bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Коммунистам о коммунизме - 3

Предыдущие части: 1, 2.



Сегодня мы поговорим о диалектике развития. А именно - об отрицании. Или нет. Поговорим завтра. Или вообще не поговорим. :)

Шутка. Поговорим об отрицании...

Классики марксизма-ленинизма очень любят диалектику. "С одной стороны да, а с другой стороны нет" - это как раз то, что необходимо, чтобы утвердить руководящую и направляющую роль Партии в любых вопросах. Было бы желание, как говорится... Единство и борьба противоположностей, переход количества в качество, отрицание отрицания... В прошлой части мы с вами говорили, что наука либо есть, либо ее нет. Так получилось, что научное обоснование коммунизма в работах Маркса предполагает исходной точкой научную же природу общественного устройства, созданного исходя из концепции коммунистического общества. Тот факт, что Капиталом убить можно, если на голову уронить, а Манифест всего лишь памфлет, причем я это не ругаюсь, Манифест  памфлет по форме, по жанру, по исполнению, и по истории появления - почему-то коммунистов на мысли не наводит, а зря.

Ребята, Ленину, чтобы построить в России нечто, что хотя бы отдаленно напоминало бы коммунистическое общество в отдельных его аспектах, пришлось перечеркнуть Маркса практически везде нахрен; в Германии, где к Марксу отнеслись с большим почтением - ни социализмом, ни коммунизмом пока не пахнет.

И учитывая обиду, зреющую в головах коммунистов, я заранее - чтобы сохранили свежесть восприятия и рациональность мышления - замечу, что Манифест, конечно, памфлет, но библия всей западной геополитической концепции - "Большая шахматная доска" Бжезинского - вообще представляет из себя концептуальный суицидальный идиотизм...



Где-то так это выглядит, да...

Мдям. Западное общество, и вообще, любое общество, построенное не исходя из "научных" (а на самом деле утопических) концепций, а "как получилось", строится на традициях, привычках, сложившемся положении вещей и так далее. Если в обществе привычно есть ногами и ходить на руках - значит, люди будут есть ногами и ходить на руках. Если это традиционное общество, как западное. Так оно устроено. В коммунистически ориентированных режимах существует некое идеальное представление о правильном устройстве, и потому сова натягивается на глобус - она кричит, матерится, у нее глаза выпучены, но никого это не волнует. Не хочешь - заставим...



В прошлой части мы говорили о науке и социальном заказе. Мы указывали, что актуальность, а значит,общественную поддержку науке, проявляющуюся в субсидировании, поощрении и т.д., формирует социальный заказ. На Западе наука - слуга традиции, привычки. Привычка формирует общество, общество формирует заказ, а наука этому заказу служит. При коммунизме у нас изначально "научно аргументированное" общественное устройство, а значит - наука работает не в рамках привычного устройства, а нагружена идеологической функцией. Западная наука практически-мотивирована, коммунистическая наука идеологически-мотиворована.

Ленин, кстати, говорил, что практика есть критерий истины - практика, а не идеология...

Еще раз. Социальный заказ на науку в коммунистическом обществе формируется исходя из идеологической значимости научного обоснования этого самого общества в том виде, в котором оно уже есть, понимаете? В капиталистическом обществе социальный заказ формируется исходя из практических потребностей жизни, а в коммунистическом - исходя из системы идеализированнных представлений о правильном (коммунистическом) мироустройстве. Разницу чувствуете?

Ни в 1905, ни в 1917 году ни один большевик (коммунист) не отрицал накопленные Западом научные результаты. Наоборот, этими результатами пользовались. Однако до 1917 года на планете не было ни одной общественной формации, построенной "научным" образом на базе некоей идеализированной концепции. А в 1917 году у нас появилось нечто, что через несколько лет превратилось в какое-никакое, а государство. Произошло качественное изменение ситуации, понимаете? До 1917 года теоретики марксизма вообще и большевизма в частности были точно такими же буржуазными учеными, как и их оппоненты, они существовали в одной и той же системе отношений, в одной и той же структуре социального заказа. И потому они вели разные диспуты, дискуссии и прочие говорильни. А в 1917 году теоретики большевизма оказались в качественно иной ситуации. Зародилось первое в истории государство Советов, и они оказались в качественно иной, неизвестной доселе структуре социального заказа. Марксисты, вроде Парвуса - остались на Западе, в старой структуре, и продолжили вести дискуссии с оппонентами, а большевики попали в иную реальность. В реальность научно-сконструированного и научно-обоснованного общества.

Общества, в котором наука мотивирована не практически, а идеологически.

Как только советский ученый попадал на Запад, а попадало их достаточно в разное время - так сразу он превращался в продуктивного специалиста на хорошем мировом уровне, спасибо товарищу Луначарскому за его развитие немецкой классической системы образования в России. А вот у себя на Родине оный ученый такую продуктивность не показывал, не получалось у него, либо продуктивность эта была проявлена в областях, далеких от обычного советского быта...



Еще раз. Всякое знание, удовлетворяющее критериям научного метода, является научным. Но существует совершенно объективная такая штуковина - социальный заказ. И эта штуковина раздает плюхи и плюшки направо и налево. Теория относительности Эйнштейна была встречена в штыки, и еще на моей памяти - в конце 80-х - серьезные люди, например ректор МГУ (!) академик (!) Логунов - пытались развивать альтернативные теории (РТГ). То есть релятивизм Эйнштейна настолько "не поместился" в советский социальный заказ, и на Западе кое-где тоже не поместился - что несмотря на колоссальный пласт полученных на основе СТО и ОТО результатов, люди по прежнему искали и ищут альтернативные концептуальные описания результатов эксперимента Майкельсона-Морли.

Социальный заказ - это очень объективная, доступная анализу штуковина, которая сама может быть предметом научного анализа, только и всего. Это не Альфа и Омега. Это банальная потребность общества в определенных результатах. Вытекающая из структуры общественных отношений, из суммы стоящих перед обществом проблем, из приемлемости либо неприемлемости тех или иных решений этих проблем с точки зрения общества. Социальный заказ вообще никакого отношения к науке не имеет, понимаете?

Условно говоря, если мы посмотрим на мировую науку не как на некую общность титанов мысли, а как на социальный институт, то картинка будет достаточно безрадостной. Социальный заказ, мотивирующий научные результаты, в общем случае порождается безграмотной, темной и хаотичной толпой. Массой потребителей науки. Больной сифилисом - он потребитель науки, ему требуется лекарство от сифилиса. Банкир - он потребитель науки, ему требуется метод прогнозирования финансовых результатов. Генерал, злой и неадекватный - он тоже потребитель науки, ему нужно оружие и тактическая схема его применения. Все эти люди - они не ученые, они потребители, они жрут науку на завтрак, обед и ужин. И иногда перекусывают в течении дня. И наука мировая, как социальный институт - развивалась и развивается так, как нужно этим темным безграмотным самовлюбленным дегенератам, понимаете?

Развитие науки как социального института определяется - через механизм социального заказа - темной косной тупой толпой, так было всегда и так есть сейчас, и в обозримом будущем тоже будет так, это универсальное правило в любом обществе.

Вот так - начали с науки, закончили Средними веками, сплошной постинтеллектуализм и когнитивный пессимизм получается... Но ребята, у меня тут есть один интересный момент. Вот этот "горький катаклизм, который я наблюдаю" ((ц) Гедеван Александрович) и здесь описываю - он не может быть реакцией ни на один вменяемый социальный заказ, понимаете? Он равно неприемлем с точки зрения ни одной идеологической системы. И вместе с тем он логичен, он ложится на сумму современных представлений о социальных процессах, то есть - он научен. Тот факт, что наукой всегда управляют дегенераты - это научный результат, понимаете?

Хотя да, общественности хотелось бы розовых пони и не менее розовых соплей, понимаю...



Хуюшки!

Теперь, когда мы с вами разобрались в роли социального заказа в жизни науки, мы можем более корректно рассмотреть "перегибы", допущенные "отдельными" "товарищами".

Начнем мы с "буржуазной лженауки". Деление в общественном сознании науки на буржуазную и пролетарскую вытекает уже из работ Маркса, который говорит, что в буржуазном обществе наука обслуживает интересы капитала, в то время, как в коммунистическом обществе она должна обслуживать интересы трудящихся масс. Это является прямым следствием парадигмы Маркса, в которой те или иные социальные институты рассматриваются исходя из общественного метода производства. В капиталистическом обществе метод производства есть метод производства прибавочной стоимости, каковая образуется благодаря присвоению капиталистом результатов труда рабочих. Соответственно, в капиталистическом производстве, согласно Марксу, социальный заказ формируется именно капиталистами. Поскольку ученый в общем случае тоже производит продукт, его результаты тоже присваиваются, и присваиваются капиталистом. Капиталист не оплачивает те результаты, которые он не может присвоить, с точки зрения Маркса все логично. Собственно говоря, в этом и есть ущербность Маркса, который в качестве движущей силы общества полагает единственный процесс.

На самом деле в капиталистическом обществе все значительно не так, Маркс зафейлил...

Прежде всего, Маркс упустил из внимания "науку по интересам", тех самых "дилетантов", среди которых мы можем упомянуть и Декарта (которому никто не выдавал грант на создание научного метода), и Ферма, и Дарвина, и Франклина... Огромное количество научных результатов, причем результатов фундаментальных (взять хотя бы теорию относительности Эйнштейна) было получено людьми, которые не зарабатывали себе на жизнь научной работой, либо зарабатывали в совершенно других областях, нежели полученные ими результаты. К примеру, Исаак Ньютон был руководителем Монетного двора британской Короны, а занятия в области астрономии (создание телескопа-рефлектора), механики (законы Ньютона) и прочего вел исключительно для интереса. Тот факт, что он был ученым, и занимался преподавательской деятельностью, не должен нас смущать - обучение студентов, с целью формирования кадрового резерва для королевской администрации, что оплачивалось по должности, и научный поиск, что по должности не оплачивалось - это все-таки немного разные вещи. Результаты научной деятельности Ньютона не присваивались капиталистами, понимаете? Эйнштейн не заработал ни копейки на теории относительности, а его участие в самом денежном научном челлендже 20 века - атомной программе США - ограничилось написанием письма Рузвельту. Эйнштейн тоже преподавал (за это ему платили), и занимался фундаментальными вопросами теоретической физики (за что ему не платили). Ну и где тут то, что присвоили капиталисты?

В структуре западного общества наука всегда выступала в роли экспертного сообщества, а это не производственный цикл, не производственный процесс с гарантированными результатами, которые можно присвоить и извлечь прибыль - это элитарный клуб.

Современные частные научные лаборатории появились сравнительно недавно. Именно в частных научных лабораториях, принадлежащих корпорациям, ученые могут создавать прибавочную стоимость для капиталиста, но такие лаборатории возникли весьма поздно. Именно в этих лабораториях сам научный результат создает прибыль, и научный поиск оплачен - но это форма организации науки, причем крайне малой ее части, недавнего времени. На протяжении сотен лет наука была организована совершенно иначе. Потребность элиты, всяких феодалов, капиталистов и прочих банкиров требовала квалифицированной рабочей силы, которую поставляли образовательные учреждения. Сперва церковные школы, потом к ним добавились колледжи, затем университеты (и все это было создано церковью), затем теологические науки были отделены от естественных... А теперь простой вопрос. Как вы думаете, кто сможет лучше обучить студентов - человек, которые добыл новые научные знания, или человек, который ничего не добыл?

Тот факт, что люди, занимающиеся научным поиском, чаще всего работают в учреждениях высшего образования или в колледжах, связан не с тем, что эти самые университеты и колледжи создавались для них и под них, а тем, что ученые могут обеспечить более качественную подготовку молодежи для занятий интеллектуальными формами деятельности, нежели обычные преподаватели, почему их и стремились привлекать, и именно поэтому обучение всегда неотрывно шло за наукой - достаточно вспомнить хотя бы Академию Платона. Образование, учреждения образования - они требуют денег, они требуют социальной поддержки и так далее, но всегда и во все времена интерес ученых к созданию таких организаций и союзов значительно опережал меркантильные соображения извлечения прибыли кем-нибудь власть предержащим, но всегда же находился в непосредственной зависимости от их готовности платить...

По самой своей структуре от античности и до современности, наука - это интеллектуальный элитарный клуб, это монастырь такой своеобразный невидимый, сообщество гиков и фанатиков в хорошем смысле этого слова, и тот факт, что результаты увлечения наукой способны в определеннных условиях приносить коммерческую прибыль, вовсе не означает, что именно коммерческой прибылью поясняется его существование. Наука по структуре своей есть в первую очередь элитарный клуб, которому, по большому счету, глубоко фиолетово на народные массы, капиталистов и прочее, и очень странно, что этого не понял Маркс, который сам занимался наукой из интереса, а вовсе не на гранты банковских синдикатов... Наука вообще возможна исключительно потому, что интеллектуальное напряжение порождает наслаждение, а умному человеку всегда скучно и одиноко в обществе дураков...

Наука - это развлечение индивидуалистов, руководствующихся эгоистичными соображениями.

Сведя роль науки в обществе к обслуживанию производства общественного продукта, Маркс тем самым отрицает элитарный характер научной деятельности. Тем самым уже Маркс задает для науки рамки, отличные от исторически сформировавшихся, и трансформирует ее природу в нечто иное, что он сам формулирует как "постановка науки на службу обществу", и что его последователи называют "пролетарской наукой". Ребята, пролетарий (по Марксу) не может быть ученым - иначе он перестает быть пролетарием.

Подмена элитарного характера науки "интеллектуальным пролетарчеством" (т.н. творческой интеллигенцией) в интересах обслуживания идеологического базиса коммунизма автоматически приводит к тому, что значительные результаты, и даже целые отрасли, не соответствующие идеологии либо не имеющие немедленного практического выхлопа в контексте общественного производства, оказываются в загоне, отчего появляются различные "растратчики", происходят судебные процессы, и Ландау с Королёвыми попадают в места не столь отдаленные. Это системный процесс, и он связан с социальным заказом.

Да, "пролетарская наука" существует, если мы понимаем под ней общественную потребность в решении определенных задач, для решения которых общество готово выделять средства - но это в точности уровень специализированных лабораторий, которые на Западе сейчас именуются "частными лабораториями", а в СССР назывались "почтовыми ящиками". "Пролетарская наука", таким образом, не является пролетарской - а является всего лишь частью большой науки, которую, в силу ограниченности парадигмы Маркса (каковой, повторяем - сам был "чистым" ученым), коммунисты смогли взять в свое светлое будущее. А остальное они взять не смогли.

Давайте разберемся, почему они остальное взять не смогли, почему Эйнштейн не работал в Минском университете и почему Сикорскому не позволили вернуться на родину.

Вот у нас есть советское общество. Прибавочная стоимость отходит советскому государству, и затем им распределяется, в том числде и на науку. Вопрос в лоб. У вас есть сто рублей, на что вы их потратите - на что-то с ясными результатами в ближайшей перспективе, или просто отдадите человеку, который может и не дурак, но ничего необходимого в данный момент вам не даст точно? Не только прибавочная стоимость, но и рабочее время - это общественный ресурс, и чем более продуктивно он расходуется, тем лучше для общества. Сикорский - пионер авиации, никто не спорит. Но как пионер, как творческая личность - он может создавать то, что ему интересно, что находится на переднем крае. А у нас промышленность разрушена, мы на переднем крае объективно ничего не можем, даже если захотим все и сразу. Потому Сикорский со словами "здесь авиация долго никому не понадобится" отбывает в Америку. Затем происходит индустриализация. Мы уже что-то можем, и вот в масштабах этого "можем" мы делаем самолеты, стараясь сильно не отставать. Но мы не на переднем крае - мы догоняем. Наконец, спустя долго-долго времени мы оказываемся в ситуации, когда вроде бы паритет, по крайней мере в военной авиации. Но у нас есть масса специалистов, которые плодотворно работают  на нашей ресурсной и производственной базе, и нам совершенно не нужен Сикорский, который хочет быть на переднем крае, и под которого придется переделывать всё...

В США Сикорский не просто вдруг взял и стал производителем авиационной техники. Вся русская эмиграция помогала ему, чем могла, у него графья на проходной вахтерами сидели за бесплатно - такова загадочная русская душа. Но в конце концов, на американской ресурсной и производственной базе Сикорский смог предложить американцам нечто, находящееся на переднем крае. Социальный заказ в СССР был не на Сикорского - он был на Антонова, Туполева, Поликарпова, понимаете?

Что не отменяет, конечно, прекрасных результатов, достигнутых Сикорским...

Заметим, что в случае Сикорского речь идет даже не о науке - а о прикладнухе. А вот Эйнштейн, который хочет поработать в Минске, потому что ему интересно. Ребята, удовлетворение интереса Эйнштейна - это одно, а вот научная работа по интересующей СССР тематике - это иное. Говорят, сам Сталин Эйнштейна послал куда подальше. И не нужно ругать в данном случае товарища Сталина, он прекрасно понимал, что Эйнштейн с советским социальным заказом не состыкуется, не такой он человек, и что товарища Эйнштейна товарищ Сталин может либо послать в Америку - либо посадить в Гулаг. Валка леса кубометрами немного плохо коррелирует с теоретической физикой, не так ли? Товарищ Сталин на самом деле очень неглупый был человек, и совершенно не такой злой, каким его пытаются представлять сейчас, а очень даже гуманный...

В обществе с коллективной собственностью на средства производства, с коллективным распределением общественного продукта, "чистая" наука всегда была, есть и будет затратной статьей. Может, когда-то, в отдаленной перспективе - это не аргумент для бухгалтера. На самом деле "чистая" наука - это такая фигня, которая с точки зрения общественного распределения средств жрет эти средства безвозвратно. Капиталист, испытавший по причине вкусного обеда желание поблагодетельствовать, может помеценатствовать - из чисто эгоистичного желания повысить собственное ЧСВ. Он тратит определенную сумму - безвозвратно - и чувствует себя при этом хорошо. А при общественном распределении продукта безвозвратная трата не вызывает ни у кого никаких положительных эмоций. ЧСВ не повышается, вот были деньги - а теперь их нет, бяда. Развитие фундаментальной науки в СССР происходило не из "пролетарских", марксистских соображений - оно происходило исходя из элитарного характера научного сообщества. Вот какой-нибудь академик сконструировал доильно-прядильный агрегат на быстрых нейтронах, ему честь и почет, и говорит он Политбюро - а не дадите ли вы денег, уважаемое Политбюро, на вот такие исследования? А зачем - спрашивает его Политбюро. А вот потому, что я, академик, изобретатель доильно-прядильного агрегата на быстрых нейтронах, говорю вам, что это наука - отвечает академик и щеки при этом надувает. Долго чешет репу Политбюро, но деваться некуда - зело доильно-прядильный агрегат понравился, понимаешь... Академик взял денег и их потратил на фундаментальные исследования.

Из чисто субъективных эгоистических элитарно-научных соображений.

Ребята, как вы понимаете - это не коммунизм, это жульничество такое мелкое, на которое нужно закрывать глаза Марксу и остальным, типа никто не увидел, потому что иначе все будет очень и очень плохо...



Научное творчество по определению дерегулировано с точки зрения общественных институтов. Наука занимается объективной реальностью, причем естественнонаучные дисциплины - они вообще никак с обществом не связаны. В тех общественных системах, в которых наука открыто является элитарным клубом, общество готово и может позволить себе безвозвратные траты на науку, рассчитывая получить опосредованный - иногда очень опосредованный - результат. Однако любое отрицание элитарного характера науки по определению исключает иррациональные траты на "сумасшедших профессоров" и сумасшедшие, с точки зрения обычных людей, научные работы. Значительная часть средств на передовые исследования улетает в трубу навсегда - и это нормально. С точки зрения науки, отрицательный результат - тоже результат. А вот с точки зрения общества, отрицательный результат отрицательным не является. Именно элитарность науки, проявляющаяся в том, что научные результаты оцениваются не обществом в целом, а элитарным клубом ученых, играющим роль экспертного сообщества, является способом для общества примириться с безвозвратно потерянными на отрицательные результаты деньгами, ресурсами и временем. Пока что, как показывает история, баланс расходной статьи "на науку" положителен, и это внушает оптимизм. Однако любые попытки рационализировать данные траты, если они производятся вне мнения научного сообщества, всегда приводит к потерям. Отечественные работы в области кибернетики были прекращены не учеными - это было решение ЦК.

Партийные лидеры сэкономили для государства некоторые деньги, и в результате проигарли в цифровых технологиях, вот только-только восстановление начинается, и то - очень трудно и дорого.

Вот сейчас, когда мы на все это скопом посмотрели, для нас становятся ясны многие вещи. И то, почему Политбюро всегда смотрело на американцев - еще бы, там наука элитарная, нужно быть на уровне, а то обгонят. И то, почему научные работы были выставкой ленинских цитат - иначе ученые перестанут работать на общество, и превратятся в элиту, такой вот отдельный класс появится, в бесклассовом обществе. И наконец - почему среди ученых всегда были популярны антисоветские взгляды.

В отличие от Королева, которого вместе с почти всем ГИРДом "паровозом" прицепили к Тухачевскому, Ландау Лев Давыдович сидел за самую настоящую антисоветскую агитацию.

Отношение к науке как к специфическому институту, обслуживающему общественные интересы в контексте экономической теории неверно, и в корне противоречит самой природе науки - и потому любой более-менее самостоятельный, рационально мыслящий ученый рано или поздно вступает в противоречие с самой структурой советского общества, с коммунистической идеологией.

Еще раз. Это не ученые плохие. И не коммунисты тупые (хотя могли бы и догадаться). Это фундаментальное системное противоречие между идеологически-мотивированным научным институтом и самой природой научной деятельности. Отрицание природы науки через идеологизацию ведет к конфликту, который неминуемо приводит к отрицанию идеологии наукой.

Товарищи коммунисты, это системное, понимаете? Нужно это понимать, нужно над этим думать, нужно искать решение - иначе коммунизма не будет, а будут пещерные люди с каменными топорами, завернутые в кумачевые набедренные повязки. Ученые жульничали, жульничают и будут жульничать - тем самым спасая науку и общество, но нормальное общество должно быть адаптировано к науке, как к специфическому явлению, и должно иметь инструменты адаптации к другим специфическим общественным явлениям.

Просто потому, что из одного отрицания неминуемо следует второе.
Tags: Записки постороннего
Subscribe

promo bigdrum февраль 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment