bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Category:

За ништяками - 4

Предыдущие части: 1, 2, 3.

"У прогрессоров свои сказки" (ц) Влупельдупель.



Продолжаем...



В другое время и на другой планете один человек приписал другому слова "есть человек - есть проблема, нет человека - нет проблемы". Ах, не ту планету и не ту проблему, и не того человека, точнее, не человека, а недомерка, выбрала своенравная судьба! Есть люди, которые при жизни доставляют много хлопот, а после смерти так и вообще - порождают большую-большую кучу проблем. Как, например, Бульба, папаня Фрэда.

Начать с того, что Хрендальф отправил Бульбу в поход за ништяками. Ну, Хрендальфа ослушаться нельзя, все-таки волшебник. Нашлет какую гадость на урожай - бед не оберешься. С этими вещами не шутят, и община Бульбы примирилась. Конечно, для недомерка шляться невесть где - это совсем уж ни в какие ворота, но тут деваться было некуда. Так ведь Бульба еще и сообразил вернуться! Ну шлялся бы где-то и шлялся, нет, угораздило его вернуться домой. И вдобавок не просто вернуться - а с ништяком. Вернулся бы сам - точно камнями бы побили, да прогнали опять шляться, но человека с ништяками не прогоняют. Тем более, что и Хрендальф к нему стал чаще захаживать. Это пережить было трудно, но как-то пережили.

Наконец, стали за Бульбой замечать странное. Необъяснимые пристыпы злости. И только ништяк этот, прелесть эта - одна могла его утихомирить. И чуть он осерчают, все ему кричат - прелесть, прелесть! Возьмет прелесть в руки - спокойный становится, рассдительный, умный. Любо-дорого посмотреть. И чтобы не забывал он свою прелесть, сына его, Фрэда, когда подрос - определили папане за прелесть напоминать, следить, чтобы не было чего лишнего. Оно конечно, обидно, когда в общине парой рук меньше, но лучше минус пара рук и плюс голова, чем минус голова и плюс сплошные неприятности. Опять же, к Бульбе Хрендальф захаживает, а вдруг обидится?

А потом, поскольку старосты умирали один за одним, наконец, Бульба остался самым старшим. Выглядел не по годам молодо, бодрячком таким держался, но без прелести своей шагу сделать не мог. И такого человека - в старейшины. А что делать - другие-то моложе, и чем дальше - тем сильнее моложе... Хорошо хоть женился поздно, была надежда, что Фрэда все-таки не переживет. А то кто бы ему про прелесть напоминал, верно?

Жена от Бульбы ушла давно, почти сразу после рождения Фрэда, его сводные братья и сестры помогали, но Бульба их не любил, а любил только Фрэда. И тогда решили односельчане, чтобы работу старейшины делал другой человек, помоложе, а с Бульбой советоваться. И Фрэда при нем оставить, чтобы чего не вышло.

По причине такой сложной ситуации несколько отдалились односельчане от соседей. Замкнулись. Терпели эти неудобства, а остальные, не желая и себе на голову проблемы находить - со всем соглашались, но сторонились. Им тоже Хрендальфа злить не хотелось ни разу, а то мало ли чего случится...

И вот Бульба умер.

И сразу возникли проблемы.

Похороны старешины - это целый ритуал. Из соседних деревень приглашаются старосты со своими доверенными лицами. Проясняют все сделки, все торговые соглашения. Назначается новый староста, он называет своих доверенных. Дела передаются им, новый староста знакомится с соседями, подтверждает все договоры и решает все споры. Затем все садятся за поминальный ужин. Традиция.

Однако, пока Бульба был старостой, урожаи были такие хорошие, а отторжение соседей таким сильным, что сделок почти и не было, и посланные за соседями привели доверенных, быстро порешавших вопросы. Исполнявший, по неспособности Бульбы, был назначен новым старостой, с чем доверенные быстро согласились, и сославшись на занятость, удалились. Нехорошо получилось, не по обычаю. А еще нехорошо получилось вот с чем.

Ништяк этот, прелесть бульбина, вот что с ней делать? Новому старосте передать? Так ведь он тоже умом двинется. Это только Хрендальф мог сказать, а его как раз и не было. А может, в семье оставить, так кому - жене бывшей, или сыну? Жена эту прелесть боялась пуще смерти и ненавидела смертной ненавистью, а Фрэд мал еще был. А как долголетие бульбино от прелести - это что ж, еще одного больного старейшину растить? А сколько он проживет, если с детства с ништяком этим знаком? А что он дома сиднем сидел, а не в поле работал - так какие советы он, будучи старейшиной, давать будет? И наконец. Вот приедет Хрендальф, а как они неправильно прелестью распорядились? Один Бульба с ней дело и имел, больше никто, что она и зачем она - никто не знал. Не хотелось гнева Хрендальфа на свою голову вызывать, волшебники - они такие, с ними дружить надо.

Если бы можно было Бульбу воскресить - так и воскресили бы. Несмотря ни на что.

За всем за этим административным безобразием сельчане сносили столы, делали погребальный костер, доставали настойки, коих по причине урожаев накопилось немерянно, сносили пищу, и радовались немало, что соседи сбежали. Не потому, что самим больше будет - еды было столько, что десять старост похоронить можно было. А потому что - чувствовали, напьются...

Много неудобств доставлял Бульба при жизни - но смерть его еще больше неудобства доставила. И даже соседи, решившие сбежать, не вызывали злости. Они ведь тоже Хрендальфа опасались. Вдруг что не так сделают?

Новый староста, фактически являвшийся старым, распоряжалдся всем рассудительно, спокойно, подбадривал односельчан. Лично выразил соболезнования Фрэду, отрядил ему друзей, и пока все готовились, они неотступно были рядом. Фрэд потемнел лицом, был неразговорчив, сидел рядом с папаней и молчал. Наконец, когда пришло время готовить тело, Мори, Сум и Пон отвели его в холмы, а сами присели рядом. Фрэд упал лицом в траву, уткнулся и заплакал... И собственно, было отчего.

Не то, чтобы он остался сиротой - но с матерью отношения у него были сложные. И друзья у него были. И даже работу он какую мог делать, а какой мог научиться. Но все равно, перемены в жизни его ждали значительные, а подбодрить, поддержать было, считай, некому.

Собственно говоря, так и прошел день, и наступил вечер, поминальный и погребальный...



[Примечание]

Примечание:

В тексте италиком выделены слова и фразы, произносимые на таинственной языке божественных посланцев. Так получилось, что они значимы, и потому в тексте фигурируют в значении. Нужно понимать, что аборигены этого языка не знают, и фразы произносят фонетически, наделяя культовым содержанием. А поскольку и то, и другое нам приходится описывать одним языком - нужно как-то разделять, вот италиком мы и будем это делать. Поскольку в культовом варианте употребления, совпадающем в большинстве случаев с нормативным оригинала, при том же смысле слова произносятся с особым значением, и читать их нужно соответствующим образом. Ну то есть придавая им особый вес, выпуклость и значимость.

Однако, чтобы не затруднять написание бесконечными шрифтовыми выделениями, наиболее употребительные термины древнего языка божественных посланцев мы будем после некоторого количества повторений писать обычным образом. Есть теория, что читатель привыкает к контексту...
Tags: За ништяками, Навеяно музой, О вкусах не спорят, Чотаржу
Subscribe

  • Маленькое едкое замечание...

    Мы с вами уже разбирали убийство Кеннеди. И пришли к выводу, что его убил никакой не советский агент из КГБ, а американский педераст из Далласа.…

  • В пространство

    По-моему, кто-то поймал клин, и это точно не я...

  • О войне, политике и экономике

    Слегка причесав мозг, подумал, чего бы такого написать в журнале. Ибо товарищу (который давно уже не товарищ, а хрен его знает кто, на мове-то)…

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments