект веры, фетиш, подвергается сомнению - он тут же утрачивает свое сакральное значение, тут же перестает работать. Нельзя чуть-чуть подправить Бога. Он либо Бог, либо просто нам голову дурят, понимаете?

В фильме "Догма", одним из аспектов которого была критика креационизма (в частности, роль епископа исполняет известный атеист Джордж Карлин),



процесс попытки модификации Бога показан явно:



Ну и ангелы там тоже, соответствуют...



Когда КПСС попыталась внести коррективы в коммунистическое мировоззрение, не понимая, что для большинства населения коммунизм давным-давно не является теорией, а является религией, оно рухнуло. Люди, которые верили во что-то, потеряли объект веры. И начали лихорадочно его искать. Одни ломанулись в секты, другие в бандитизм, третьи в воровство, наивно полагая его капитализмом, четвертые уверовали - причем именно уверовали, иррационально, в Запад. Современная "либеральная" теория - она уже давно не теория, и если оглянуться и присмотреться - нихрена она не либеральная. "Одержав победу" в Холодной войне, Запад вместо развития общественной концепции совершил тот же чудовищный скачок из дискурса в фетишизм. Тот Запад, каким он был в 60-70-х годах, умер. Сегодняшний Запад не думает - он в большинстве своем поклоняется. К сожалению.

Фридрих Шиллер сказал: Полагаю, я был бы хорошим христианином, но церковь сделала все, чтобы превратить меня в законченного безбожника.

Оглянитесь на последние пару десятков лет - не это ли с нами сдела наш "западный" образ жизни, наши "либеральные" ценности и наши "образованные и культурные" поводыри?



Так в чем же дело?

Понимаете, ребята, для Декарта и Ньютона была с одной стороны - религия, и с другой - наука. Они занимались наукой. И религия им не мешала. Они просто знали, что религия - это религия, а наука - это наука. У них было место для фетиша, и место для работы. В следующей части мы разберем, как и почему исчезло религиозное сознание сегодня, но пока что отметим следующий факт. Современный человек не способен разделить одно и другое. Именно потому мы живем во время, когда общественные теории из инструмента управления обществом моментально превращаются в предмет слепого поклонения.



Клод Адриан Гельвеций: Власть священника зависит от суеверия и тупой доверчивости народов. Ему вовсе не нужно, чтобы они были просвещенными. Чем меньше они знают, тем более покорны его решениям.

Лукреций: К злодеяньям великим побуждает религия смертных.

Говоря о сформировавшемся предубеждении, вплоть до глубинно-эмоционального уровня, современного человека к религии, следует в качестве одной из главных причин указать именно потерю религиозной культуры. Как уже было показано в первых двух частях нашего маленького цикла, гипотеза о сотворении мира из ничего автоматически порождает в этом мире некую формальную систему, а следовательно - делает мир познаваемым во всех своих проявлениях. Творение есть залог существования науки, понимаете? Возможно именно этот аспект связан с тем, что каждый человек хоть в чем-то, да суеверен. Однако далеко не каждый в этом себе признается.

Луис Буньюэль: Слава богу, я атеист!

На самом деле у нас нет доказательств познаваемости мира, понимаете? Мы просто верим в это. И эту веру нам дали два человека, которые создали науку, не отрицая в то же время существования Бога. Декарт и Ньютон.

Принимая исторический факт проявления религиозности во всех без исключения обществах, мы должны признать, что религиозность и религия есть объективно наблюдаемое явление. Это означает, что у него есть объективные предпосылки. И как бы мы ни относились к религии, на эмоциональном уровне, отрицать ее существования мы не можем. Есть наука - и есть религия.

Артур Шопенгауэр: Вера — это то, что лежит на одной чаше весов, при том что на второй всегда лежит разум.

Отрицая религию, мы тем самым отрицаем часть этого мира. Мы тем самым закрываем для познания какой-то его кусок, кусок, относящийся к нам самим, к нашей природе и к законам, которые управляют нашей жизнью. Но сколько бы мы ни закрывали глаза, эти объективные законы всегда приводят к тому, что вместо веры в Бога мы начинаем верить во что-то другое.

Например, в науку.

Жюль Гонкур: Если Бог существует, то атеизм, безусловно, оскорбляет его меньше, чем религия.

Вполне возможно. Атеизм не оскорбляет Бога, ибо он тоже основан на Вере. Он тоже строится вокруг религиозности, имманентно присущей человеку. Атеизм - это тоже религиозная по своей структуре система.

Я уже говорил где-то в этом журнале, что религия - это инструмент сознания для неизвестного. Для непознанного. А вот что сказал об этом Анатолий Луначарский: Бог — затычка для дыры неизвестного.

Без того, чтобы у нас была эта затычка, без того, чтобы у нас имелась в распоряжении большая тупая штуковина (dumb tool), чтобы ковырятся в неведомом, разум спасует. Это нечто не обязательно должно быть бородатым дядькой, это может быть наукой, роком, Дао - чем угодно. Но нам необходимо нечто иррациональное, наше иррациональное, чтобы справиться с другим иррациональным, пока наш разум будет строить модели.

Есть две области знания. Океан известного и Бездна неизвестного. И для каждой нам нужен инструмент.

К сожалению мы опять не поговорили о том, о чем я хотел, но - в следующий раз. В следующей части мы посмотрим на некоторые примеры прикладной религиозности в современном, таком безбожном обществе, ибо:

Эдуард Гиббон: Религия расценивается обычными людьми как правда, умными как ложь, а правительством как полезная штука.
Tags: О Боге для безбожников
Subscribe

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments