bigdrum (bigdrum) wrote,
bigdrum
bigdrum

Categories:

О патрициях и галлюцинациях 6

Часть 6. О мифе Рима.



Рассматривая вопрос о сакральности Рима как города, о его божественной природе, хотелось бы иметь более веские предпосылки, чем мнение одного-двух людей. Ибо одно дело - некоторое количество субъективных мнений, и совсем иное - набор признаков, в сумме идентифицирующих некую социальную динамику, некий объективный процесс. Как мы понимаем сейчас, никакие волки к основанию Рима причастны не были, никакие боги Рим не создавали, и "божественность" "вечного" города есть лишь мера религиозности того отношения, которое испытывают к нему люди. А всякое религиозное отношение порождает свою мифологию - все тех же волчиц и прочее зверье.

Хорошим примером города "с легендой" могут быть Дельфы. По легенде, они построены на месте "пупа" (центра) земли. Город обладал массой священных мест и атрибутов - храмами Аполлона и Диониса, оракулом, а также священными артефактами. Греки почитали город святыней и центром эллинского мира. Без зазрения совести можно сказать, что для греков Дельфы были тем же, что для христиан средневековья Иерусалим. Вокруг Дельфов, в основном благодаря Оракулу, крутится довольно большая часть греческой мифологии. К Дельфийскому оракулу обращались все герои греческих мифов. И хотя мы понимаем, что никаких реальных ворон Зевс никуда не посылал, никаких Гераклов он не порождал и те не бедокурили по Ойкумене, и соответственно к оракулу в Дельфы никакие скабрезные одинокие десантники не являлись - факт остается фактом. В сознании древних греков город этот был святыней, и в качестве святыни функционировал до тех пор, пока это не было запрещено (вместе с Олимпийскими играми), как проявление языческих культов.

Заметим, что несмотря на долгое пребывание в составе Римской империи Оракул функционировал, несмотря на наличие Парок... То есть отправление религиозных потребностей "чужим" богам римлян не трогало совершенно, несмотря на конкуренцию со "своими". Это может говорить только об одном - о более высоком, более сакральном (с точки зрения Рима) начале, позволявшем такие вольности. Можно, конечно, возразить, что сакральность мойр была меньше сакральности парок (твое кунфу слабее моего кунфу), или что римский император был не в силах запретить религию... А вот фиг! Последний единый император Рима - Феодосий Великий - одним махом "закрыл" всех языческих богов сразу - власти ему на это хватило. Причем сделано было это не в эпоху расцвета, когда власть императора Рима была максимальна, а уже на закате империи, когда на него можно было втихаря поплевывать. Но даже и тогда - у императора было достаточно власти для таких кунштюков.

О чем это говорит? Это говорит о двух вещах. Первое - римляне вовсе не были религиозно толерантным народом. Если надо, они могли и эдикт издать, и ножичком по горлышку, и легионами затоптать, и на крест подвесить. Вот понадобилось последнему императору полудохлой империи запретить языческих богов и обряды - нате-здрасьте, дорогие Зевсы с Аполлонами, вас тут не стояло, и нечего лохматить бабушку! Религиозно толерантный человек никогда не станет нападать на религию - он для этого слишком толерантен. Второе - раз уж римляне не были религиозными толерастами, значит, у них было нечто более сильное, какая-то более сильная вера. Нечто сакральное у них было, нечто, что было сильнее любых богов с их культами...

Каждый народ создает религию. Каждый. Атеизм при внимательном рассмотрении тоже несет в себе черты религиозности, черты культа. Атеизм как мировоззрение, построенное на низложении богов, просто обязан что-то превозносить. Если мы просто все будем низвергать, то получим характерное для заката СССР мировоззрение - "весь мир бардак, все девки бляди и солнце - ебаный фонарь", или там - "все фигня, кроме мировой революции, но и мировая революция тоже фигня". В вопросах веры обязательно должна быть плюс-ценность, и в атеизме плюс-ценностью выступает разум, вступивший в сакральную битву с богом как символом дремучего и неразумного. Штука в том, что репрезентация плюс- и минус- ценностей основана на шкале. Одни ценности сильнее, другие - слабее. Но для того, чтобы эта шкала имела смысл, должен быть некий абсолют, некий репер, некий эталог. Вы можете назвать его "бог", вы можете назвать его "разум", вы можете назвать его "нравственность" - от этого ничего не изменится. Это эталон. "Не мы такие - жизнь такая". Человек так устроен...

В цикле "О нас и прочей хуйне" мы уже рассмотрели такой эталон. И убедились, между прочим, что большие массы людей на огромных территориях могут быть гармонично объединены в государство, и в государство вполне себе развитое, опираясь не на разум какой, а на докультурное психическое образование, архетип. К концу этого цикла мы убедимся, что в европейской культуре разуму не более, чем у нас, вот только мы иллюзий не имеем, а они пока "ловят глюки"...

Возвращаясь к Риму, мы понимаем, что сакральное, божественное начало в Риме было, но было оно вне традиционных форм религиозной обрядовости... Когда Иисус въезжал в Иерусалим, его встречали с пальмовыми ветвями, а на голове его был венок. Венок и корона связаны, и тот и другой символ означают отличие. Если мы посмотрим на римские монеты, то увидим, что императоры на них практически всегда были с венками. Римские сенаторы носили венки. Ну и что - спрашиваете вы? А то, отвечу я, что венком из лавра, например, удостаивались победители Олимпийских игр, а римские сенаторы и императоры носили такие венки всегда...

В античном мире каждый из богов имел свой венок. Венок служил отличительным признаком особого качества. Венок на голове человека имел сакральный смысл. Факт постоянного ношения венка представителями римской власти - это факт сакрального. В современной европе элементы сакральности сохранились. Так, судья, одевая парик, тем самым перестает быть человеком и начинает олицетворять закон. При выпуске студентов преподаватель одевает парик на церемонию вручения дипломов, олицетворяя науку. Венок есть признак сакральности, признак надперсонального. Даже в гербе СССР, даже на монетах СССР эта традиция сохранилась - шар земной в нем опоясан "снопами пшеницы", как у нас говорят, а на самом деле - пшеничным венком...

Факт повседневного ношения сакральной атрибутики представителями римской власти есть признание факта сакральности этой власти. И вот с этой точки зрения мы рассмотрим несколько любопытных мифов о Риме и римском наследии. Начнем цитатой из Хейзинги, "Хомо люденс":

Но отгороженность освященного места есть также первейший признак сакрального действа. Это требование обособления в культе, включая сюда также магию и отправление правосудия, содержит в себе более глубокий, нежели только пространственный и временной, смысл. Почти ни один обряд посвящения и освящения не обходится без создания искусственных положений обособленности и исключительности для исполнителей или инициантов. Повсюду, где речь идет об обете, принятии в орден или некое братство, о клятве, тайном союзе, подобное ограничение так или иначе всегда вступает в игру, в рамках которой протекает это событие. Жертвоприношение, прорицание, колдовство начинается с того, что очерчивается священное для этих действий пространство. Таинство и мистерия предполагают наличие особого места, которое служит святыней.

Сакральное окружает нас на каждом шагу. Любой институт государства, любое присутственное место сакрально. Если мы вспомним стихи Некрасова:

Вот парадный подъезд. По торжественным дням,
Одержимый холопским недугом,
Целый город с каким-то испугом
Подъезжает к заветным дверям;
Записав свое имя и званье,
Разъезжаются гости домой,
Так глубоко довольны собой,
Что подумаешь - в том их призванье!


то увидим этот сакральный характер воочию. Это не с римского быта писано, а с нашего, русского... Так вот, сейчас мы будем смеяться... Первые указания на форму обычного права Рима и его правовых институтов могут быть найдены в дошедших до нас заключениях по судебным делам. Первые дошедшие до нас источники писаного права Рима — законы римских царей. Один из наиболее значимых — Свод законов двенадцати таблиц (лат. Leges duodecim tabularum), перенесший многие положения Законов Солона, относится к середине V века до н. э. К III веку до н. э. римское право уже чётко отделялось от религиозных норм. Казалось бы - все верно. Но вот что думает по этому поводу Хейзинга:
Возможность родства между игрою и правом делается для нас очевидной, как только мы замечаем, что правовая практика -- другими словами, судопроизводство, независимо от того, какие идеалы положены в основание права, -- носит в высшей степени состязательный характер. Связь между состязанием и формированием правовых отношений уже была затронута выше, при описании потлатча, который, впрочем, Дави трактует исключительно с точки зрения истории права, как первоисток примитивной системы совершения сделок и взятия обязательств. Судебный спор сторон для греков выступает как ajgwvn, своего рода битва, обусловленная жесткими правилами и протекающая в освященных формах, где две борющиеся стороны взывают к решению третейского судьи. Понимание процесса как состязания не должно рассматриваться как позднейшее нововведение, как перенос понятий и чуть ли не вырождение, подобно тому, что мы видим у Эренберга. Напротив, из агональной сущности правового спора проистекает все его последующее развитие, и этот состязательный характер продолжает жить в нем и по сей день. Ну и что? А то, что Хейзинга пишет о юриспруденции как об агоне (состязании), освященном сакральным местом (судом). То есть - о праве как о мистерии, религиозном действе. Мы же сейчас считаем римское право исключительным по тому обстоятельству, что оно свободно от религии, не апеллирует к богам или чему-то божественному. Уловили? Если мы покажем, что римское право на самом деле апеллирует к божественному не меньше, чем любая другая правовая система того времени, то тем самым опровергнем его исключительность.

Ребят, а ведь в то время не было ни одной правовой системы, не апеллирующей (пусть через божественно освященную власть царя) к богу! И только римская система утверждает, что государство есть результат установленной договорённости между гражданами государства в целях решения всех правовых вопросов согласно заранее принятым общим консенсусом правилам. Если мы переведем это на нормальный человеческий язык, то увидим буквально следующую декларацию: право есть исключительная прерогатива государства, и никакие боги и никакие религиозные обычаи и нормы не стоят выше его. Иными словами, формализованная в римском праве независимость от религии есть декларация превосходства государства над богами. Что неминуемо означает сакральный характер государства - по крайней мере, для Рима. Богом римского права есть сам Рим. Кажущаяся религиозная незаангажированность римского права в один момент разбивается одним фактом - Феодосий Великий захотел запретить богов - и запретил.

Как справедливо пишет Хейзинга, игровой, состязательный характер права сохранился до наших дней. Достаточно посмотреть на дело Ходорковского или дело Тимошенко - обоих надо было судить за одно, а судили за другое, и никто, в общем, не против. Однако поле, на котором происходит правовая борьба, в древнем Риме был иным, чем вокруг него. Если все окружающие жили в Ойкумене, которой правили боги, и искали справедливости у богов - то римляне жили со своим богом, которому нафиг не нужны были никакие другие. Пока они ему не мешали - Рим даже не обращал на них внимания. Граждане Рима ходили в храмы как в туалет - отправлять надобности. Когда боги начали Риму мешать - он богов запретил. Тот факт, что в законодательстве Рима не было сделано послаблений, подобных имеющимся сейчас (как, например, разрешение на отказ от воинской службы по религиозным соображениям) - говорит только о религиозной, божественной, главенствующей роли Рима как такового среди всех иных богов.

И вот если это понимать, то фраза Ницше "Бог мертв" приобретает совершенно иной смысл, нежели обычно в ней видят. А римское право становится тем, чем оно и должно было быть - нормальным катехизисом богу-Риму в государстве-Риме.

К слову сказать, в позднейшей истории Европы и России был такой элемент культуры, как дуэли. В некоторых случаях, для которых не были предусмотрены законы или правила, спорщики решали вопрос поединком. Процедура поединка была формализована не менее четко, чем юридические законы, и в смысле игры является мистерией в чистом виде, апеллирующей к богам в поисках справедливости. Факт остается фактом - еще очень долго после Рима такой формализованной и свободной от религии в какой-либо форме (пусть и через освященную обычаем и богом власть царя) юридической системы нигде не было. До тех пор, пока она не появилась - где бы вы думали - в странах, образовавшихся на месте Священной Римской империи...

Следующим распространенным мифом является то, что римляне изобрели водопровод. Это, как минимум, неправда. Первые ирригационные сооружения в виде канав и каналов появились в связи с развитием земледелия очень и очень давно. Первые акведуки строили еще 4000 лет назад в Вавилоне. Вавилоняне для проведения воды использовали и трубы, ибо глины для производства хватало с избытком. Первый в мире сохранившийся акведук построили ассирийцы еще в 7 столетии до нашей эры, когда Рим только начинался. Греки также строили акведуки. Более того, в Иудее при строительстве крепости Мецада были прорублены в скале довольно большие емкомти для воды, что делало эту крепость неприступной, а древнейший резервуар для воды Иерусалима датируется первым тысячелетием до нашей эры. Первые водохранилища строили в Египте порядка 3000 лет до нашей эры, когда не только о Риме, а и о Греции речь еще не шла в принципе.

Не менее интересным фактом является то, что первые бани были построены также не в Риме (термы), а в Вавилоне. В Вавилоне же был первый в истории туалет со смывом воды (а значит, и канализация), в промышленных масштабах изготавливались глиняные венны. К слову сказать, римские туалеты смыва воды не имели, а использовали проточную воду. В Вавилоне же омовение (купание) было обычаем, который культивировался. Так что даже с точки зрения создания купален - римляне абсолютно не оригинальны.

А сейчас я расскажу, в чем они были оригинальны. В общественном туалете Рима рядом с очком находилась губка. Посрав, человек подтирал задницу этим самым предметом, несмотря на то, что ей уже пользовались до него. Вот провести канавку и сделать сток для воды, чтобы подмыть задницу - римляне не додумались. А могли бы, ничего революционного в этом нет...

Так мы закрыли тему водопровода, канализации, резервуаров для воды и водохранилищ. А также гигиены.

Займемся дорогами. Уж где искать римский приоритет, как не в дорожном строительстве? Смотрим сюда. Пусть она нам не подходит, ладно - деревянная дорога, четвертое тысячелетие до нашей эры... А кирпич для мощения дорог впервые начали использовать в Индии примерно тогда же. Ещи Минойская культура была в зачаточном состоянии - а в Индии (где условия далеко не самые лучшие для дорожного строительства) уже мостили дороги кирпичом. В Ахеменидской империи Дарием I была построена царская дорога из Эфеса в Сарды и Сузы длиной 2600 км. На царской дороге были установлены дорожные столбы с указанием расстояний, станции на расстоянии дневного перехода с гостиницами, конюшнями для смены лошадей, продовольственными складами и гарнизонами. 5 век до н.э. - Рим еще не приступал к дорожному строительству, а тут такой инфраструктурный проект - 2600 км мощеной дороги с гостиницами! Самая древняя чисто римская дорога - Аппиева - на двести лет младше... Чуть более старая дорога - Латинская дорога - находилась на основании еще более древнего пути, но кто и когда его строил, неизвестно.

Так что и в дорожном строительстве Рим как бы не только не первый, но даже и далеко не самый внушительный.

Бетон - о да! Как же мы забыли про бетон? Ведь бетон - это римское изобретение! Первый бетон был найден на берегу Дуная в поселке Лапински Вир ( Югославия) в одной из хижин древнего поселения каменного века. Толщиной бетон был 25 см и приготавливался из гравия и красноватой местной извести. Опаньки... Каменный век... Римляне материал, подобный бетону, называли по-разному. Так, литую кладку с каменным заполнителем они именовали греческим словом "эмплектон" (emplekton). Опаньки, и слово-то греческое для названия употребляли...

А если мы сравним объемы и темпы римского строительства с египетским - нам станет вообще грустно...

Так что же мы имеем с гуся? А имеем мы вот что. Вдохновленные примерами величия Минойской и Греческой культур, находясь в ожидании постоянного нашествия со стороны соседей (благо рельеф позволял, и соседи не скупились), римляне занялись систематическим присвоением "чужой собственности", перенимая и дотачивая до совершенства все, до чего только могли дотянуться их руки. И единственное, что у них было - это амбиции, это идея Величия. А всякие амбиции порождаются комплексом неполноценности - это аксиома, известная любому мало-мальски грамотному психологу...



Tags: О патрициях и галлюцинациях
Subscribe

promo bigdrum february 17, 2019 22:31 6
Buy for 10 tokens
На мейл-ру пролетела очередная "желтая" новость, коих не счесть. Касательно контактов с инопланетянами. В силу чего, втыкая по причине небольшой эмоциональной раздолбанности, я вот тут вдруг решил взять и откомментировать это дело. Да, ребята! МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ ОБ НЛО, ПРИШЕЛЬЦАХ…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments