bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Category:

За ништяками - 8

Предыдущие части: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7.

"У прогрессоров свои сказки" (ц) Влупельдупель.



Продолжаем...




- Твою ж мать, - позволил себе выразить эмоции староста. Он не знал про терминал и терраформирование, но вот в этом конкретно моменте Хрендальф был с ним абсолютно согласен. - Я об этом не подумал. Простите, Хрендальф.

- Прощаю. Впрочем, уважаемый Туктук, вам не за что просить прощения.

- Нет, но это что же получается... Получается, что мы должны пожертвовать кем-то? Но это же невозможно, так не делается. - Староста качнулся и потряс головой. - Хрендальф, нас же не поймут, да что там - мы же сами себя винить будем, сами себе не простим...

Простили бы, и еще как - подумал Хрендальф - впереди паровоза бы наперегонки бежали, если бы знали, в чем дело. Но вслух сказал совершенно иное.

- Не нужно волноваться, милейший Туктук. Не нужно волноваться раньше времени. Вы говорите о жертве. А жертва здесь невозможна. Мы же говорили - прелесть можно принять только искренне. Даже если вы все соберетесь, и кого-то выберете - это не будет искреннее принятие, понимаете?

Староста, все еще переживающий за деревню, посмотрел на Хрендальфа непонимающе. Он родился, вырос и всю жизнь прожил в общине, он жил с деревней и интересами деревни, и для него помыслить себя вне общины было не просто странно - страшно. И даже говоря о своем решении "мы" - он имел в виду нечто иное, нежели pluralis majestatis земных царей во множестве исторических эпох. Ирония судьбы заключалась в том, что несмотря на общинный в большинстве уклад, цивилизация местная обладала сильно развитыми институтами номинализации речи, однако номинализация эта носила иной характер, нежели у землян.

Исходя из pluralis majestatis, употребление множественности к собеседнику у землян означало выражение уважения. Однако на Арде, где было несколько разумных видов, значение множественности было совершенно отличным. "Вы" говорили чужеземцам, подчеркивая характер отлчия их от себя. Пиетет с целью сближения у землян здесь оборачивался подчеркиваемым отторжением. Именно дистанцирование через дихотомию "мы"-"вы" и носило протокольный, номинальный характер множественности. И опять же, множественности из уст правителей или хотя бы деревенских старост соответствовало и принятие решения за коллектив. "Мы не согласны" могло означать и что конкретное лицо несогласно, и что все не согласны. В большинстве случаев это было не важно, однако в некоторых обстоятельствах настоящий контекст являлся решающим. Символом сближения в местной культуре было не множественное, уважительное для землянина, обращение - а персонализированное, фамильярное. Однако и с этим все было не так просто. Ибо употребление единичного обращения к кому-то могло выражать и презрение, ставя его как "я", то есть как мелочь, единичную персоналию, против "мы" собеседника. И если тебе кто-то "тыкал" - это могло быть выражением как величайшего доверия и уважения, так и грубостью. Единственным маркером уважительного отношения к собеседнику являлось употребление "я" к себе самому, обращаясь к собеседнику на "вы", однако и здесь были варианты...

Одно только употребление единичной и множественной формы, являющейся отражением местной ментальности, весьма долго вызывало проблемы у земных лингвистов. В самом деле, что мог подумать землянин, наблюдая конфликт двух обычных, не знатных, аборигенов примерно такого стиля:

- Вы свинья!
- Вы козел!
- Мы тебе морду набьем!
- Мы тебя в землю по ноздри заколотим!

Речь не идет о местных образованных - речь идет о крестьянах.

Особенность местной ментальности, выражающейся в слабом противоставлении понятий "я" и "мы", а также в существовании различных контекстов внутривидового и межвидового общения, и в сильном подобии - в нормативном, номинальном общении - земным стереотипам, являлась тонкой контекстуальной ловушкой. Особенно сильно это играло в общении с лицами, обладающими полномочиями. Именно потому, например, земных работников не было среди местных "людей". Прогрессорам пришлось работать под магов, заведомо дистанцируя себя по видовому признаку от прочих разумных. Это ограничивало степень проникновения в местную жизнь, но это же и давало определенную защиту от дурацких оговорок и статус в отношениях.

Однако даже и в хороших условиях, в условиях длительных установившихся партнерских отношений, эту контекстуальную разницу необходимо было иметь в виду. Иногда контекст крайне чувствительно отражался на результатах общения. Сейчас был именно тот случай.

- Я не понимаю, уважаемый Хрендальф. Поясните, пожалуйста - попросил староста.

- Охотно, - сказал Хрендальф. - Дело касается магической стороны, и я постараюсь объяснить понятно. Мне нужно все ваше внимание.

- Я вас слушаю.

- Вот смотрите, - сказал Хрендальф. - У прелести может быть только один хозяин. Община не может быть хозяином прелести, таковы магические законы. И потому община не может принять прелесть. Если это будет желание общины... Я бы не рекомендовал. Вы меня понимаете?

- Да, - сказал староста. Хрен он понимал, конечно, но его это вполне устраивало.

- А потому желание члена вашей общины принять прелесть находится вне вашей общины. Оно не зависит от вашего мнения, можно сказать, что такой человек здесь идет против мнения общины, поскольку у общины может быть только одно мнение. Отрицание прелести.

Хрендальф сделал паузу, давая старосте время подумать.

- То есть, принимая прелесть, он идет против общины? - Неуверенно спросил староста.

- Да, - сказал Хрендальф. - И это еще одна причина, по которой с Бульбой происходило то, что происходило. К сожалению, я узнал о прелести слишком поздно, и уже ничего не мог сделать, а Бульба этого не понимал, как не понимали и вы.

- Но если он идет против общины, то по нашим правилам - ему предстоит изгнание. Он обязан быть изгнан.

- Именно, почтеннейший Туктук, именно.

Взгляд старосты принял осмысленное выражение. По всему выходило, что это не он обрекал одного из своих соседей на безумие и страдания, а тот сам, своей волей отказывался от деревни. И кроме того, это снимало и со старосты, и с деревни ответственность за такого человека. И староста, и община были абсолютно чистыми перед обычаями, вот что получалось. На какой-то момент староста даже пожалел, что не понял этого раньше.

- Но община все равно теряет одного - неуверенно сказал он.

Это был тонкий этический момент. Если бы после смерти Бульбы кто-то сам кинулся к ништяку, то в этой точке разговора он был бы уже объявлен изгоем и изгнан из деревни. Но прелесть тихонько лежала в ларце, и желающих ее присвоить не было - наоборот, вся деревня от нее шарахалась, памятуя, что происходило с Бульбой.

- Получается, что кто-то должен стать преступником, и стать с нашего общего - староста особенно подчеркнул слово "общего" - одобрения?

- С обычной точки зрения, с позиции обычаев это может выглядеть именно так, - подтвердил Хрендальф. - Но это не так. Потому что прелесть - это магия, а обычаи ничего не говорят о том, что делать с магией. Но если мы правильно соединим обычаи и магию, то все будет совершенно иначе.

Староста задумчиво поглаживал подбородок. Сейчас его занимал вопрос уже не о том, что деревня испытает ущерб, то ли от воздействия ништяка, то ли от собственных решений и действий. Он уже уловил проблему, по крайней мере в своем, организационном плане, и ему было интересно, как именно Хрендальф предполагает ее решить. Утренний вариант, предложенный старостой и казавшийся идеальным, выявил свою несостоятельность, и очевидная уверенность Хрендальфа в возможности благополучного для всех исхода интриговала. И особенно интриговало то, что решение это должно было включать в себя магию, а магия всегда волнует и манит. И вот сейчас, благодаря сложившейся ситуации, староста получил возможность одним глазком заглянуть в мир магов, и мир этот был непонятным, казался пугающим и сложным, но в то же время - чудовищно привлекательным.

- Вы должны учесть, - продолжал говорить Хрендальф, - что то что делается, это преступление перед вашими обычаями, совершается осознанно и во имя всей деревни, в ее интересах. Это преступление делается для того, чтобы избавить деревню и общину от опасности, и это решение, являясь преступлением, в то же время подразумевает и изгнание. Однако, когда произойдет то, чему суждено произойти, и опасность будет устранена, и желание изгоя обладать прелестью вопреки мнению общины прекратится - не будет ли тем самым завершено и преступление?

- Но где гарантия, что преступление будет завершено? - спросил староста. - И где гарантия, что оно не будет иметь для общины последствий?

- Отдать прелесть можно только искренне, только от чистого сердца, - сказал Хрендальф. - И в момент, когда прелесть будет отдана, жажда обладания ею, противная интересам общины, исчезнет. А пока прелесть не отдана, пока она находится в собственности - естественно, преступление имеет место быть.

- И что, взявший прелесть должен быть тут же изгнан? - спросил староста. - Прямо вот так, немедленно?

- Нет, - сказал Хрендальф. - Потому что преступление уже совершилось. Бульба взял прелесть, и пока она находится здесь, и у нее нет нового хозяина, преступление продолжается. Не потому ли у вас так испорттились отношения с соседями, и не потому ли сама мысль о продолжении обладания прелестью вызывает у вас такой ужас? Так что я думаю, о немедленном изгнании говорить нельзя. Нужно, чтобы все было сделано правильно, с точки зрения магии, ибо принятие прелести, если оно сделано правильным - есть мера искупления преступления, и требует к себе особого отношения.

- Но принявший прелесть должен быть изгнан.

- Но принявший прелесть во имя искупления может продолжать жить у вас определенное время, чтобы искупление состоялось. Просто у него будет особое положение.

- Итак, мы находим кого-то, кто примет прелесть, потом он живет некоторое время, чтобы вы помогли ему все сделать правильно с вашей магической точки зрения, считаясь изгнанником, потом он уходит в изгнание, чтобы искупить состоявшееся, а затем... Затем он уже не является преступником? - осторожно уточнил староста.

- Да, почтеннейший Туктук, - кивнул Хрендальф. - И при этом, если все пройдет нормально, деревня не теряет никого из своих.

- А если с ним что-то случится?

- Я окажу всю необходимую помощь, - заверил Хрендальф, - и постараюсь, чтобы ничего не случилось.

Заверения мага, особенно заверения такого мага, как Хрендальф, которого знали все и везде, значили очень много. Но и без этих заверений предложенный Хрендальфом вариант выглядел хорошим. Староста был еще не готов принять его, ему нужно было подумать, но вариант выглядел хорошим. И главное - он не заставлял деревню нарушать обычаи, не ссорил ее с соседями, и избавлял от бед и опасностей, легкое представление о которых староста получил еще при жизни Бульбы. Было в прелести что-то адское, что-то жестокое. А может быть, и не жестокое, а просто жесткое, неумолимое, что-то, противоречащее этому миру, чуждое. Нет, нужно было подумать еще.

- Уважаемый Хрендальф, я подумаю над вашими словами. Очень серьезно подумаю, - сказал староста. - Я пока не готов дать вам согласие, мне нужно время. Тем более, что нам все же придется пойти на преступление, дозволив свершиться принятию прелести членом нашей общины.

- Не волнуйтесь, милейший Туктук, - сказал Хрендальф - по поводу преступления. Просто подумайте над моим предложением. А преступление я беру на себя. Тем более, что это магическое действие, и без меня вы не обойдетесь в любом случае...

Староста понимающе покивал головой. Удивительно, думал Хрендальф, но опять и в очередной раз мир спасает коррупция. Глаза присутствовавшего при разговоре на правах хозяина дома Фрэда загадочно блестели. На протяжении всего разговора он не проронил ни слова...




[Примечание]Примечание:

В тексте италиком выделены слова и фразы, произносимые на таинственной языке божественных посланцев. Так получилось, что они значимы, и потому в тексте фигурируют в значении. Нужно понимать, что аборигены этого языка не знают, и фразы произносят фонетически, наделяя культовым содержанием. А поскольку и то, и другое нам приходится описывать одним языком - нужно как-то разделять, вот италиком мы и будем это делать. Поскольку в культовом варианте употребления, совпадающем в большинстве случаев с нормативным оригинала, при том же смысле слова произносятся с особым значением, и читать их нужно соответствующим образом. Ну то есть придавая им особый вес, выпуклость и значимость.

Однако, чтобы не затруднять написание бесконечными шрифтовыми выделениями, наиболее употребительные термины древнего языка божественных посланцев мы будем после некоторого количества повторений писать обычным образом. Есть теория, что читатель привыкает к контексту...
Tags: За ништяками, Навеяно музой, О вкусах не спорят, Чотаржу
Subscribe

  • Охуеть...

    Служащего спецподразделения армии США «Зеленые береты» Питера Деббинса (Peter Debbins) обвинили в шпионаже на Россию и посадили на 15…

  • Ну и хули?

    Говорят, до жирафа на третий день доходит - шея длинная... Мне кажется, что занимаются мной исключительно гадюки, потому как только из шеи и…

  • Хм...

    Наблюдая за истерикой среди определенной части публики, не могу не отметить одного факта. Ребята, вот насколько проще общаться по-человечески, вы не…

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment